Arms
 
развернуть
 
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)
vs.tat@sudrf.ru
показать на карте
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)vs.tat@sudrf.ru
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98

 
 

 
 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
4 квартал 2009 года
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН
по гражданским делам
(IV квартал 2009 года)
 

Применение норм Гражданского кодекса РФ

В силу ст.247 Гражданского кодекса РФ при определении порядка пользования имуществом следует учитывать сложившийся между сособственниками порядок его пользования.

Р-ов обратился к мировому судье с иском к Р-овой, Р-еву об определении порядка пользования трехкомнатной квартирой, принадлежащей сторонам на праве общей долевой собственности в равных долях.

Решением мирового судьи в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным решением городского суда решение мирового судьи отменено и принято новое решение, которым определен порядок пользования спорной квартирой путем выделения в пользование истца комнаты площадью 10,6 кв.м, в пользование ответчиков - комнат площадью 9,0 кв.м и 14,3 кв.м; кухня, санузел, коридор и кладовая оставлены в совместном пользовании сторон.

Суд апелляционной инстанции, принимая решение, исходил из того, что предоставление истцу в пользование комнаты площадью 10,6 кв.м в спорной квартире не ущемляет жилищные права иных участников долевой собственности, перепланировка квартиры является незаконной, имеется возможность привести жилье в первоначальное состояние, а потому она не может быть принята во внимание при разрешении возникшего между сторонами спора.

Президиум Верховного Суда РТ решение суда апелляционной инстанции отменил по следующим основаниям.

Согласно ст.247 Гражданского кодекса РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при не достижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом.

Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

Мировой судья, отказывая в иске, исходил из результата осмотра квартиры, которым установлено, что комнаты площадью 14,3 кв.м и 9,0 кв.м являются неизолированными, при этом зал (14,3 кв.м) используется для прохода на кухню, в санузел, коридор и кладовку, поскольку в результате проведенной перепланировки ведущая к указанным местам стена была замурована.

Вопрос о приведении квартиры в первоначальное состояние судом не разрешался.

Установлено, что спорная квартира была приобретена сторонами в перепланированном состоянии, при этом было достигнуто соглашение о порядке пользования жильем, в соответствии с которым Р-овой, страдающей хронической астмой, по состоянию здоровья была предоставлена комната площадью 10,6 кв.м, находящаяся на теневой стороне дома, имеющая выход в балкон, расположение данной комнаты позволило иметь Р-овой доступ к свежему воздуху. В пользование Р-ева была выделена комната площадью 9,0 кв.м, а истцу Р-ову – комната площадью 14,3 кв.м. Этот сложившийся между сторонами порядок пользования жилым помещением сохранялся более трех лет.

Данные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения вопроса об определении порядка пользования квартирой, судом апелляционной инстанции не были учтены, что привело к вынесению не основанного на нормах материального права решения по существу спора.

Президиумом Верховного Суда РТ апелляционное решение суда апелляционной инстанции отменено, решение мирового судьи оставлено без изменения.

Дела, возникающие из наследственных правоотношений

Согласно ст.1112 Гражданского кодекса РФ сумма неполученного налогового имущественного вычета входит в состав наследства.

З-ева обратилась в суд с иском к налоговому органу о признании права на наследство в виде денежной суммы в счет налогового имущественного вычета, предоставленного ее матери З-иной в связи с приобретением квартиры. При этом указывалось на факт обращения при жизни З-иной в налоговый орган с заявлением о выплате указанной суммы, признание ответчиком права З-иной на данную сумму, неполучение денежных средств в связи со смертью матери.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, исковые требования удовлетворены.

Определением судьи Верховного Суда РТ отказано в передаче надзорной жалобы налогового органа для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции - Президиума Верховного Суда РТ по следующим основаниям.

В соответствии со ст.220 Налогового кодекса РФ право на получение имущественного налогового вычета в сумме, израсходованной на новое строительство или приобретение жилья, предоставляется налогоплательщику.

В силу ст.1112 Гражданского кодекса РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Установлено, что в 2005 году налоговый орган подтвердил право З-иной на налоговый имущественный вычет в связи с покупкой квартиры и выплатил ей причитающуюся денежную сумму частично.

Оставшаяся сумма налогового имущественного вычета перешла на следующий год и не была получена в связи со смертью З-иной.

При таких обстоятельствах суды обеих инстанций правомерно исходили из того, что в рассматриваемом случае сумма неполученного налогового имущественного вычета входит в состав наследства и подлежит выплате истице, являющейся единственным наследником после смерти матери.

Довод в надзорной жалобе налогового органа о том, что наследники не имеют права на имущественный налоговый вычет, противоречит нормам гражданского законодательства, поскольку неполученная истицей денежная сумма является ее имуществом. Налоговое законодательство не содержит ограничений для получения налогового вычета наследниками после смерти налогоплательщика, если при жизни наследодатель воспользовался своим правом на получение имущественного налогового вычета, а налоговый орган признал за налогоплательщиком такое право, что и имело место в данном случае.

Дела, возникающие из отношений страхования

Возмещению по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО) подлежат расходы, необходимые для приведения поврежденного транспортного средства в первоначальное состояние.

Д-ов обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании страхового возмещения.

Решением мирового судьи иск удовлетворен.

