Arms
 
развернуть
 
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)
vs.tat@sudrf.ru
показать на карте
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)vs.tat@sudrf.ru
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98

 
 

 
 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
4 квартал 2007 года

Судебная  практика

4 квартал 2007 года


-по гражданским делам-

 

Осуществление прав и свобод граждан не должно нарушать права и свободы других лиц

 

Р. обратилась в суд с иском к Н. об устранении препятствий в пользовании земельным участком, ссылаясь на то, что ответчик запрещает ей возводить забор-ограждение на ее участке.

Решением мирового судьи, оставленного без изменения определением районного суда в удовлетворении иска отказано.

В надзорной жалобе истица указывает, что ограничения для установления ограждений земельных участков законодательством не установлены, решение о возведении сетчатого забора нарушают ее право на неприкосновенность частной жизни. Указывается, что возведение любого забора в данном случае значения не имеет, поскольку теплица ответчика расположена на линии участков в связи с чем, забор будет отбрасывать тень.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан судебные постановления отменил.

Судом установлено, что стороны по делу Р. и Н. являются собственниками смежных земельных участков. Между соседями произведено межевание земельного участка и определены границы принадлежащих им земельных участков.

Обращаясь в суд с иском об устранении препятствий в пользовании земельным участком, истица указала, что ответчик по делу возвел на границе ее земельного участка теплицу, в нарушение нормативов, установленных СНиП Градостроительства 2.07.01-89 в связи с чем препятствует возведению ограждения (забора) на границе участка, поскольку, по мнению ответчика, возведение забора создает неблагоприятные условия для занятия садоводством и огородничеством.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Р., суд исходил из того, что истица, установив глухой забор без разрешения ответчика, нарушила права ответчика.

При этом суд сослался на ст. 304 ГК РФ, в силу которого собственник может требовать устранение всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Между тем, ответчик, запрещая Р. в возведении забора на своем земельном участке нарушает ее права как участника гражданских правоотношений и создает возможности для злоупотребления правом со своей стороны, что противоречит основным началам гражданского законодательства (ст.1 ГК РФ) и не может иметь места с учетом положений ч.3 ст.17 Конституции РФ (осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц) и п.1 ст.10 ГК РФ (недопустимость при осуществлении гражданских прав злоупотребления правом).

При таких обстоятельствах, вынесенные по делу судебные постановления нельзя признать законными и обоснованными, они подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение.

 

При наличии спора о праве, судебный приказ подлежит отмене

 

ОАО обратилось к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа о взыскании с К. суммы за оказание услуг связи с использованием телефонной линии. Мировой судья выдал судебный приказ о взыскании с К. в пользу ОАО  суммы задолженности за услуги электросвязи.

Президиум Верховного Суда РТ судебный приказ отменил.

Согласно ч. 1 ст. 125 ГПК судья отказывает в принятии заявления о вынесении судебного приказа в случае, если : 3) не представлены документы, подтверждающие заявленное требование; 4) из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве.

Как следует из материалов дела, заявленное требование основано на письменном договоре на оказание услуг по передаче данных.

Однако, в материалах дела отсутствуют доказательства, бесспорно подтверждающие расчеты взыскателя и указанную им сумму задолженности.

В надзорной жалобе К. указывает о том, что взыскателем не представлено доказательств, подтверждающих объем оказанных услуг. Кроме того, расчет произведен по ноябрь 2006 года, тогда как с апреля 2006 года, как указывает должник, он не пользовался услугами связи ввиду отключения телефонной линии.

 

Сумма взысканных процентов должна быть соразмерна последствиям нарушения обязательства

 

О. обратилась в суд с иском к И. о взыскании долга, указав, что с ответчиком был заключен договор займа на сумму 100000 рублей с условием выплаты  6% в месяц, от возврата долга и выплаты процентов ответчик уклоняется. Истица просила взыскать с ответчика сумму основного долга 100000 рублей и проценты по договору займа 420000 рублей.

Решением суда иск удовлетворен.

