Arms
 
развернуть
 
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)
vs.tat@sudrf.ru
показать на карте
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)vs.tat@sudrf.ru
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98

 
 

 
 
ПРЕСС-СЛУЖБА
Новость от 18.07.2012
Онлайн-конференция с заместителем Председателя Верховного Суда Республики Татарстан Максимом Беляевым. Часть 2версия для печати

Общество

«Воры в законе в Татарстане сейчас есть, но все они находятся в местах лишения свободы»

18.07.2012 08:20

КАКОВ СЧЕТ В ВОЙНЕ «СЕВАСТОПОЛЬСКИХ» С «ЖИЛКОЙ», ЧТО ОБЩЕГО У ВАХИТОВСКОГО СУДА С БАСМАННЫМ И КТО ИЗ ТАТАРСТАНЦЕВ СИДИТ В «ЧЕРНОМ ДЕЛЬФИНЕ». ЧАСТЬ 2-Я


В Татарстане основным доходом оргпреступности сейчас является незаконный оборот наркотиков, прибыль в котором достигает около 400%. Как рассказал в ходе интернет-конференции с читателями "БИЗНЕС Online" зам. председателя Верховного суда РТ по уголовным делам Максим Беляев, это изменило и сам характер деятельности ОПГ - если раньше они были на виду и демонстративно совершали преступления, то сейчас они максимально заинтересованы находиться в тени.

Максим Беляев: «Группировки, у которых основной костяк был привлечен к уголовной ответственности с последующим наказанием, прекращали свою преступную деятельность»

ПРОЦЕСС «ПЕРВАКОВ»: СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ ЕЩЕ НЕТ 


- Вопрос от читателя: «Мое детство прошло в семье авторитете ОПГ «Перваки». Наблюдаете ли вы за этим процессом, нет ли ощущения, что обвинение зайдет в тупик?»

- Насколько я могу судить, «БИЗНЕС Online» очень подробно освещает этот процесс. Хотелось бы, что освещались обе стороны. В суде есть принцип равенства сторон обвинения и защиты. Куда зайдет та или иная сторона, говорить пока, наверное, рано. Еще нет судебного решения. К тому же, дело рассматривается судом с участием коллегии присяжных заседателей. И СМИ в плане подачи материала необходимо учитывать, что данную статью, репортаж может прочитать кто-либо из коллегии присяжных заседателей, и, тем самым, это может повлиять на ее решение. Теоретически, когда присяжные заседатели голосуют в соотношении шесть на шесть, обвиняемые признаются невиновными. А на присяжных заседателей влияют различные факторы.

- «Севастопольские» утверждали, что в коллегии присяжных заседателей был «засланный казачок». 

- Комментировать их высказывания я не хотел бы, потому, что приговор не вступил в законную силу. Тем более, что дело «Севастопольских» оба раза рассматривал судья единолично, без присяжных.

- Сколько было случаев, когда подобные дела рассматривались судом присяжных?

- В 2011 году подобные случаи составили около 30 процентов от общего числа дел, рассмотренных ВС РТ. В основном, по ОПГ. Редко, но бывает, когда человек, совершивший одиночное преступление, требует рассмотрения своего дела коллегией присяжных. Рост количества дел с присяжными идет волнами. Бывали случаи, когда присяжные оправдывали подсудимого - и тут же подавалось большое количество прошений на рассмотрение дела с помощью суда присяжных. После того, как присяжные начали признавать обвиняемых виновными и назначались значительные сроки наказания, поток желающих, чтобы их дело рассматривали присяжные, шел на спад.

Но каждый год у нас бывают подобные дела. Судьи в Верховном суде у нас опытные, практика наработанная, поэтому подобное рассмотрение уголовного дела никого не смущает.


НЕ КАЖДОМУ СУДЬЕ ДАНО РАССМАТРИВАТЬ ДЕЛА С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ


- Хочу несколько слов рассказать о судебной коллегии по уголовным делам ВС РТ. Верховный суд состоит практически из ста судей. Существуют гражданская коллегия и уголовная коллегия, которой я руковожу.