Апелляционным решением районного суда решение мирового судьи отменено, вынесено новое решения об отказе в удовлетворении исковых требований. Выводы суда апелляционной инстанции мотивированы тем, что восстановительные работы оплачиваются исходя из средних сложившихся в соответствующих регионах цен.

Президиум Верховного Суда РТ, не согласившись с апелляционным решением, отменил его и оставил без изменения решение мирового судьи, указав следующее.

Согласно ст.13 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» потерпевший вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу, в пределах страховой суммы. Заявление потерпевшего, содержащее требование о страховой выплате, с приложенными к нему документами о наступлении страхового случая и размере подлежащего возмещению вреда направляется страховщику по месту нахождения страховщика или его представителя, уполномоченного страховщиком на рассмотрение указанных требований потерпевшего и осуществление страховых выплат.

Согласно подп. "а" п.60 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежит реальный ущерб.

Мировой судья, принимая решение об удовлетворении иска, исходил из того, что на восстановление автомобиля истцом согласно акту выполненных работ по восстановительному ремонту и кассовому чеку оплачены денежные средства в сумме, соответствующей заявленной в иске.

Заключением судебной экспертизы по делу подтверждено, что ремонт автомобиля выполнен в соответствии с трудоемкостью работ по техническому обслуживанию автомобилей, установленных заводом – изготовителем, при этом все работы для восстановления автомобиля истца в первоначальное состояние действительно необходимы для устранения повреждений, описанных в акте осмотра.

Доказательств, опровергающих сумму фактически понесенных истцом убытков, ответчиком суду не представлено. При таком положении дел судом апелляционной инстанции неправомерно отказано в удовлетворении иска.

Утрата товарной стоимости входит в состав реального ущерба и является объектом страхового возмещения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Б-овой о взыскании страхового возмещения, мировой судья, с выводами которого согласился и суд апелляционной инстанции, исходил из того, что стоимость утраты товарного вида автомобиля не относится к расходам по восстановительному ремонту и не входит в состав застрахованного риска.

Президиум Верховного Суда РТ с состоявшимися по делу судебными постановлениями не согласился по следующим основаниям.

В силу ст.6 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации.

В соответствии с п.2.1 ст.12 этого же Федерального закона размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в случае повреждения имущества потерпевшего в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

Из анализа ст.6 во взаимосвязи с п.2 ст.12 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» следует, что при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежит реальный ущерб. Такое условие публичного договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств закреплено также в подп. "а" п.60 соответствующим Правил.

Утрата товарной стоимости транспортного средства, влекущая уменьшение его действительной (рыночной) стоимости вследствие снижения потребительских свойств, относится к реальному ущербу и наряду с восстановительными расходами должна учитываться при определении размера страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего.

Судебными инстанциями при разрешении спора по делу вышеуказанные положения закона не приняты во внимание. На основании изложенного, Президиум Верховного Суда РТ апелляционное определение отменил и дело направил на новое апелляционное рассмотрение.

Размер страховой выплаты неправильно определен судом как средняя величина от стоимости ремонта по двум актам.

П-ова обратилась в суд с иском к страховой компании о взыскании страхового возмещения, сославшись на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю, застрахованному ответчиком по договору добровольного страхования, причинены технические повреждения.

Истец указывает на то, что стоимость восстановительного ремонта автомобиля согласно заключению ООО «А» была определена в размере 92329,86 руб., однако ответчик произвел выплату страхового возмещения в размере 56543,52 руб. на основании составленного ООО «К» заключения о стоимости восстановительного ремонта.

Истец просил взыскать не выплаченное страховое возмещение в размере 35786,34 руб.

Заочным решением мирового судьи иск удовлетворён.

Определением районного суда решение мирового судьи изменено, размер взысканного в пользу истца страхового возмещения уменьшен до 23496,69 руб.

Президиум Верховного Суда РТ определение суда апелляционной инстанции отменил, указав, при этом и на следующие обстоятельства.

Исходя из п.2 ст.947 Гражданского кодекса РФ, при страховании имущества или предпринимательского риска, если договором страхования не предусмотрено иное, страховая сумма не долж­на превышать их действительную стоимость (страховой стоимости). Такой стоимостью считается для имущества его действительная стоимость в месте его нахождения в день заключения договора страхования.

Согласно содержанию указанной нормы страховая сумма определяется, как правило, на основании действительной стоимости имущества.

Как видно из материалов дела, судами исследованы 2 заключения, содержащие разные выводы (92329,86 руб., 56543,52 руб.) относительно стоимости восстановительного ремонта автомобиля.

Мировой судья, оценивая данные заключения, а также фактические за­траты истицы на ремонтные работы, пришёл к выводу, что необходимые затраты на ремонт должны составить сумму 92329,86 руб., и с учётом ранее выплаченной страховщиком суммы взыскал в пользу истца 35786,34 руб.

Суд апелляционной инстанции, признав оба заключения достоверными, определил размер страховой выплаты как среднюю величину от стоимо­сти ремонтных работ по указанным заключениям в размере 23496,69 руб., то есть (56 543,52 руб. + 92 329,86 руб.) : 2.