Президиум Верховного Суда РТ вынесенное по делу судебное постановление отменил.

Согласно ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Решением суда с И. взыскана сумма долга 100000 рублей и проценты по договору займа 420000 рублей. Взыскивая проценты по договору займа в указанном размере, суд не обсудил возможность применения ст. 333 ГК РФ. Между тем, сумма взысканных процентов по договору более чем в 4 раза превышает сумму основного долга и явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Поскольку сумма взысканных процентов по договору займа явно не соответствует последствиям нарушения обязательства, Президиум изменил решение суда в указанной части и уменьшил размер взыскиваемых процентов по договору займа до 100000 рублей.

 

При отсутствии встречных требований к истцам, они не имеют обязательств перед ответчиками

 

Судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением о разъяснении решения суда, в связи с неясностью условий исполнения судебного решения о выселении.

Суд вынес определение, указав, что исполнение решения о выселении должно производиться с предоставлением другого жилого помещения.

Решением суда С. и Н. выселены из квартиры и на исполком муниципального района возложена обязанность по предоставлению им другого жилого помещения.

Такая обязанность была обусловлена тем, что исполком выдал ордер ответчикам на вселение в указанную квартиру, хотя собственниками квартиры являются А. и Л.

В силу ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона. Условия приостановления исполнения обязательств предусмотрены ст.328 ГК РФ.

По делу установлено, что ответчики каких-либо встречных требований к истцам по делу не предъявляли и истцы не имеют никаких обязательств перед ними. Следовательно, каждая часть решения суда должна исполняться самостоятельно, независимо друг от друга.

Установление зависимости исполнения решения суда в части выселения от исполнения решения суда в части предоставления исполкомом другого жилого помещения ответчикам повлекло бы задержку на неопределенное время защиты прав собственников.

 

В соответствии с ч.2 ст.67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы

 

Х. обратился к мировому судье с иском к страховой компании о возмещении ущерба, указав, что по вине водителя автомашины В., застраховавшего свою гражданскую ответственность как владелец транспортного средства у ответчика, его автомобилю причинены технические повреждения. Ответчик выплатил ему в счет страхового возмещения денежную сумму, тогда как фактическая стоимость восстановительного ремонта составила более значительную сумму.

Истец просил взыскать разницу между суммой реального ущерба и выплаченного страхового возмещения.

Решением мирового судьи в иске отказано.

Определением районного суда решение оставлено без изменения.

Президиум Верховного Суда РТ определение суда апелляционной инстанции отменил.

Согласно п.7 ст.12 ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в целях выяснения обстоятельств наступления страхового случая, установления повреждений транспортного средства и их причин, технологии, методов и стоимости его ремонта проводится независимая техническая экспертиза транспортного средства.

В силу п.21 утвержденных Постановлением Правительства РФ от 24 апреля 2003 года Правил организации и проведения независимой технической экспертизы транспортного средства при разрешении вопроса о выплате страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства, в случае несогласия страховщика (потерпевшего) с выводами экспертизы им может быть организовано проведения повторной экспертизы с привлечением другого эксперта-техника (экспертной организации).

Согласно п.п. 60, 61 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 года №263, при причинении вреда имуществу потерпевшего в соответствии с настоящими Правилами возмещению в пределах страховой суммы подлежит реальный ущерб.

При причинении вреда имуществу потерпевшего (транспортным средствам) кроме документов, предусмотренных п.44 настоящих Правил, потерпевший представляет: е) иные документы, которые потерпевший вправе представить в обоснование своего требования о возмещении причиненного ему вреда, в том числе сметы и счета, подтверждающих стоимость ремонта поврежденного имущества.

 

В соответствии со ст.89 ЖК РФ жилое помещение, предоставляемое гражданам в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания должно быть равнозначным ранее занимаемому жилому помещению

 

Решением суда на исполнительный комитет муниципального образования возложена обязанность предоставить С. благоустроенное жилое помещение, отвечающее санитарным и техническим требованиям.