Уголовная коллегия делится на три инстанции: первая, непосредственно рассматривающая уголовное дело с вынесением приговора. Вторая инстанция - кассационная, рассматривающая вопрос правильности осуждения подсудимого в районе. Третья инстанция - надзорная, которая передает эти уголовные дела в президиум Верховного суда Татарстана в случаях, если допущены фундаментальные нарушения закона. Уголовные дела, вас интересующие, рассматриваются судьями первой инстанции, которая составляет от общего числа судей Республики Татарстан всего 11 человек на настоящее время. Из них четверо ведут дела с участием присяжных заседателей. Они на этом специализируются и имеют соответствующий опыт, потому что, как я считаю, не каждому судье дано рассматривать дела с участием присяжных. Это специфический процесс, более высокий уровень напряжения. Сами представьте. У нас сейчас почти два года рассматривается одно из подобных дел. Там 32 подсудимых, адвокатов больше 32-х, плюс коллегия присяжных из сорока человек. 12 - основной состав, остальные - запасные. Случается, что из основного состава, по различным причинам, присяжные могут выбыть. Плюс еще группа прокуроров, секретарь, конвой, приставы… В одном зале более двухсот человек может находиться. Даже чисто физически тяжело проводить процесс в подобных условиях. А когда он идет более года, это становится почти невыносимо. Не каждый судья способен на подобную работу.

- Какого пола у вас судьи, работающие в подобных условиях?

- По первой инстанции у нас все мужчины зрелого возраста, с большим опытом работы. У них хорошее соотношение работоспособности и накопленного опыта. Хотя в других инстанциях и судей-женщин у нас работает достаточное количество. Но в какой-то мере судейская работа она более мужская.

«У нас изначально почти не было почвы для воровского движения, поскольку она была занята группировками. Воры не приживались на территории Казани, потому что влияния на криминальный мир оказывали другие лидеры»


ЧЛЕНОВ ОПС «ЖИЛКА» БЫЛО УБИТО БОЛЕЕ 15 ЧЕЛОВЕК 


- Существует мнение, что группировка «Дракона» - это бизнесмены, которые просто защищали себя от беспредельщиков Хайдера. Хотелось бы услышать ваше мнение: так ли это?

- Дело по обвинению Юсупова и остальных пока рано комментировать. Но на это мнение можно посмотреть с другой стороны. У нас же есть противоборствующая сторона – ОПС «Жилка». Факты – упрямая вещь. Членов ОПС «Жилка» было убито более 15 человек, не считая покушений. Более того, по этому делу были убиты люди, которые в данной группировке не состояли. А со стороны противников «Жилки» был убит только один человек. Выводы оставлю делать вашим читателям.

- Бандитов называют то ОПГ, то ОПС. Как правильнее?

- Это разные формы групповой организации. Есть такая форма, как «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная преступная группа», «банда» и «организованное преступное сообщество». То есть все ступенчато.

- И «ху из ху» из уже привлеченных к уголовной ответственности группировок и сообществ?

- К примеру, когда рассматривали дело «Тяп-Ляпа», в законе не была прописана норма о преступном сообществе. Она появилась в 1997 году. «Тяп-Ляп», чье дело рассматривалось в 1980 году, проходили по статье 77 УК РСФСР «бандитизм». Сейчас это 209 статья УК РФ. Статья 210 – ОПС, это более серьезная организация, в которую входят несколько ОПГ, как структурные подразделения.

- Вопрос о «Тяп-Ляпе». Правда ли, что Сергей Шашурин входил в эту группировку? Что он сейчас делает? И, правда ли, что на «Тяп-Ляпе» отрабатывались методы борьбы с оргпреступностью?

- Это дела давно минувших дней. С Шашуриным я знаком косвенно, когда в 2007 году, работая в кассационной инстанции Верховного Суда РТ, рассматривал вопрос об отказе ему в условном освобождении. Тогда он отбывал наказание в Менделеевске. Мы посчитали, что судья вынес мотивированное решение по делу, потому что у Шашурина во время отбывания наказания не было никаких поощрений. Наоборот, он был признан злостным нарушителем режима, и на него накладывались взыскания.

