Arms
 
развернуть
 
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)
vs.tat@sudrf.ru
показать на карте
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)vs.tat@sudrf.ru
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98

 
 

 
 
ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 07.10.2009
Читайте интервью с председателем Совета судей РТ, заместителем председателя Верховного Суда РТ Ильгизом Гилазовым «С дружбой народов по жизни». Журнал «Наш дом Татарстан», № 3 (006) сентябрь 2009.версия для печати
null
С ДРУЖБОЙ НАРОДОВ ПО ЖИЗНИ

Международные отношения заместителя Председателя Верховного суда Республики Татарстан

 

С тех пор как казанец Ильгиз Гилазов поступил в Университет Дружбы народов имени Патриса Лумумбы в Москве в его жизни появилось место международным отноше­ниям. И сейчас, будучи заместителем Председателя Bерховного суда РТ по уголовным делам, Председателем Совета судей РТ, он не перестает «наводить» мосты дружбы с представителями разных стран. Впрочем, ему слово.
Про закрытый Университет Дружбы
- В Университет Дружбы Народов я попал совершенно случайно, хотя каждая случайность — закономерность, — говорит Ильгиз Идрисович — Мои родители переехали в Казань из сельской местности, обосновались в поселке Северный, работали на 16-м заводе. В школе я был председателем совета дружины, членом комитета комсомола. Хотел поступить на юрфак КГУ, но недобрал полбалла. В армии опять был секретарем комсомола взвода, комсоргом. Месяца за три до приказа вызвал начальник штаба и предложил поступить в Университет Дружбы народов: в часть пришла разнарядка — рекомендовать активных, толковых абитуриентов. Надо сказать, что поступать в это учебное заведение закрытого типа пробовали единицы: требовалась рекомендации на уровне обкома комсомола или политотдела армии. К тому же я думал, что там учатся только дети министров. А начальник штаба меня переубедил, сказав, что в Университете Дружбы народов экзамены на месяц раньше, чем в других вузах, и если не поступишь — подашь документы в КГУ. Согласился, поехал на подготовительные курсы, устроился в общежитии. Несмотря на закрытость вуза, конкурс был пять человек на место! Сдав экзамены на пятерки и четверки, я был сразу зачислен в университет.
Про уголовное право разных стран

Курс был маленький — человек 100 — 110, из которых только 24 — студенты из СССР. Первый год мы вместе с иностранцами усиленно постигали наш «великий, могучий». А в последующие годы изучали иностранные языки в большом объеме. Лекции, правда, шли на русском, иностранцам никто не давал поблажек.

Преподавательский состав был такой же, как в МГУ: процентов 75 докторов наук. Высокий уровень обучения объяснялся тем, что в нашем университете в основном обучались иностранцы: возвратившись на родину, они должны были показать, каких хороших специалистов готовят в СССР. Нас гоняли по всем направлениям, например, если изучали уголовное право СССР некоторое количество часов, то столько же и уголовное право других стран.

И так по всем правовым отраслям! Фундамент полученных знаний был настолько прочен, что каждый из нас мог полноценно работать и в социалистических, и в развивающихся странах.

Про языковой обмен в общежитии

Интересно, что у нас учились только студенты из развивающихся стран: Африки, Азии, Латинской Америки. В общежитии нас расселяли таким образом, чтобы в комнате на четверых жили один африканец, один азиат, один латиноамериканец и обязательно советский студент. Причем были представители всех 15 союзных республик. Такое подселение казалось странным, но потом мы поняли, что именно так удобно изучать языки. Я, например, в школе учил немецкий, но мои соседи его не знали. А я не владел ни английским, ни испанским, ни каким другим. Первое время общались жестами, а к середине первого курса мы, советские студенты, уже помогали в быту иностранцам учить русский. Они, в свою очередь, «открывали» нам свои языки. Именно по этой причине я знаю на бытовом уровне французский, испанский, арабский.
В университете изучал английский язык. Надо сказать, что сильные преподаватели, возможность общаться на бытовом уровне с носителями языка существенно помогли в изучении дру­гих языков. До сих пор на английском общаюсь свободно.

Я жил в комнате со студентами из Мексики, Джибути, Камбоджи. Очень сдружился с чернокожим Хасаном Анд из Джибути. Он даже приезжал ко мне на свадьбу в Караваево в 1981 году. Все соседи приходили посмотреть на Хасана — в те годы он был настоящей экзотикой. Со многими сокурсниками продолжаю поддерживать отношения. Некоторые из них остались в Москве, другие разъехались по всему миру — стали президентами стран, работают в ООН.

