Arms
 
развернуть
 
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)
vs.tat@sudrf.ru
показать на карте
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)vs.tat@sudrf.ru
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98

 
 

 
 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
2 квартал 2014 года
УТВЕРЖДЕН
на заседании Президиума
Верховного Суда
Республики Татарстан
6 августа 2014 года
 
Обзор судебной практики рассмотрения уголовных, гражданских дел
и дел об административных правонарушениях за второй квартал 2014 года
 
Обзор практики рассмотрения уголовных дел
судами апелляционной и кассационной инстанции
 
Ошибки применения уголовного закона
 
1. В соответствии с требованиями статьи 46 УК РФ при назначении дополнительного наказания в виде штрафа подлежит исследованию вопрос об имущественном положении осужденного и его семьи, возможность получения осужденным заработной платы или иного дохода.
 
Приговором Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 3 апреля 2013 года А. осужден по части 1 статьи 30, пункту «г» части 3 статьи 228.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 лет в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 200 000 рублей.
Президиум пришел к выводу, что судом нарушены требования статьи 46 УК РФ, поскольку суд, установив, что А. не работает, не привел в описательно-мотивировочной части приговора мотивов решения о назначении ему дополнительного наказания в виде штрафа в размере 200 000 рублей, и изменил приговор, исключил из резолютивной части указание на назначение дополнительного наказания в виде штрафа в размере 200 000 рублей.
постановление президиума по делу № 44-у-140
 2. В соответствии с частью 2 статьи 68 УК РФ срок наказания при рецидиве преступления не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания.
 Приговором мирового судьи судебного участка №1 Авиастроительного района города Казани от 27 мая 2013 года Д., судимый 20 октября 1998 года с учетом последующих изменений по пункту «д» части 2 статьи 111 УК РФ к лишению свободы на 8 лет в исправительной колонии строгого режима, освободившийся в июне 2006 года; 28 апреля 2009 года по части 1 статьи 111 УК РФ к лишению свободы на 3 года, освободившийся 22 февраля 2012 года, осужден по части 1 статьи 119 УК РФ к ограничению свободы на 1 год с установлением определенных ограничений.
Президиум приговор отменил, уголовное дело направил на новое рассмотрение по следующим основаниям.
В соответствии с частью 2 статьи 68 УК РФ срок наказания при рецидиве преступления не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания.
Отягчающим наказание осужденного обстоятельством суд признал рецидив преступлений. Наиболее строгим видом наказания санкция части 1 статьи 119 УК РФ предусматривает лишение свободы.
Указав на отсутствие оснований для применения статей 64, 73 УК РФ, суд, тем не менее, назначил осужденному наказание более мягкое, чем лишение свободы, существенно нарушив требования общей части УК РФ.
постановление президиума по делу № 44-у-137
 3. Согласно пункту «в» части 1 статьи 73 УК РФ условное осуждение не назначается при опасном или особо опасном рецидиве преступлений.
 Приговором Новошешминского районного суда Республики Татарстан от 26 июня 2013 года З., судимый:
1) 3 октября 2008 года по части 1 статьи 131, части 1 статьи 132, части 3 статьи 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 26 января 2012 года по отбытии срока наказания,
2) 14 мая 2013 года по пунктам «а», «б» части 2 статьи 158 УК РФ к 360 часам обязательных работ,
осужден по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ к лишению свободы на 2 года с применением статьи 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 2 года с возложением определенных обязанностей.
Постановлено приговор Новошешминского районного суда Республики Татарстан от 14 мая 2013 года исполнять самостоятельно.
Президиум приговор отменил, уголовное дело направил на новое рассмотрение, указав на неправильное применение уголовного закона.
В соответствии с пунктом «б» части 2 статьи 18 УК РФ действия З. образуют опасный рецидив преступлений. При таких обстоятельствах применение при назначении наказания условного осуждения нельзя признать обоснованным, поскольку согласно пункту «в» части 1 статьи 73 УК РФ условное осуждение не назначается при опасном или особо опасном рецидиве преступлений.
Кроме того, суд постановил приговор от 14 мая 2013 года исполнять самостоятельно. Между тем такое решение суда не соответствует требованиям уголовного закона, поскольку  преступление, за которое З. осужден приговором суда от 26 июня 2013 года, совершено 24 марта 2013 года, то есть до приговора от 14 мая 2013 года. В силу части 5 статьи 69 УК РФ,  если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу, в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.
постановление президиума по делу № 44-у-129