Между тем, такой способ установления суммы страховой выплаты судом второй инстан­ции основан на неправильном применении норм материального права, ре­гулирующих порядок определения размера ущерба, который должен вы­ражаться в действительной стоимости затрат на восстановление имущест­ва.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, изменив решение мирового судьи, в нарушение ст.329 Гражданского процессуального кодекса РФ принял судебное постановление в форме определения вместо предусмотренного законом апелляционного решения.

Президиум Верховного Суда РТ определение суда апелляционной инстанции отменил и передал дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Сумма возмещения вреда, произведенного страхователем, является неосновательным для страховщика обогащением.

Как следует из материалов дела, в результате наезда автомобиля, находящегося под управлением Н-ина, были причинены телесные повреждения З-ову, в пользу которого впоследствии Н-иным приобретена медицинская техника.

Ссылаясь на то, что его гражданская ответственность как владельца транспортного средства застрахована, Н-ин обратился в суд с иском о взыскании со страховой компании суммы понесенных расходов на приобретение медицинской техники.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанцией, в удовлетворении иска отказано на том основании, что возмещение потерпевшему причиненного вреда произведено истцом добровольно.

Судебные инстанции при этом указали, что в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховая организация производит выплату страхового возмещения непосредственно потерпевшему, выплата страхового возмещения иным лицам не предусмотрена.

Кроме того, судебные постановления были мотивированы непредставлением истцом доказательств нуждаемости потерпевшего в медицинской технике.

Президиум Верховного Суда РТ судебные постановления отменил по следующим основаниям.

В соответствии с абз.8 ст.1 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» по договору обязательного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной суммы (страховой суммы).

Согласно ч.2 ст.11 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» о случаях причинения вреда при использовании транспортного средства, которые могут повлечь за собой гражданскую ответственность страхователя, он обязан сообщить страховщику в установленный договором обязательного страхования срок и определенным этим договором способом. При этом страхователь до удовлетворения требований потерпевших о возмещении причиненного им вреда должен предупредить об этом страховщика и действовать в соответствии с его указаниями, а в случае, если страхователю предъявлен иск, привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда.

Таким образом, указанный Федеральный закон не запрещает страхователю лично возместить причиненный потерпевшему вред жизни, здоровью или имуществу. При этом страховщик вправе выплатить страхователю страховое возмещение только в случае доказанности последним наличия реальных убытков, связанных с наступлением страхового случая.

В том случае, если страхователь самостоятельно возместит потерпевшему вред, имеет место сбережение денежных средства, которые страховщик обязан выплатить потерпевшему при наступлении страхового случая, поэтому требования страхователя о выплате этих сумм страховщиком являются обоснованными и основаны на положениях ст.1102 ГК РФ об обязанности возвратить неосновательное обогащение.

Представленными по делу доказательствами - приговором суда, показаниями лечащего врача, платежными документами (квитанцией, товарным чеком) и договорами поставки - доказаны как факт наступления страхового случая, так и необходимость срочного медицинского вмешательства для потерпевшего с использованием медицинской техники, а также понесенные истцом расходы на приобретение этой техники.

На основании изложенного, принимая во внимание, что судебными инстанциями установлены полно все обстоятельства, имеющие значение для дела, но допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, Президиум Верховного Суда РТ решение мирового судьи и определение суда апелляционной инстанции отменил, принял новое решение о взыскании со страховой компании в пользу Н-ина убытков в сумме его расходов на приобретение медицинской техники.

Процессуальные вопросы

В соответствии со ст.129 Гражданского процессуального кодекса РФ судебный приказ может быть отменен только по заявлению должника относительно исполнения.

Я-ов обратился к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа на взыскание с Д-иной денежных средств по договору займа.

Мировой судья заявление удовлетворил и выдал судебный приказ.

Впоследствии, определением мирового судьи судебный приказ был отменен с разъяснением о возможности предъявления соответствующего требования в порядке искового производства.

Президиум Верховного Суда РТ данное определение мирового судьи отменил, указав следующее.

Согласно ст.129 Гражданского процессуального кодекса РФ судья отменяет судебный приказ, если от должника в установленный срок поступят возражения относительно его исполнения.

Как следует из материалов дела, основанием для отмены судебного приказа послужило заявление К-ова, являющегося кредитором Д-иной по другому договору займа. От должника - Д-иной к мировому судье заявления о несогласии с исполнением судебного приказа не поступало. Кроме того, судебный приказ находился в исполнительном производстве.

При таких обстоятельствах оснований к отмене судебного приказа у мирового судьи не имелось.

В силу изложенного, Президиум Верховного Суда РТ, отменив определение мирового судьи, оставил в силе судебный приказ.

На основании ст.39 Гражданского процессуального кодекса РФ вывод суда об отказе в принятии признания иска должен быть мотивирован.

З-ов обратился в суд с иском к З-овой о разделе совместно нажитого имущества, указав, что ответчица (бывшая супруга), предварительно получив нотариально удостоверенное его согласие, продала жилой дом, построенный в период брака, и земельный участок, а половину вырученных от сделки денежных средств ему не передала.

Третьи лица К-ова и Д-ев (родители З-овой) заявили самостоятельные требования относительно предмета спора о взыскании с истца и ответчицы денежных средств, ссылаясь на то, что они оказывали значительную материальную помощь при строительстве спорного дома.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, иск удовлетворен, требования третьих лиц отклонены.

Президиум Верховного Суда РТ отменил состоявшиеся по делу судебные постановления, отметив следующее.