Про войну в Ираке

В связи с активной общественной работой (секретарь курса, в конце учебы — секретарь факультета) на 3-м курсе меня рекомендовали на Ближний Восток. С ноября 1981-го по ноябрь 1982-го, взяв академический отпуск, работал в Ираке переводчиком английского. Сейчас это уже не секрет, что работал с организацией, поставляющей в Ирак вооружение, ведь в стране шли боевые действия. Переводил инструкции мастерам, занимающимся сборкой и наладкой военной техники, поставляемой нашей страной. Было всякое — и под обстрел попадал, и в бомбоубежище со всеми бегал. Не колесил по стране, ведь технику сначала завозили в Саудовскую Аравию, а затем на машинах перевозили в Ирак.

Про студенческий интернационализм

Землячества, демократизм, искренняя вера в коммунистические идеи были основополагающими в Университете Дружбы народов. Мы строили неформальные отношения, играли международные свадьбы, устраивали митинги с участием Луиса Корвалана, Анджелы Дэвис. Везде пропагандировали коммунистическую идеологию для распространения ее по континентам и странам. У нас был интернациональный студенческий стройотряд, каждое лето мы выезжали на работу: строили БАМ, коровники в Целинограде. А интернациональный клуб был местом, который цементировал международные отношения. Каждый вечер был тематическим: студенческие землячества организовывали программу с народными песнями, танцами. Никогда не забуду мини-бразильские карнавалы под звуки настоящих барабанов! Были у нас и свои популярные ансамбли. Студенты из Нигерии и Берега Слоновой Кости (теперь это Бурки-нафасо) организовали музыкальную группу, которую все называли «Четыре слоника».

Про юриста и переводчика


Окончив университет, я получил два диплома — юриста и переводчика. В нашем вузе не было распределения, можно было вернуться домой. Мне предложили командировку в Индию, но по семейным обстоятельствам был вынужден отказаться. Вернулся в Казань. Но кто меня ждал? Помню, пришел на прием к министру юстиции ТАССР Анасу Габдулловичу Тазетдинову, мол, так и так, выпускник Университета Дружбы народов. А он мне: «У нас свой юрфак!» И все же, подумав, направил меня в Министерство соцобеспечения, рекомендовал как специалиста, владеющего несколькими иностранными языками, со знанием международного права. Взяли меня начальником отдела кадров. Но уже на третий год работы я стал секретарем парторганизации, организовал филиал Челябинского юридического техникума. Через три года снова пошел к министру юстиции. А он, оказывается, все эти годы следил за моей работой. И тогда уже рекомендовал судьей в Бауманский районный суд.

Про международное судейство

В составе делегации Верховного суда России я выезжал по линии Совета Европы в Италию проверять судебную систему. В те годы в Совет Европы поступало много жалоб на судебные решения в Италии. Я же оказался в составе делегации только благодаря наличию диплома переводчика. Вот уж где пригодились знания, полученные в Университете Патриса Лумумбы! За десять дней мы исследовали и суды, и работу всей системы. Позже у меня было много поездок по изучению работы судебной системы как в Европе, так и в Америке.

Про усыновление детей иностранцами

Так случилось, что приходилось рассматривать дела об усыновлении иностранцами наших детей. Естественно, встал вопрос о контроле над усыновителями, проверке дальнейшей судьбы таких детей. Ради этого была организована поездка в Америку. Увидев все
В составе делегации верховного суда россии я выезжал по линии совета европы в италию проверять судебную систему
своими глазами, я не поддерживаю того негативного ажиотажа, который подогревается нашей прессой по поводу гибели или жестокого обращения с усыновленными маленькими россиянами. У нас в России, и в Татарстане в частности, от рук своих родителей дети гибнут чаще. То, что я увидел в Америке, меня порадовало. У наших детей появились родители, их жизнь устроена, есть перспективы.

Про американскую судебную систему

В Америку я приезжал не раз. В рамках npограммы «Открытый мир» по обмену судейским опытом организовал несколько поездок в США для российских судей. Тридцать российских судей побывали в США благодаря этой программе. Цель американцев, на деньги своего бюджета организующих такие поездки, — пропаганда достижений судебной системы развитого демократического государства. И хотя судьи США стремятся, чтобы их систему перенимали во всем мир, мы тоже им уроки преподали. Например, в Америке актуальна проблема насилия в семье. По телевидению показывают социальные ролики: супруги, лежащие в постели, слышат, как за стеной, у соседей — крики и удары. Мужчина выключает свет, не вызывает полицию. И титром: «Так делать нельзя». Увидев это, мы рассказали, что соседи в России молчать не станут — обязательно вызовут милицию, если не сами пойдут разбираться. Еще для американцев стала открытием наша служба участковых инспекторов милиции. Изучив профилактику преступлений, проводимых нашими участковыми, американцы согласились. - проще предупредить, чем потом расследовать. 



ЛИКА ИСАЕВА
ФОТО АЛЕКСАНДР РУМЯНЦЕВ
ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ИЛЬГИЗА ГИЛАЗОВА

опубликовано 24.03.2010 10:35 (МСК)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 









 
 
 
 
 
 
 






 
 
 
 

@   2017  Верховный Суд Республики Татарстан
 
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98