В банду «Тяп-Ляп» Шашурин никогда не входил. Чем он занимается сейчас, мне неизвестно. Освобождался он, насколько я знаю, не в Татарстане. Он был этапирован в одну из соседних республик, и там освободился из мест заключения. С тех пор о его судьбе я не слышал.


РАНЬШЕ ДЛЯ ГРУППИРОВЩИКОВ ЗАНЯТИЕ НАРКОТИКАМИ СЧИТАЛОСЬ НЕДОСТОЙНЫМ


- Есть ли сейчас мощные группировки в Татарстане? На чем строится их бизнес?

- Думаю, что есть. Но не такого уровня, какой группировки достигли в девяностые годы. Я обратил внимание, что группировки, у которых ядро, основной костяк, был привлечен к уголовной ответственности с последующим наказанием, прекращали свою преступную деятельность. Возьмите «Тяп-Ляп», кто-нибудь слышал об этой группировке, после наказания их лидеров? Кроме дела по банку «Заречье», ничего значимого, влияющего на «погоду» в криминальном мире, у этой группировки не было. В прошлом и деятельность «Хади Такташа». Знаю, какая там сейчас обстановка, и могу заметить, что былого могущества у нее нет. А основным занятием группировок на данный момент является, на мой взгляд, незаконный оборот наркотиков. Это прибыль – около 400 процентов, это дело, которым преступность занимается во всем мире, и вся эта деятельность происходит в тени. Раньше же они были на виду, «горели» из-за того, что демонстративно совершали преступления. А незаконный сбыт, в основном, происходит в молодежной среде, в которой ОПГ сами же формируют благоприятную почву, плюс еще приносит огромные доходы. Раньше для группировщиков занятие наркотиками считалось недостойным.

- Считается, что воровские традиции не приживаются в Татарстане? Так ли это? Есть ли сейчас в нашей республике воры в законе?

- В названии книги «Бандитская Казань» скрывается ответ на данный вопрос. У нас изначально почти не было почвы для воровского движения, поскольку она была занята группировками. Воры не приживались на территории Казани, потому что влияния на криминальный мир оказывали другие лидеры. Не признававшие этих воров. Возьмите дело «Жилки». Там было убито двое «воров» - Ракоша и Амбал. Возьмите дело по тукаевскому вору в законе Игламу. Тоже убит. Все это дело рук казанских группировщиков, которых не устраивало, что существуют какие-то другие лидеры, способные отнять у них сферу влияния.

Воры в законе в Татарстане сейчас есть, но все они находятся в местах лишения свободы. Если кому-то эта тема интересна и близка, то могут прочитать в нашей книге главу «Воровской Татарстан». Там рассказано, как это движение развивалось в Татарстане, и чем оно закончилось.

- Что в наибольшей степени мешает привлечению к уголовной ответственности членов ОПГ?

- Основной сложностью является то, что преступления совершаются не одиночками, а на более высоком организационном уровне. В составе преступного сообщества, в котором четко распределены функции, поделены звенья, в которых люди подчас даже не знают друг друга, соответственно, их очень тяжело изобличить. Кроме того, у данных групп есть финансы, которые направлены на оказание квалифицированной юридической помощи со стороны адвокатов. Там тоже люди, чтобы отработать эти средства, придумывают различные препоны для того, чтобы их клиент не был привлечен к уголовной ответственности.


НУЖНА ЛИ СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ ВНУТРИ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ?


- Как вы относитесь к созданию некого подобия службы безопасности внутри судебной системы? К тому, чтобы на нее были возложены функции расследования сомнительных судебных решений?