Определением того же суда, исполкому МО разъяснено, что должно быть предоставлено благоустроенное жилое помещение, отвечающее санитарным и техническим требованиям, общей площадью не менее 33 кв.м., поскольку данный размер был определен Указом Президента РФ от 28.04.1997 г. № 425, действовавшим на момент возникновения права истца на обеспечение жилым помещением взамен признанного аварийным.

В надзорной жалобе исполком муниципального образования просил отменить определение суда о разъяснении решения по следующим основаниям.

При рассмотрении заявления суд не принял во внимание положения ст. 89 ЖК РФ в соответствии с которым жилое помещение, предоставляемое гражданам в связи с признанием жилого помещения непригодным для проживания, должно быть равнозначным ранее занимаемому жилому помещению.

При разъяснении решения суд неправомерно применил Указ Президента РФ от 28.04.1997 г. № 425 «О Реформе жилищно-коммунального хозяйства в РФ». Данный Указ определял федеральные стандарты с целью расчета объема финансирования из федерального бюджета субъектов федерации и органов местного самоуправления и поэтому данные федеральные стандарты не могут служить нормой предоставления жилых помещения в связи с признанием их аварийными и непригодными для проживания.

Президиум Верховного Суда РТ определение по данному делу отменил с направлением дела на новое рассмотрение.

Постановлением главы администрации дом, в котором зарегистрирован и постоянно проживает С. признан непригодным для постоянного проживания. Департаменту ЖКХ предписано обеспечить переселение семей из ветхих домов. Этим же постановлением предложено производить своевременный поддерживающий ремонт и надлежащее содержание домов до решения вопроса переселения семей.

Согласно финансовому лицевому счету С. занимает в доме комнату площадью 11,3 кв.м. по договору найма. Предоставляемое гражданам в связи с выселением благоустроенное жилое помещение в соответствии с ранее действовавшей нормой ст.96 ЖК РСФСР должно быть размером не менее ранее занимаемого и ныне действовавшей нормой ст. 89 ЖК РФ – равнозначным ранее занимаемому жилому помещению.

Указом Президента РФ от 28.04.1997 г. № 425, на который сослался суд, одобрена Концепция реформы жилищно-коммунального хозяйства в РФ о федеральных стандартах перехода на новую систему оплаты жилья и коммунальных услуг, которые определяются из норм обеспеченности населения жильем 33 кв.м. на одиноко проживающих граждан. Поэтому выводы суда о том, что данным указом определяется размер жилой площади при предоставлении благоустроенного жилого помещения является ошибочным.

 

Отказ от иска под влиянием заблуждения недействителен

 

К. обратилась к мировому судье с иском к В. о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества.

Определением мирового судьи производство по делу прекращено в связи с отказом истицы от иска.

Президиум Верховного Суда РТ определение мирового судьи в части исковых требований о разделе совместно нажитого имущества отменил.

В соответствии со ст.220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если истец отказался от иска, и отказ принят судом. В силу ст.173 указанного Кодекса, заявление истца об отказе от иска заносится в протокол судебного заседания и подписывается истцом. Суд разъясняет истцу последствия отказа от иска.

Из материалов дела усматривается, что К. отказалась от иска в адресованном суду письменном заявлении. При этом отказ от иска мотивирован примирением с ответчиком.

В надзорной жалобе К. указывает о том, что в последующем брак с ответчиком расторгнут, общее имущество не разделено, отказ от иска в части раздела имущества был ею заявлен под влиянием заблуждения.

 

Гражданин может участвовать в арбитражном процессе при условии, что он зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя

 

М. обратился в суд с иском к ООО о взыскании стоимости не возвращенного имущества.

Определением суда дело производством прекращено.

Президиум Верховного суда РТ состоявшееся по делу судебное постановление отменил.

Из обжалуемого определения следует, что, прекращая производство по делу, судья районного суда исходил из того, что указанное дело подлежит рассмотрению в соответствии со ст.28 АПК РФ в арбитражном суде.