Судебные инстанции, удовлетворяя исковые требования З-ова и отклоняя заявленные третьими лицами требования, исходили из того, что спорный жилой дом является совместно нажитым во время брака имуществом и принадлежит бывшим супругам З-овым на праве совместной собственности, а содействие родителей ответчика в строительстве не является основанием для признания за ними права собственности на часть дома.

Между тем, требования третьих лиц заключались не в признании за ними права общей долевой собственности на дом и взыскании компенсации за их долю, а в возмещении затрат, понесенных ими в связи с участием в строительстве дома.

Факт вложения третьими лицами денежных средств в строительство жилого дома подтверждено истцом, частично признавшим требования третьих лиц, а также признанием этих требований полностью со стороны ответчицы.

Согласно ст.39 Гражданского процессуального кодекса РФ истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением. Суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Суд первой инстанции, отказывая в принятии частичного признания иском истцом и полного признания ответчиком требований К-овой и Д-ова, что оставлено без внимания и судом кассационной инстанции, указал на то, что такое признание иска не основано на законе.

Однако, вопреки требованиям ч.1 ст.196 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебными инстанциями не было дано обоснование тому, по какой причине признание истцом и ответчиком требований третьих лиц не основаны на законе, а также не указан закон, которому противоречат такие действия, и не определен закон, подлежащий применению по делу.

Учитывая изложенное, Президиум Верховного Суда РТ состоявшиеся по делу судебные постановления отменил и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Расходы на оплату услуг представителя подлежат возмещению в рамках того гражданского дела, по которому они были понесены.

И-ов, действуя как представитель И-евой, обратился к мировому судье с заявлением о возмещении расходов, понесенных доверителем в связи с оплатой услуг представителя по гражданскому делу по иску к страховой компании о взыскании страхового возмещения.

Определением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявление оставлено без движения со ссылкой на необходимость обращения с таким требованием в порядке искового производства.

Президиум Верховного Суда РТ, передав вопрос на новое рассмотрение мировому судье, судебные постановления отменил по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, решением мирового судьи, принятым по гражданскому делу по иску И-евой, представителем которой в судебном процессе выступал И-ов, к страховой компании о взыскании страхового возмещения, не был рассмотрен вопрос о расходах истца на оплату услуг представителя представителя.

Оставляя заявление без движения, мировой судья, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, исходил из недопустимости его рассмотрения в рамках данного гражданского дела, указав, что такое требование подлежит разрешению в порядке отдельного искового производства.

При этом судебные инстанции не учли, что, исходя из норм, закрепленных в ст.ст. 88, 94, 98 и 100 Гражданского процессуального кодекса РФ, процессуальным законодательством предусмотрен не исковой, а заявительный порядок возмещения расходов по оплате услуг представителя. Такие расходы подлежат возмещению по правилам, предусмотренным процессуальным, а не материальным законодательством, и по смыслу закона могут быть возмещены в рамках того гражданского дела, в котором возникла необходимость в этом.

Таким образом, оставив без движения заявление о возмещении расходов на оплату услуг представителя и обосновав этот вывод указанием на необходимость обращения с этим требованием в порядке искового производства, судебные инстанции допустили неправильное применение процессуального закона.

Суд апелляционной инстанции при выявлении нарушения правил подсудности, допущенного мировым судьей, обязан отменить соответствующее судебное постановление мирового судьи и направить дело на рассмотрение в тот суд первой инстанции, к подсудности которого оно отнесено законом, или (в случае подсудности данного дела самому суду апелляционной инстанции) принять его к своему производству в качестве суда первой инстанции.

С-ина, М-ко обратились в суд с иском к Г-иной об установлении факта принятия наследства, открывшегося после смерти их матери, а также о признании права собственности на 1/3 часть наследственного имущества и признании частично недействительным свидетельства о праве на наследство по закону.

Решением мирового судьи иск удовлетворен.

Определением мирового судьи внесены исправления в резолютивную часть вышеуказанного решения мирового судьи о размере жилой и общей площади жилого дома.

Апелляционным решением городского суда решение мирового судьи отменено, по делу вынесено новое решение об удовлетворении иска.

Президиум Верховного Суда РТ судебные постановления отменил и дело направил в городской суд для рассмотрения в качестве суда первой инстанции, указав следующее.

Ст.23 Гражданского процессуального кодекса РФ содержит перечень гражданских дел, подсудных мировому судье. Согласно этому перечню, не подлежащему расширительному толкованию, дела об установлении факта, имеющего юридическое значение, подсудны районному суду.

Между тем, мировой судья, рассмотрев заявленные по данному делу требования, не учел, что одним из них является требование об установлении факта принятия наследства. Вместе с тем, если одно из требований подсудно районному суду, дело подлежит рассмотрению в районном суде.

Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции правомерно исходил из того, что мировым судьей данное дело рассмотрено с нарушением правил подсудности.

Учитывая, что конституционное право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, не подлежит ограничению ни при каких обстоятельствах в силу ст.56 (ч.3) Конституции Российской Федерации, суд апелляционной инстанции при выявлении такой существенной ошибки, допущенной мировым судьей, как нарушение правил подсудности, обязан отменить его решение и направить дело на рассмотрение в тот суд первой инстанции, к подсудности которого оно отнесено законом, или (в случае, если данное дело подсудно самому суду апелляционной инстанции) принять его к своему производству в качестве суда первой инстанции.