- Этот вопрос касается основного принципа судебной системы, принципа независимости судей. Для того чтобы создать такую службу, думаю, что… Наверное, никто на это не пойдет. По следующим причинам. Судья не должен выносить приговор с оглядкой на то, как к нему отнесутся какие-либо структуры. Иными словами, не устроил приговор правоохранительные структуры, - в отношении судьи возбудили уголовное дело и привлекли его к уголовной ответственности. Не устроило решение судьи противоположную сторону, они написали заявление, - и в отношении судьи начали проводить служебное расследование. В обоих случаях теряется независимость судьи. Поэтому у нас есть другой способ контроля за данными решениями. Судья в районе рассматривает уголовное дело. Выносит приговор. Если он не устраивает стороны, они его обжалуют в Верховном суде. Здесь данный приговор и само дело рассматривают трое профессиональных судей Верховного суда РТ. Если и они не разобрались в сути дела, то у нас есть президиум Верховного суда в составе девяти человек. Это председатель, его замы, наиболее опытные судьи, в том числе, и заслуженные юристы РФ. Если и они не смогли разобраться, то стороны имеют право обжаловать решение дальше, в Верховном суде РФ. Там тоже есть и кассационная инстанция и президиум. За счет этих многочисленных фильтров и происходит минимизация возможности судебных ошибок.

В то же время у нас есть правоохранительные органы, которые, обладая оперативной информацией, способны инициировать возбуждение уголовного дела, если кто-то из судей совершил преступление. Данные уголовные дела расследуются, направляются в суд. Правда, в данном случае немножко затруднена сама процедура, связанная с принципом независимости судей. Я считаю, что сам принцип, в первую очередь, охраняет права граждан. Судья, поставленный в зависимость от правоохранительных органов, вряд ли вынесет правильное и независимое решение.

- Вопросы по поводу Солдатова. «Не стыдно ли судебному корпусу Татарстана по поводу своего коллеги-убийцы Солдатова?» И «В России все по Грибоедову: – А судьи кто?»

- Судебному корпусу Татарстана и стыдно, и обидно. Но не за решение по делу о ДТП с участием Солдатова. А за его поведение, в том числе и посткриминальное. На страницах вашей газеты достаточно широко это освещалось, с большим количеством комментариев. Как житель Казани, я со многими из них солидарен. Но хочу сказать, что у нас огромное количество судей, которые честно и добросовестно выполняют свою работу на протяжении долгих лет. Некоторые из них, я вас уверяю, даже на машинах не ездят. В Верховном суде есть судья, который добирается на работу на велосипеде.

То, что касается этого трагического случая, смазывает впечатление о нашей работе. И получается, что одна капля дегтя портит всю бочку меда. А по поводу того решения, которое суд принял, то… Поймите, это решение ни один судья в Татарстане не принял бы, если бы не существовало на это согласия потерпевшей стороны. Если бы не согласились родители этого парня, то данное уголовное дело по закону не могло быть прекращено.

А в самом вопросе сталкиваются два разных понятия: судебного решения и человеческой справедливости. Мы стараемся, чтобы наши решения были справедливыми, но подчас они бывают только законными.

- Почему вы сказали про отсутствие у отдельных судей Верховного суда личных автомобилей? Зарплата маленькая?

- Я выделил это потому, что ваш вопрос касался совершения преступления с использованием транспортного средства. Я сам до назначения заместителем председателя Верховного суда ходил на работу пешком, сейчас есть служебная машина.


У ВАХИТОВСКОГО СУДА КАЗАНИ И БАСМАННОГО СУДА МОСКВЫ ЕСТЬ МНОГО ОБЩЕГО


- Вопрос по поводу Вахитовского райсуда: «Почему почти все уголовные дела в этом районе решаются под неусыпным контролем председателя Вахитовского райсуда? В народе Вахитовский районный суд нарекли Басманным».

- Начну с того, что у Вахитовского суда Казани и Басманного суда Москвы есть много общего. Дело в том, что оба суда находятся в центре столичных городов. Как правило, в центрах больших городов находится центральный аппарат правоохранительных органов. В Басманном суде Москвы расследуются дела, которые расследует центральный аппарат следственного комитета, ФСБ и МВД РФ. У нас то же самое. МВД находится на Дзержинского, ФСБ и следственный комитет - на Большой Красной, прокуратура - на Кремлевской. Дела, которые расследуются на республиканском уровне, как правило, резонансные, и всегда там найдется сторона, которая будет недовольна решением судьи. Стороны - две, решение по закону выносится в пользу одной из них.