Согласно ст.24 ГПК РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных ст.ст.23,25,26,27. ГПК РФ рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

Часть 2 ст.27 АПК РФ устанавливает, что к подведомственности арбитражных судов отнесены дела с участием граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке.

В соответствии с ч.4 ст.29 АПК РФ арбитражным судам подведомственны дела о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания.

Гражданин признается индивидуальным предпринимателем и вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (п.1 ст.23 ГК РФ). Следовательно, гражданин может быть лицом, участвующим в арбитражном процессе (в качестве истца или ответчика), только в том случае, если он имеет государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, если иное прямо не предусмотрено федеральным законом.

Из материалов дела следует, что М. за защитой нарушенного права обратился после прекращения действия свидетельства о государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя и поэтому спор должен быть разрешен в судах общей юрисдикции.

 

В соответствие со ст.144 ГПК РФ при удовлетворении иска, принятые меры по его обеспечению сохраняют действие до его исполнения

 

Б. обратилась в суд с иском к А. о взыскании долга, ссылаясь на то, что между ними заключен договор займа, по условиям которого она передала ответчику 2 359 350 руб., по уточненному требованию сумма основного долга составляет 599 350 руб., а размер неустойки – 11866 руб.

По заявлению Б. определением суда в обеспечение ее иска наложен арест на следующее имущество А.: автомобиль, земельный участок и квартиру.

Решением суда иск удовлетворен.

Определением того же суда  оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РТ А. в удовлетворении заявления об отмене мер по обеспечению иска в части наложения ареста на квартиру отказано.

Судебные инстанции, отказывая в удовлетворении заявления А. в части отмены ареста на вышеуказанную квартиру, исходили из того, что в соответствии со ст.144 ГПК РФ при удовлетворении иска принятые меры по его обеспечению сохраняют действие до исполнения решения.

Президиум Верховного Суда РТ считает, что такой вывод является основанным на законе. Доводы жалобы А. о несоразмерности принятых мер по обеспечению иска к заявленному истцом требованию, а также о препятствовании существования ареста реализации этой квартиры не могут являться основанием для ее удовлетворения.

 

Решение, вынесенное в отношении ненадлежащего ответчика, является неисполнимым

 

С. обратился к мировому судье с иском к ЗАО, филиалу «МРСК-Авто» о взыскании страхового возмещения, указав, что по вине водителя автомашины «Мазда» М. застраховавшего свою гражданскую ответственность как владелец транспортного средства у ответчика, его автомашине «Дэу-Матиз» причинены технические повреждения.

Заочным решением мирового судьи постановлено: взыскать с ЗАО «Межбанковская региональная страховая компания» в пользу С. сумму в возмещение ущерба оплату услуг по составлению искового заявления, государственную пошлину.

Президиум Верховного Суда РТ решение отменил.

Согласно ч.1 ст.41 ГПК РФ суд при подготовке дела или во время его разбирательства в суде первой инстанции может допустить по ходатайству или с согласия истца замену ненадлежащего ответчика надлежащим.

Из материалов дела усматривается, что мировой судья в качестве ответчика указал ЗАО «Межбанковская региональная страховая компания». 

Между тем, какие-либо документы о заключении М. договора обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства именно с данным ЗАО в материалах дела отсутствуют.

В надзорной жалобе С. указывает о том, что такого юридического лица, как ЗАО «Межбанковская региональная страховая компания» не существует. Страховой полис М. выдан филиалом ЗАО «Межрегиональное страховое соглашение», которое и является надлежащим ответчиком по делу.

Указанные обстоятельства подтверждаются приложенными к жалобе документами.

Исполнение принятого мировым судье решения стало невозможным, по причине чего оно отменено.

 

-по уголовным делам -

 

УПК РФ не предусматривает право участников процесса обжаловать постановление су­дьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.

 

Постановлением судьи Советского районного суда гор. Казани Республики Татарстан от 24 сентября 2007   года отклонены замечания заявителя Б. на протокол   судебного заседания от 13 сентября 2007 года.