В рассматриваемом случае апелляционная инстанция после отмены решения мирового судьи не направила дело на рассмотрение в суд первой инстанции, к подсудности которого оно отнесено законом, а неправомерно вынесла новое решение, нарушив тем самым нормы процессуального законодательства.

Дела об административных правонарушениях

На основании ч.1 ст.4.5, п.6 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ истечение срока давности привлечения к административной ответственности является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

Постановлением мирового судьи, оставленным без изменения решением судьи городского суда, Ш-ов привлечен к административной ответственности по ч.4 ст.12.15 КоАП РФ в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на четыре месяца.

Постановлением заместителя председателя Верховного Суда РТ указанные судебные акты отменены, производство по делу прекращено по следующим мотивам.

Согласно ч.1 ст.4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ч.4 ст.12.15 КоАП РФ, составляет два месяца со дня его совершения.

В силу ч.5 ст.4.5 КоАП РФ в случае удовлетворения ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о рассмотрении дела по месту жительства данного лица, срок давности привлечения к административной ответственности приостанавливается с момента удовлетворения данного ходатайства до момента поступления материалов дела судье, в орган, должностному лицу, уполномоченным рассматривать дело, по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Событие, вмененное Ш-ову в вину в качестве административного правонарушения по ч.4 ст.12.15 КоАП РФ, произошло 20 марта 2009 года, ходатайств о рассмотрении дела по месту жительства Ш-овым не заявлялось, в связи с чем срок давности привлечения его к административной ответственности истек 20 мая 2009 года.

Мировой судья 4 июня 2009 года, то есть после истечения двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности, рассмотрел дело по существу и признал Ш-ова виновным в совершении административного правонарушения.

Между тем, исходя из положений ч.1 ст.4.5 и п.6 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ, истечение срока давности привлечения к административной ответственности является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

В этой связи вопросы о виновности Ш-ова в совершении административного правонарушения не могли обсуждаться и производство по этому делу подлежало безусловному прекращению.

Поскольку судьей городского суда при пересмотре постановления мирового судьи допущенные нарушения процессуальных норм также устранены не были, они явились основанием к отмене ранее состоявшихся судебных актов и прекращению производства по делу.

В соответствии с ч.2 ст.25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Постановлением мирового судьи, оставленным без изменения решением судьи городского суда, Б-ев привлечен к административной ответственности по ч.1 ст.12.26 КоАП РФ в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год шесть месяцев.

Постановлением заместителя председателя Верховного Суда РТ указанные судебные акты отменены, производство по делу прекращено в силу следующих оснований.

В соответствии с ч.2 ст.25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, предусмотренных ч.3 ст.28.6 настоящего Кодекса, либо если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Надлежащее извещение подразумевает, что судебное уведомление должно быть направлено лицу, в отношении которого ведется производство по делу, с таким расчетом, чтобы данное лицо имело достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд.

Разрешая дело, мировой судья исходил из того, что Б-ев, будучи надлежаще извещенным, в суд не явился. С выводами мирового судьи согласился и судья городского суда.

Между тем, направленное мировым судьей извещение о месте и времени рассмотрения дела об административном правонарушении поступило в почтовое отделение заявителя после рассмотрения дела, что подтвердилось соответствующей отметкой на конверте. В этой связи, такое извещение не может быть признано надлежащим.

Таким образом, в нарушение ч.2 ст.25.1 КоАП РФ дело рассмотрено мировым судьей в отсутствие сведений об извещении Б-ева о месте и времени судебного заседания.

Эти нарушения процессуальных норм, поскольку они не были устранены и судьей городского суда по итогам пересмотра постановления мирового судьи, явились основанием к отмене ранее состоявшихся судебных актов и прекращению производства по делу на основании п.6 ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ.

-по уголовным делам-

Неисполнение требований закона о полном, объективном и всестороннем исследовании материалов дела привело к отмене приговора.

Приговором Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 26 октября 2006 года А. осуждена по части 3 статьи 30, пункту «г» части 3 статьи 228.1 УК РФ, с применением статьи 64 УК РФ, к лишению свободы сроком на 6 лет в исправительной колонии общего режима.

Постановлением суда в удовлетворении ходатайства осуждённой А. об отсрочке исполнения приговора, с которым она обратилась в суд, отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 01 декабря 2009 года постановление Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 14 октября 2009 года в отношении А. отменили, материал направили на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно части 4 статьи 7 УПК РФ определения, постановления суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В соответствии со статьей 398 УПК РФ исполнение приговора в отношении осужденной к лишению свободы, в случае наличия у нее малолетних детей, может быть отсрочено судом до достижения младшим ребенком возраста четырнадцати лет, за исключением осужденных к лишению свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности.

При рассмотрении ходатайства об отсрочке исполнения приговора суд должен полно, объективно и всесторонне исследовать материалы в отношении осужденной, особенно характеризующие ее личность.

Однако эти требования закона при рассмотрении ходатайства осужденной А. выполнены не в полной мере.

Как усматривается из протокола судебного заседания, судом не было исследовано личное дело осужденной А., оно даже не было истребовано.