Что касается гражданина, задавшего этот вопрос, то я не уверен, что он участвует «почти во всех уголовных делах», рассматриваемых в Вахитовском районном суде Казани. Но если его что-то не устраивает, я считаю, что ему следует написать кассационную или надзорную жалобу в Верховный суд Татарстана. Независимо от того, какой это суд, мы рассматриваем районные дела и нередко отменяем их решения. Так что сама процедура обжалования на Вахитовском суде Казани не заканчивается. Что касается председателя этого суда, то контроль за уголовными делами входит в его служебные обязанности. Если вас интересуют цифры, то почти 20 процентов из ста решений уголовных судов мы в ВС РТ отменяем или изменяем.

«Если раньше основную массу составляли дела о бандитизме и убийствах, то сейчас по бандитизму заметен спад. По убийствам… Раньше убийства были групповые, а сейчас преступления, совершаемые одиночками»


НЕТ ДОЛЖНОГО ВНИМАНИЯ ПРАВАМ ПОТЕРПЕВШИХ


- Много ли дел приходится возвращать следствию?

- По старому УПК возможностей для возвращения уголовного дела на доследование было больше. Сейчас мы можем это сделать, только, если имеются грубые нарушения УПК и обвинительное заключение не соответствует закону. Таких случаев достаточное количество, но раньше мы могли вернуть уголовное дело по такому принципу, как неполнота проведения предварительного следствия. Сейчас такой возможности нет.

Рассмотрим конкретный пример. Совершено убийство человека и у него похищено имущество. Кто-то квалифицирует это, как «убийство, сопряженное с разбоем». Статья 105, часть 2, наказание от восьми до 20 лет, либо пожизненное лишение свободы. А кто-то квалифицирует это, как убийство и кражу отдельно. Соответственно, 105, часть 1, от шести до 15 лет лишения свободы. Ну, и по краже минимальное наказание. Получается, что изначально человек, привлекаемый к уголовной ответственности, не может понести того наказания, которое он заслужил. Вернуть из-за этого уголовное дело сейчас мы не можем. Раньше могли.

Недавно я был на совещании Общественной палаты РФ, по поводу дальнейшего развития уголовной политики в России. И мне показалось, что в этой политике нет должного внимания правам потерпевших. В то же время, еще более расширенно гарантируются права лиц, которые привлекаются к уголовной ответственности. Да, это нужно, но, думаю, что должна работать система сдержек и противовесов. И расширения прав подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, осужденных в ущерб правам потерпевшей стороны, происходить не должно. А у нас это сплошь и рядом. Потерпевший годами не получает компенсацию, назначенную судом. Не присутствует при решении вопроса об условно-досрочном освобождении. Он этого может даже не знать. Потерпевший не присутствует при решении вопроса о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве обвиняемого со стороной обвинения. Может быть, обвиняемый активно способствует следствию. Но почему не закреплено в законе возмещение имущественного вреда потерпевшему? Если ты согласен помогать следствию, то почему не помогаешь потерпевшему?

- Почему существует такая политика? Следствие лоббирования криминальных структур?

- Не думаю, что в нашей стране криминальные структуры настолько могущественны, чтобы лоббировать свои интересы в таких вопросах. Может, можно вести речь о лоббировании, когда принимается закон об амнистии. Некоторые акты об амнистии наводят на такие мысли. Когда, скажем, к 55-летию Победы на свободу выходили преступники, которые не то, что не воевали, они даже в армии не служили. Всю жизнь сидели, и не имеют никакого отношения к Великой Победе.

Почему у потерпевших меньше прав? Практика Европейского суда по правам человека, в основном, зацикливается на жалобах, которые поступают из России от осужденных. Потерпевшие мало куда пишут. И когда сюда приходят постановление Европейского суда по правам человека, то они, в основном, касаются тех вопросов, о которых мы говорили. Если бы приходили постановления, которыми мы, не сказать, что руководствуемся, но прислушиваемся, если бы они приходили в отношении потерпевших, то мы бы больше внимания уделяли этому аспекту.