Не согласившись с этим, Б. обратился с жалобой в суд кассационной инстанции.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Та­тарстан от 9 октября 2007 года производство по жалобе Б. прекращено в связи с тем, что УПК РФ не предусматривает право участников процесса обжаловать постановление су­дьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.

 

 

Статья 125 УПК РФ не представляет судье права отмены постановления следователя.

 

 

Постановлением судьи Набережночелнинского городского суда Р.Т. от 14 ноября 2007 года удовлетворена жалоба адвоката М. на постановление старшего следователя ССУ ГСУ при МВД РТ от 11 октября 2007 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Г.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Та­тарстан от 12 октября 2007 года постановление судьи отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ судья по результатам рассмотрения жалобы выносит одно из следующих решений: о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенные нарушения либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Судья, рассмотрев жалобу адвоката М. и признав постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного незаконным, его отменил, возложив обязанность устранить допущенные по делу нарушения на прокурора, хотя с 7 сентября 2007 года соответствии с ФЗ РФ №87 от 5 июня 2007 года прокуратура органом, надзирающим за процессуальной деятельностью следователей, не является.

   

Нарушение положений ст. 316 УПК РФ привело к отмене приговора.

 

Приговором Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 10 октября 2007 года В. осужден по ст. 158 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 3 ме­сяца условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев. Приговор постановлен в особом порядке.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Та­тарстан от 13 ноября  2007 года приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 316 УПК РФ при особом порядке судебного раз­бирательства судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. При этом могут быть исследованы лишь обстоятельства, характеризующие личность подсудимого.                                        

Суд, в нарушение требований названного закона,  допросил потерпевшую по вопросу значительности причиненного ей ущерба и переквалифицировал действия В. с учетом добытых в судебном заседании новых доказательств с ч. 2 ст. 158 п. «в» УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, исключив квалифицирующий признак хищения - причинение значительного ущерба потерпевшему.

В данном случае суду следовало вынести постановление о прекраще­нии особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

 

 

Нарушение положений Конвенции о правовой помощи и правовых от­ношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 года привело к отмене постановления судьи.

 

Постановлением судьи Вахитовского районного суда города Казани от 20 ноября 2007 года отказано в принятии к производству жалобы адвоката Х. о признании незаконным и необоснованным содержание под стражей П. срок которого составляет более 4 месяцев.

Из представленных суду материалов следует, что 6 июля 2007 года прокуро­ром Вахитовского района г. Казани в соответствии с ч.2 ст.466 УПК РФ в отно­шении П., гражданина Украины, была избрана мера пресечения в ви­де заключения под стражу, в связи с тем, что П. находится в между­народном розыске за совершение преступлений, предусмотренных ст. 190 ч.3 УК Украины.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Та­тарстан от 11 декабря  2007 года постановление отменено по следующим основаниям.

Ст. 466 УПК РФ, на которую суд сослался в своем постановлении, не пред­полагает возможность применения к лицу, в отношении которого решается во­прос о выдаче его другому государству для привлечения к уголовной ответствен­ности, меры пресечения в виде заключения под стражу вне предусмотренного уголовно- процессуальным законодательством порядка и сверх установленных им сроков применения данной меры пресечения.

В соответствии с ч.1 ст.61 Конвенции о правовой помощи и правовых от­ношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 года с изменениями от 28.03.1997 года, подписанной, в том числе и Украиной, лицо, выдача которого требуется, по ходатайству, может быть взято под стражу и до получения требования о выдаче.

Часть 2 ст.61 Конвенции предусматривает задержания лица и без ходатайства, если есть основания подозревать, что оно совершило на территории Договаривающей Стороны преступление, влекущее выдачу.

Однако согласно ст. 62 указанной Конвенции, лицо, взятое под стражу, должно быть освобождено, если требование о его выдаче не поступит в течение месяца со дня взятия его под стражу, а в отношении задержанного лица, если требование о его выдаче не поступит в течение срока, предусмотренного законодательством для задержания.