Как следует из представленных суду материалов, А. характеризуется положительно, имеет 8 поощрений за добросовестное отношение к труду, принимает активное участие в общественной жизни отряда, взысканий не имеет, администрация учреждения поддерживает ее ходатайство, по мнению администрации учреждения, А. твердо встала на путь исправления.

По делу не установлены обстоятельства, свидетельствующие о наличии основания для применения ст. 64 УК РФ.

Приговором Советского районного суда г. Казань от 7 октября 2009 года В. осужден по ч.3 ст. 160 УК РФ, с применением статьи 64 УК РФ, к штрафу в размере 60000 рублей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 17 ноября 2009 года приговор отменен и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст.60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи.

Эти требования закона при назначении осуждённому В. наказания фактически не учтены, хотя и перечислены в приговоре.

Признав В. виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 160 УК РФ, суд назначил ему наказание с применением статьи 64 УК РФ.

Согласно статье 64 УК РФ и как указано в п.12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ, возможно лишь при наличии исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного лицом преступления, либо активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления.

Принимая решение о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьёй Особенной части УК РФ за совершенное преступление, суд в его обоснование должен указывать в описательно-мотивировочной части приговора фактические обстоятельства уголовного дела, которые признаны судом исключительными и существенно уменьшающими степень общественной опасности преступления. При этом следует иметь в виду, что в их число не должны включаться обстоятельства, предусмотренные статьями 62,66 УК РФ.

По данному делу не установлены обстоятельства, которые бы свидетельствовали о наличии оснований для применения статьи 64 УК РФ, суд их и в приговоре не привел.

Основанием отмены судебного решения судом кассационной инстанции явилось нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в лишении гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства.

Постановлением Арского районного суда РТ от 8 октября 2009 года, постановление мирового судьи судебного участка №2 Арского района РТ от 18 сентября 2009 года о прекращении уголовного дела в отношении Г., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.130 УК РФ, оставлено без изменения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 17 ноября 2009 года постановление суда второй инстанции отменено и дело направлено на новое апелляционное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ч.1 ст.381 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Данное требование закона при рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции не соблюдено. Установлено, что, частный обвинитель Г. не явилась в суд первой инстанции по уважительной причине, так как в день назначенного судебного разбирательства 18 сентября 2009 года находилась на похоронах своего племянника, что подтверждается приобщенной к материалам уголовного дела заверенной справкой и.о. главы Янга-Сальского сельского поселения Арского района РТ.

Доводы Г. о том, что 18 сентября 2009 года в 8 часов утра она пришла в суд и сообщила секретарю судебного заседании Ф. о смерти своего племянника и о необходимости ее нахождения на похоронах в другом населенном пункте, попросила пропустить к судье, но ей в этом было отказано, не проверялись при апелляционном рассмотрении дела 8 октября 2009 года и не опровергнуты, хотя об этом Г. письменно сообщила в своем заявлении на имя председателя Арского районного суда РТ 28 сентября 2009 года.

Согласно ч.2 ст. 357 УПК РФ, пропущенный срок восстанавливается, если копии обжалуемого судебного решения лицам, имеющим право на обжалование, были вручены по истечении 5 суток со дня его провозглашения.

Постановлением Приволжского районного суда г. Казань от 21 сентября 2009 года ходатайство защитника Л. о восстановлении пропущенного срока обжалования частного постановления суда остановлено без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 27 октября 2009 года постановление судьи Приволжского районного суда г. Казани РТ от 21 сентября 2009 года по жалобе Л. отменено, пропущенный срок обжалования частного постановления восстановлен по следующим основаниям.

Судом было вынесено частное постановление в адрес Адвокатской палаты РТ по поводу неявки на предварительное слушание дела адвоката Л., осуществляющего защиту интересов подсудимого Г.

Адвокат Л. обратился в суд с ходатайством о восстановлении пропущенного срока обжалования данного постановления, указывая, что 7 августа 2009 года в судебном заседании не участвовал, не был осведомлен о вынесенном частном постановлении, с которым ознакомился лишь 10 сентября 2009 года. Кроме того, судьей нарушен порядок рассмотрения его ходатайства о восстановлении пропущенного срока.

Постановлением судьи от 21 сентября 2009 года адвокату отказано в восстановлении пропущенного срока на обжалование.

Согласно ч.2 ст. 357 УПК РФ, пропущенный срок восстанавливается, если копии обжалуемого судебного решения лицам, имеющим право на обжалование, были вручены по истечении 5 суток со дня его провозглашения.

Как видно из жалобы Л. копию постановления районного суда он не получал. Документов, подтверждающих, что копия постановления суда была вручена Л. в течение 5 суток со дня его провозглашения, в материалах не имеется.

Кроме того, вопреки требованиям статьи 357 УПК РФ ходатайство заявителя о восстановлении пропущенного срока на обжалование рассмотрено судьей без участия заявителя Л., который о рассмотрении ходатайства не извещен.

В соответствии со ст. 25 УПК РФ в постановлении о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, наряду с другими обстоятельствами, установленными судом, должна быть проверена добровольность состоявшегося примирения, форма заглаживания вреда, выводы, содержащиеся в постановлении, должны быть конкретны и мотивированы.

Органами предварительного расследования С. обвинялся в совершении кражи имущества, причинением значительного ущерба на 12000 рублей.