СИДЯТ В ЗАЛЕ ВЕРХОВНОГО СУДА И С УТРА ДО ВЕЧЕРА ЧИТАЮТ ЭТИ ТОМА


- Осужденные в этом плане оказываются более активными.

- Да. Приведу пример. В законе есть право кассационного обжалования. Право позволяет осужденному еще раз знакомиться с делом после вынесения приговора. На 1 января 2012 года, на момент моего вступления в должность, у нас было сто осужденных, которые знакомились с 654 томами уголовных дел. Почему так происходит? Раньше мы предоставляли людям копию приговора, а также те тома, по которым они конкретно обвиняются, и этого было достаточно. Сейчас же вышло определение Конституционного суда, в котором разъясняется, что «лица, привлеченные к уголовной ответственности, и осужденные имеют право знакомиться со всеми материалами уголовного дела». Вот сейчас у нас достаточно большое количество народа, которые в зале Верховного суда сидят и с утра до вечера читают эти тома. Соответственно, дело не может уйти в Москву. Соответственно, приговор не вступает в законную силу. И те иски, которые мы удовлетворили для потерпевших, не могут быть исполнены.

- А сроки для этого чтения уголовных дел определены?

- Мы стараемся их ограничивать. Для сравнения. На сегодняшний день у нас осталось 48 осужденных из 100, которые были на январь 2012 года. Для ознакомления у них около 300 томов уголовных дел.

- Вы поднимали этот вопрос на заседании Общественной палаты?

- Верховный суд республики внес свои предложения в Общественную палату Татарстана, которая передаст их в Общественную палату России. Дальнейшая процедура такова, что либо Генпрокуратура, либо Верховный суд РФ, либо Госдума выходит с законодательной инициативой об изменении кодекса.


ПРОИЗОШЕЛ СУЩЕСТВЕННЫЙ РОСТ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С КОРРУПЦИЕЙ


- Увеличилось ли количество уголовных дел, связанных с коррупцией? Какие дела вам кажутся наиболее показательными?

- За прошедший год у нас произошел существенный рост дел, связанных с коррупцией. Наверное, самое яркое дело в этом отношении мы с вами уже обозначили. В основном, это дела, которые касаются дачи каких-либо разрешений. Или на строительство, или на выписку какого-то диагноза, которые либо «дают право», либо «освобождает от обязанности». Эти дела сейчас в производстве, поэтому обсуждать их не совсем корректно.

Кстати, что я заметил, - если раньше основную массу дел, расследуемых Верховным судом, составляли дела о бандитизме и убийствах, то сейчас по бандитизму заметен спад дел. По убийствам… Не скажу, что спад. Но раньше убийства были групповые, а сейчас преступления, совершаемые одиночками.

- Какие убийства: заказные, бытовые?

- Бытовые, как правило, до нас не доходят. Это статья 105, часть первая, так называемое, «убийство без отягчающих обстоятельств». Их рассматривают суды районов и городов. Мы рассматриваем убийства заказные, как вы говорите. У нас они называются убийства по найму. Сюда же входит убийство двух и более лиц. Но если раньше это был, в основном, удел преступных группировок, то сейчас эти преступления совершают лица, которые, подчас, ранее даже судимыми не были.

Вместе с тем, в 2011 году наблюдался существенный прирост количества поступающих и рассматриваемых дел по взяткам. Если в 2009 году Верховным судом РТ было рассмотрено два дела, в 2010 году три дела, то в 2011 году поступило 18 таких дел. При этом резко возросла доля этих преступлений от общего количества рассмотренных дел по сравнению с аналогичным периодом прошлого года: если в 2010 году этот показатель составлял 3,2 процента, то в 2011 году - 15,7 процента.

- С чем связан этот рост?

- С работой. Надо отдать должное правоохранительным органам Татарстана. Даже если во взятке идет речь о 500 рублей, что касается, в основном, взяток на дороге, то нужно полагать, что подобная взятка, наверняка, произошла не впервые. И для гражданина важен не размер этой взятки, а то, что в отношении него совершается преступление. Я считаю, что неплохо поставлена работа по выявлению данных преступлений. Плюс увеличился вал дел в связи с изменением подсудности.