Из изложенного следует, что содержание лица под стражей в связи с нахождением его в международном розыске в целях рассмотрения ходатайства иностранного государства об экстрадиции, не может иметь неопределенный срок.

В материалах дела отсутствуют данные о подготовке П. к экстрадиции.

Следовательно, судом законность и обоснованность действий прокурора должны были быть проверены в порядке ст. 125 УПК РФ.

   

Неоднократная судимость не может быть основанием для отказа в условно досрочном освобождении от наказания.

 

Постановлением Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 5 сентября 2007 года К. отказано в условно-досроч­ном освобождении от отбывания наказания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Та­тарстан от 5 октября  2007 года постановление отменено по следующим основаниям.

Отказывая в условно-досрочном освобождении Корнилова от отбы­вания наказания, суд мотивировал свое решение тем, что Корнилов через непро­должительное время после освобождения из мест лишения свободы вновь со­вершил умышленные преступления и с учетом характера и степени обществен­ной опасности содеянного его условно досрочное освобождение не возможно. Однако данное указание суда не основано на требованиях ст. 79 УК РФ, а потому не может быть мо­тивом для отказа в удовлетворении ходатайства осужденного.

 

 

Производство выемки сведений об исходящих и входящих телефонных соединениях требует судебной санкции.

17.09.2007 года следователь СО при Алексеевском РОВД обратился в суд с ходатайством о разрешении производства контроля телефонных переговоров (распечатки) детализации исходящих и входящих соединений похищенного телефона.

Постановлением судьи Алексеевского районного суда от 17.09.2007 года, ходатайство следователя оставлено без удовлетворения со ссылкой на то, что вынесение по этому поводу судебного решения не требуется,.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Та­тарстан от 12 октября  2007 года постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно ст. 183 ч. 2 УПК РФ выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.

Ст.ст. 183, 165 УПК РФ в указанной редакции действуют с 7.09.2007
года. Судья, принимая решение, данное изменение закона не учел, что и привело к отмене постановления.

 

Постановление о возбуждении уголовного дела может быть обжаловано в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

Постановлением судьи Бугульминского городского суда  Республики Татарстан от 10 сентября   2007 года производство по жалобе М. на неза­конность возбуждения уголовного дела прекращено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Та­тарстан от 23 ноября  2007 года постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя и следова­теля об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия/ бездействие/ дознавателя, следователя и про­курора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свобо­дам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ к право­судию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предва­рительного расследования.

Как видно из материалов, свое решение о прекращении производства по жалобе М. судья обосновал тем, что он не усматривает, что вынесенное прокурором постановление о возбуждении уголовного дела в отношении М. способно причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Между тем данный вывод судьи сделан без учета требований ст. 46 Кон­ституции РФ, согласно которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается право обжаловать в суд решения и действия/ бездействие/ органов государственной власти, органов местного самоуправле­ния, общественных объединений и должностных лиц. Согласно ст. 21 Конституции РФ государство обязано обеспечивать каж­дому возможность отстаивать свои права в споре с любыми органами и должно­стными лицами, в том числе осуществляющими предварительное расследова­ние.

Таким образом, Конституция РФ предусматривает возможность судебно­го обжалования заинтересованным лицом постановления должностного лица о возбуждении уголовного дела.

Поэтому  жалоба М. подлежит рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ.

     

Кража, совершенная путем проникновения в разные помещения  в короткий промежуток времени и единым умыслом квалифицируется как одно преступление.

 

Приговором Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 13 декабря 2006 года К. осужден по ст. ст. 158, ч. 3, 158, ч. 2, п. «б»,  69 ч. 3, 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 7 ноября 2007 года приговор изменен, исключено осуждение К. по ст. 158, ч. 2, п. «б» УК РФ и назначение наказание по правилам ст. 69, ч. 3 УК РФ по следующим основаниям.