Постановлением Советского районного суда г. Казани от 16 сентября 2009 года уголовное дело в отношении С., обвиняемого по пункту «в» части 2 статьи 158, статьи 73 УК РФ прекращено в связи с примирением с потерпевшим.

Государственный обвинитель просил постановление суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что суд не принял во внимание данные о личности С.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 27 октября 2009 года постановление отменено и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с частью 4 статьи 7 УПК РФ определение суда, постановление судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Согласно статье 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

В соответствии со ст. 25 УПК РФ в постановлении о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон наряду с другими обстоятельствами, установленными судом, должны быть отражены данные о добровольности состоявшегося примирения, форме заглаживания вреда, выводы, содержащиеся в постановлении, должны быть конкретны и мотивированы.

Эти требования закона по делу не выполнены. В постановлении судьи не отражены ни данные о добровольности состоявшегося примирения, ни форма заглаживания вреда.

Кроме того, не учтено и то, что С. обвинялся в совершении преступления, которое не является уголовным делом частного или частно-публичного обвинения и прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон в соответствии со статьей 25 УПК РФ является правом, а не обязанностью суда и осуществляется лишь с учетом данных об их личности и при наличии уверенности в последующем позитивном поведении лиц, освобождаемых от ответственности.

Согласно положению части 4 статьи 49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлению удостоверения адвоката и ордера.

Постановлением судьи Ново-Савиновского районного суда г. Казани от 23 сентября 2009 года жалоба представителя заявителя ООО «Шеллвуд» адвоката И. на постановление оперуполномоченного ОБЭП Ново-Савиновского РУВД г. Казань об отказе в возбуждении уголовного дела возвращена заявителю ООО «Шеллвуд» для устранения недостатков, с указанием, что она подана неправомочным лицом.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 23 октября 2009 года постановление отменено, и жалоба направлена на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст. 45 УПК РФ представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. По постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец.

Согласно положению части 4 статьи 49 УПК РФ адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлению удостоверения адвоката и ордера.

Данные требования закона судьей не учтены. Как видно из представленного материала, договор на участие адвоката И. в качестве представителя ООО «Шеллвуд» оформлен ордером в соответствии с требованиями процессуального закона, однако его жалоба возвращена заявителю.

Согласно ст. 144 ч. 4 УПК РФ заявителю выдается документ о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия.

Постановлением судьи Кировского районного суда г. Казани от 10 сентября 2009 года отказано в принятии к рассмотрению жалобы Я. на бездействия сотрудников Кировского РУВД г. Казани, которые в нарушение ст. 144 ч. 4 УПК РФ не направили ему документ о регистрации сообщения о преступлении. При этом судья указал, что указанные обстоятельства не затрудняет доступ заявителя к правосудию.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 27 октября 2009 года постановление судьи отменено, жалоба направлена на новое рассмотрение.

Я. обратился в Кировский районный суд г. Казани с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, указывая, что 4 июня 2009 года он направил в Кировское РУВД г. Казани заявление о привлечении к уголовной ответственности по факту похищения паспорта гражданина РФ, которое зарегистрировано в РУВД. Однако до настоящего времени в нарушение ст. 144 ч. 4 УПК РФ ему не направлен документ о регистрации сообщения о преступлении и данное бездействие являются незаконным.

Согласно ст. 125 ч. 1 УПК РФ могут быть обжалованы постановления следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействия) которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Как следует из представленных материалов от Я. 4 июня 2009 года в Кировское РУВД г. Казани поступило заявление о привлечении к уголовной ответственности неустановленного лица по факту похищения паспорта гражданина РФ. Данное заявление было зарегистрировано в КУСП№9607.

Согласно ст. 144 ч. 4 УПК РФ заявителю выдается документ о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия.

Как видно из представленных в суд материалов, в нарушении этих требований закона, заявитель Я. не был уведомлен в течение 4-х месяцев о принятии его сообщения.

Постановление приговора незаконным составом суда, в силу положений ст. 381 ч. 2 п. 2 УПК РФ является основанием для его отмены с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение

Приговором мирового судьи судебного участка № 2 Актанышского района РТ от 29 апреля 2009 года К., ранее не судимая, осуждена по ст. 312 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 2 500 рублей.

В апелляционном и кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением Президиума Верховного Суда РТ постановление судьи отменено и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В силу ст. 61 ч.1 п. 3 УПК РФ судья, прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

В соответствии с требованием ст. 62 ч. 1 УПК РФ при наличии оснований для отвода, предусмотренных настоящей главой, судья, прокурор, следователь, дознаватель, секретарь судебного заседания, переводчик, эксперт, специалист, защитник, а также представители потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика обязаны устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

Из материалов уголовного дела следует, что оно было рассмотрено в судебном заседании с постановлением обвинительного приговора мировым судьей И. при секретаре Б.

Согласно приложенным к представлению материалам (копий постановления об удовлетворении ходатайства государственного обвинителя об отводе секретарю судебного заседания Б. от 19 августа 2009 года, апелляционного постановления Актанышского районного суда РТ от 11 сентября 2009 года) мировой судья И. и секретарь судебного заседания Б. являются родными сестрами.

Следовательно, приговор постановлен незаконным составом суда, что в силу положений ст. 381 ч. 2 п. 2 УПК РФ является основанием для его отмены с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Исправление технической ошибки в судебном заседании путем предоставления недостающего листа не препятствует никому в доступе к правосудию.