- Каково общее количество дел, рассмотренных в прошлом году Верховным судом?

- По первой инстанции, где у нас 11 судей, поступило 89 дел в отношении 209 человек. Второй (кассационной) инстанцией рассмотрено почти 11 тысяч уголовных дел и материалов, то есть на 22 процента больше, чем в 2010 году. В 2011 году президиумом ВС РТ было рассмотрено 900 дел в отношении 910 лиц, - это то, что касается работы третьей (надзорной) инстанции.


ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ЛИСТЫ КОЧУЮТ ЗА ОСУЖДЕННЫМИ ПО МЕСТАМ ИХ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ


- Отслеживаете ли вы судьбы осужденных по уголовным делам оргпреступности? Можно ли узнать об их судьбе после «посадки?

- Можно. Для этого нам и делать ничего не надо. У нас приговоры исполняются в части гражданского иска, и вот эти исполнительные листы кочуют за осужденными по местам их лишения свободы. С каждого места лишения свободы в дело приходит сообщение, что человек прибыл или убыл. Вопрос того, как себя ведет во время заключения, естественно, судьи не отслеживают. Но если данные лица совершают еще преступления в местах лишения свободы, то подобные сведения также могут приходить.

Например, по делу "Хади Такташ", был такой Вадим Зайнутдинов, по кличке Бульба, который в составе группы других осужденных избил осужденного в колонии. Соответственно, понес дополнительное наказание. К его приговору в 22 года лишения свободы добавили еще три года.

- С кем-то из своих «подопечных» общались уже в колониях?

- Судьи ВС РТ по колониям не ездят. Но когда я был следователем и прокурором, то неоднократно выезжал туда и имею прекрасное представление о том, как они отбывают наказание.

Вопрос двоякий. Бывает так, что на улице Баумана встречаешь человека, которого ты либо привлекал к уголовной ответственности, либо приговор ему выносил. Два раза у меня такое происходило. С одним человеком мы просто кивнули друг другу головами. А второй подошел, и начал меня… благодарить. Я очень был удивлен такой реакцией. Он объяснил, что «если бы в девяностые годы я по вашему делу не сел, то меня бы просто застрелили. А так жив здоров, закончил КАИ, женился, завел ребенка, работаю и живу совершенно другой жизнью».

- Какие дела сейчас находятся на подходе по ОПГ? Например, мы знаем, что на Украине задержали лидеров «29-го комплекса»…

- Эти дела еще должны быть расследованы. Потом процедура ознакомления с уголовным делом – процедура громоздкая. Поэтому, есть вероятность, что в этом году то дело не дойдет до нашего рассмотрения. Но дел подобного рода хватает. Есть дела по наркотическим синдикатам. Госнаркоконтроль у нас хорошо работает. И параллельная структура - ОБНОН МВД по РТ - тоже нам дела направляет. Преступность сейчас пошла за прибылью, а наркотики ее неизменно приносят. Старые дела, по убийствам еще 90-х годов, рано или поздно закончатся и, я думаю, что много дел будет связано с незаконным оборотом наркотиков.

«У нас в республике нет колоний для содержания преступников пожизненно»



УГОЛОВНОЕ ДЕЛО САВВИДИ НАХОДИТСЯ В СЛЕДСТВЕННОМ КОМИТЕТЕ ТАТАРСТАНА


- Есть перспектива по делу Саввиди - главного врача санатория «Санта»? Его, кажется, даже не допросили?

- Допрос был. Насколько я помню, в качестве адвоката там участвовал известный московский адвокат Генрих Падва. Это первый допрос в правоохранительной практике Татарстана, который происходил по скайпу. Это уголовное дело сейчас находится в следственном комитете РТ. Суд Татарстана заочно принял решение об избрании в отношении Саввиди меру пресечения в виде заключения под стражу. Так же, как и второму фигуранту дела, находящемуся в Греции – Автандилу Янакову.