Приговором К. признан виновным в том, что в период с 4 по 5 октября 2006 года незаконно проник в садовый домик М.  и тайно     похитил имущество стоимостью 2400 рублей. Кроме того, он в этот же период времени незаконно проник в баню, расположенную на  том же участке, и похитил оттуда имущество стоимостью 2200 рублей.

К. действовал единым умыслом, поэтому его действия по факту незаконного проникновения в ба­ню дополнительной квалификации не требуют.


 

В соответствии со ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины совершении преступления может быть положено в основу обвинения только при    подтверждении    его    виновности    совокупностью    имеющихся уголовному делу доказательств.

   

Приговором Кировского районного суда г. Казани от 26 апреля 2006 года, И. осужден к лишению свободы по ст. ст. 161 ч.2 п. «а,г», по ст. 161 ч.2 п. «а,г». 161 ч.1, 158 ч.2 п. «в», 158 ч.2 п. «в», 158 ч.2 п. «в», 158 ч.1, 69 ч.3, 70 УК РФ  на 6 лет без штрафа в исправительной колонии общего режима.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 7 ноября 2007 года приговор в части осуждения по ст. ст. 158 ч.2 п. «в», 158 ч.2 п. «в», 158 ч.2 п. «в» УК РФ отменено, уголовное преследование И. в этой части прекращено по следующим основаниям.

И.  признан   виновным в открытом похищении имущества И. С. и К., хищении имущества А., а также в том, что он 16. 27 и 28 января 2006 года в маршрутных автобусах тайно похитил имущество Ж.Ю. и Р.

В  обосновании  вывода о  виновности И. в  совершении тайного хищения имущества  Ж.Ю. и Р. суд   положил   его   показания,   данные   в   ходе предварительного следствия.

В соответствии со ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины совершении преступления может быть положено в основу обвинения только при    подтверждении    его    виновности    совокупностью    имеющихся уголовному делу доказательств.

Данное требование закона по настоящему делу не выполнено.

Каких либо доказательств, подтверждающих причастность И. к совершению краж, кроме его признательных показаний на предварительном следствии,   не   имеется.      Показания   И.   в   ходе   предварительного следствия    носят        малоинформативный    характер,    не    детальны, об обстоятельствах происшествий дублируют показания потерпевших. Никаких мер   к   установлению   очевидцев   преступлений,   розыску   похищены имущества (среди которого находились и сотовые телефоны) предпринято не было.

В судебном заседании И. показал, что данных преступлений не совершал, в ходе следствия себя оговорил.

Поэтому Президиум его вину  в содеянном признал не доказанным.

 

Необоснованная конфискация имущества осужденного привела к изменению приговора.

Приговором Московского районного суда г. Казани от 20 июня 2007 года Я. осужден по ст. ст. 30 ч.3, 228-1 ч.1, 30 ч.3, 228-1 ч.2 п. «б», с применением ст. ст. 64 69 ч.3 УК РФ,  к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Постановлено вещественные доказательства, в том числе  изъятые у него деньги в сумме 5650 рублей и сотовый телефон, обратить в доход государства.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 19 декабря 2007 года приговор изменен, исключено из резолютивной части приговора указание суда об обращении в доход государства денег в сумме 5650 рублей и сотового телефона по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, в ходе личного досмотра Я. у него среди прочего были изъяты деньги в сумме 5650 рублей и сотовый телефон. Эти ценности были признаны вещественными доказательствами, а затем по приговору суда обращены в доход государства.

В соответствии со ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами признаются любые предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления, на которые были направлены преступные действия; деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления; иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Деньги в сумме   5650 рублей и телефон, изъятые у Я., орудиями преступления не являлись и в соответствии с п.6 ч.3 ст. 81 УК РФ подлежали передаче законным владельцам.

опубликовано 13.03.2010 05:23 (МСК), изменено 10.04.2014 16:11 (МСК)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 









 
 
 
 
 
 
 






 
 
 
 

@   2017  Верховный Суд Республики Татарстан
 
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98