По­становлением Тюлячинского районного суда РТ от 14 сентября 2009 года уголовное дело в отношении Х., обвиняемого в совершении преступления, предусмотрен­ного ч. 2 ст. 247 УК РФ, возвращено прокурору для составления обви­нительного заключения в соответствии с требованиями законодательства. Указано, что в дело подшит не полный его текст и это является пре­пятствием для рассмотрения дела.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Вер­ховного Суда Республики Татарстан от 9 октября 2009 года постанов­ление оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда РТ от 18 ноября 2009 года по­становлением Тюлячинского районного суда РТ от 14 сентября 2009 года отменено, уголовное дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 237 УПК РФ, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устране­ния препятствий его рассмотрения судом, если обвинительное заключение со­ставлено с нарушением требований УПК, что исключает возможность поста­новления приговора или вынесения иного решения на основе данного заключе­ния.

Из материалов уголовного дела видно, что обвинительное заключение со­ставлено в соответствии с требованиями закона, утверждено прокурором, копия его вручена обвиняемому своевременно, и при назначении судебного заседания судья не усмотрел оснований для возвращения дела прокурору. Однако в судеб­ном заседании судья обнаружил, что в подшитом в дело обвинительном заклю­чении отсутствует один лист, вместо которого подшит один двойной.

Государственный обвинитель ходатайствовал об устранении технической ошибки путем предоставления недостающего листа. Подсудимый не возражал против этого предложения, однако суд возвратил дело прокурору, с чем согла­силась кассационная инстанция.

Исправление такой технической ошибки в судебном заседании не препятствует доступу к правосудию, не нарушает ничьих процессуальных и конституционных прав и не исключает возможности приня­тия судом решения по делу.

Согласно ст. 27 ч.2 УПК РФ, прекращение уголовного преследования по основанию, указанному в ст. 25 УПК РФ, не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает.

Постановлением Советского районного суда г. Казань от 3 сентября 2009 года оправдательный приговор мирового судьи судебного участка № 4 Советского района г. Казани от 16 июня 2009 года в отношении С., по ст. 129 ч.1 УК РФ отменен с прекращением производства по делу в связи с примирением сторон.

С. частным обвинителем Е. обвинялась в распространении заведомо ложных сведений о ней, порочащих ее честь и достоинство, подрывающих ее репутацию.

Рассмотрев данное дело, мировой судья пришел к выводу о недоказанности события преступления, и вынесла в отношении С. оправдательный приговор.

Отменяя указанный оправдательный приговор по апелляционной жалобе Е. с прекращением производства по делу в отношении С. по ст. 129 ч.1 УК РФ за примирением сторон на основании ст. 20 ч.2 УПК РФ, Советский районный суд г. Казань указал, что от Е. поступило ходатайство о прекращении дела за примирением сторон.

Постановлением Президиума Верховного Суда РТ от 23 декабря 2009 года постановление Советского районного суда г. Казани от 3 сентября 2009 года отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ст.367 ч.2 УПК РФ в решении апелляционной инстанции указываются основания полной или частичной отмены обжалованного приговора. В части 3 статьи 367 УПК РФ перечислены решения, которые принимаются судом по результатам рассмотрения дела в апелляционном порядке.

Отменяя оправдательный приговор в отношении С., суд апелляционной инстанции не привел в постановлении основания принятого решения, хотя был обязан указать мотивы, основываясь при этом на фактических обстоятельствах дела, непосредственно им исследованных. Кроме того, судом не выяснялось, поддерживает ли Е. доводы своей апелляционной жалобы об отмене оправдательного приговора в отношении С.

В данном случае, в постановлении суда не отражено отношение С. к возможности прекращения дела в отношении нее за примирением сторон. Между тем, в суде первой инстанции она свою вину по ст. 129 ч.1 УК РФ не признавала. Каких-либо данных о примирении сторон, а также о заглаживании причиненного потерпевшему ущерба, в материалах дела также не содержится. Более того, эти обстоятельства судом фактически не выяснялись.

Кроме того, статьей 20 ч.2 УПК РФ предусмотрено прекращение дела в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. В данном случае С. по предъявленному ей обвинению по ст. 129 ч.1 УК РФ оправдана, поэтому по своему процессуальному положению не относится к обвиняемым.

Суд, указав основание оправдания, не сослался на норму закона, которым данное основание оправдания предусмотрено.

Приговором Альметьевского городского суда РТ от 10 сентября 2009 года К. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ с применением ст.73 УК РФ к лишению свободы на 3 года условно с испытательным сроком на 3 года с лишением права управлять транспортными средствами на 2 года.

Он же оправдан по ст. 125 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 09 октября 2009 года приговор изменен по следующим основаниям.

Вина К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, полностью подтверждается собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Оправдывая Кузнецова по статье 125 УК РФ, суд указал основание оправдания, но не сослался на норму закона, которым данное основание оправдания предусмотрено. Необходимо было дополнить приговор указанием об оправдании его по статье 125 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления на основании пункта 2 части 1 статьи 24 УПК РФ.

опубликовано 13.03.2010 05:23 (МСК), изменено 10.04.2014 16:17 (МСК)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 









 
 
 
 
 
 
 






 
 
 
 

@   2017  Верховный Суд Республики Татарстан
 
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98