Насчет экстрадиций. Из Испании по расследованному мною делу экстрадиция шла почти год. Длительная процедура, потому что каждое промежуточное решение обжалуется.

- Сейчас в Казани находится Раджа (Галиакберов), лидер группировки «Хади Такташ». Почему?

- Дело связано с вопросом этапирования. По делу, рассматриваемому ВС РТ, он и другие уже допрошены. Думаю, что скоро будет подписано письмо, согласно которому Раджа, Ринат Фахрутдинов (Ринтик), а также Шагивалеев по кличке Скиппи, будут оправлены в колонию «Черный дельфин».

- А кто решает вопрос о конечном месте этапирования? ГУФСИН?

- Да. Можно добавить, что есть совместное распоряжение ГУФСИН и МВД о том, что лица, которые привлекаются за преступления, совершенные в составе преступных сообществ, не должны сидеть на территории Республики Татарстан. Чтобы не осложнять криминальную обстановку. Помимо этого, у нас в республике нет колоний для содержания преступников пожизненно. Из тех, которые я знаю, такие есть в Соль-Илецке - «Черный дельфин», на острове Огненный в Вологодской области, в поселке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа и еще несколько локальных участков в Пермском крае.


ПРЕЦЕДЕНТЫ, КОГДА ОСУЖДЕННЫЙ НА ПОЖИЗНЕННОЕ, ДОБИВАЛСЯ СМЯГЧЕНИЯ ПРИГОВОРА, ЕСТЬ


- Осужденные сидят в одиночках?

- Нет, в камерах на двух или четырех человек. К примеру, Раджа и Ринтик, несмотря на то, что осуждены по одному уголовному делу, находятся в одной камере. Я исследовал вопрос так называемой «рассадки». Она зависит от психологической совместимости. Лицам, отбывающим пожизненное, терять нечего, они зачастую и там совершают преступления. И их сажают соответственно по психологической совместимости, для того, чтобы они там друг друга не перегрызли...

В «Черном дельфине» много татарстанцев. Там майор Абакумов, убивший родного брата, а также девочку и ее мать. Причем, он сидит в камере с лицами, которые не являются бывшими сотрудниками правоохранительных органов. Там же находился боевик из Чечни по прозвищу Тракторист, который перерезал горло российским солдатам.

- Есть прецеденты, когда осужденный на пожизненное, добивался смягчения приговора?

- Есть. Из ОПС «Квартала» Фарид Галиуллин по прозвищу Фара. Он дал изобличающие показания по нескольким резонансным убийствам, и оказал активное содействие следствию, пожизненное ему заменили на 25 лет лишения свободы. Но это было сделано до вступления приговора в законную силу, в порядке кассационного обжалования. После вступления приговора в законную силу, пожизненник имеет право подать прошение о условно-досрочном освобождении, но лишь после истечения 25 лет заключения. Таких случаев еще не было, по временным причинам. Потому что пожизненное лишение свободы у нас было введено в 1997 году.

- Пленум Верховного суда России призвал судей к открытости в общении со СМИ. Вплоть до разрешения комментариев вынесенных решений. Готовы ли вы к этому?

- Это было только на совещании. Комментировать мы ничего не можем. Все «комментарии» можно найти, как правило, в приговорах, определениях, постановлениях. Обычно журналист, сидящий в зале суда, пишет, как слышит. Мы же готовы предоставлять информацию.

- Традиционный вопрос: читаете ли вы «БИЗНЕС Online»?

- Читаю - и я, и наши коллеги, и председатель Верховного суда Ильгиз Гилазов. Предложение одно – объективное освещение информации. Журналистам этот принцип бы не повредил. Если у вас возникают вопросы, то у нас есть пресс-секретарь, который может предоставить достоверную информацию. Потому, что у обеих сторон в суде, как правило, есть только версии.

БИЗНЕС Online

фото: Сергей Елагин

опубликовано 18.07.2012 19:08 (МСК)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 









 
 
 
 
 
 
 






 
 
 
 

@   2017  Верховный Суд Республики Татарстан
 
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98