4. В соответствии с пунктом «б» части 7 статьи 79 УК РФ, если в течение оставшейся неотбытой части наказания осужденный совершил преступление по неосторожности, либо умышленное преступление небольшой или средней тяжести, вопрос об отмене либо сохранении условно-досрочного освобождения решается судом. По смыслу указанной нормы закона этот вопрос должен быть решен судом в приговоре при назначении наказания.
 Приговором Алексеевского районного суда Республики Татарстан от 15 октября 2012 года Ф.,  судимый 21 июня 2007 года, с учетом внесенных в приговор изменений, по части 3 статьи 30, пунктам «а», «б» части 2 статьи 158 УК РФ, на основании части 5 статьи 69 УК РФ 6 годам 8 месяцам лишения свободы, освобожденный условно-досрочно на 1 год 8 месяцев 8 дней, осужден к лишению свободы по пунктам «а», «б» части 2 статьи 158 (за каждое из 3 преступлений) на 2 года, по части 3 статьи 30, пунктам «а», «б» части 2 статьи 158 УК РФ на 1 год, с применением части 2 статьи 69 УК РФ окончательно на 5 лет.
Согласно материалам дела Ф. в период условно-досрочного освобождения по приговору от 21 июня 2007 года совершил преступления средней тяжести.
В соответствии с пунктом «б» части 7 статьи 79 УК РФ, если в течение оставшейся неотбытой части наказания осужденный совершил преступление по неосторожности, либо умышленное преступление небольшой или средней тяжести, вопрос об отмене либо сохранении условно досрочного освобождения решается судом. По смыслу указанной нормы закона этот вопрос должен быть решен судом в приговоре при назначении наказания, поскольку требует оценки тяжести и общественной опасности вновь совершенного преступления, а также данных о личности осужденного.
Эти положения закона не выполнены судом при постановлении приговора. Из содержания приговора следует, что суд не разрешил вопрос об отмене либо сохранении условно-досрочного освобождения, не привел соответствующих мотивов, по которым имеются основания для отмены осужденному условно-досрочного освобождения.
С учетом изложенного президиум исключил из резолютивной части приговора указание суда о применении статьи 70 УК РФ.
постановление президиума по делу № 44-у-133
 5. В соответствии со статьей 58 УК РФ мужчинам, осужденным при рецидиве преступлений, отбывание наказания в виде лишения свободы назначается в исправительной колонии строгого режима.
 Постановлением мирового судьи судебного участка № 2 по Арскому судебному району Республики Татарстан от 7 октября 2013 года В., судимому:
1) 27 марта 2006 года по части 1 статьи 158, части 1 статьи 158, пункту «б» части 2 статьи 158, части 2 статьи 69, статье 73 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года;
2) 17 декабря 2007 года по пунктам «а», «б» части 2 статьи 158, части 1 статьи 150, части 2 статьи 69, статье 70 УК РФ к 2 годам 7 месяцам лишения свободы в колонии-поселении, освобожденному 26 марта 2010 года по отбытии срока наказания;
3) 21 июня 2010 года по части 3 статьи 30, части 1 статьи 228-1, статье 73 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 4 года;
4) 15 августа 2011 года по части 1 статьи 158, статье 73 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, условное осуждение по приговору от 15 августа 2011 года отменено, и он направлен для отбывания наказания в колонию-поселение.
Президиум постановление мирового судьи в отношении В. отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение в Приволжский районный суд города Казани по месту отбывания наказания осужденного.
Основанием отмены постановления явилось неправильное применение уголовного закона. В соответствии со статьей 58 УК РФ мужчинам, осужденным при рецидиве преступлений, отбывание наказания в виде лишения свободы назначается в исправительной колонии строгого режима. Приговором от 15 августа 2011 года установлено, что действия В. образуют рецидив преступлений, а ранее он отбывал наказание в виде лишения свободы. В нарушение установленных требований закона, мировой судья при отмене условного осуждения В. местом отбывания наказания определил не исправительную колонию строгого режима, а колонию-поселение.
постановление президиума по делу № 44-у-174
 
Вопросы назначения наказания
6. В соответствии с частью 1 статьи 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьей 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 228, частью 1 статьи 231 и статьей 233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.
Приговором Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 10 февраля 2014 года И. осужден по части 3 статьи 30, части 1 статьи 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
При назначении наказания судом первой инстанции было признано отягчающее наказание обстоятельство – рецидив преступлений.
Между тем из материалов уголовного дела следует, что судимости И. от 28 апреля 2003 года, от 20 декабря 2004 года и от 31 июля 2008 года погашены.
Суд апелляционной инстанции изменил приговор суда, исключив признание совершения И. преступления при рецидиве и снизив назначенное наказание до 1 года исправительных работ с удержанием 20%  заработной платы в доход государства.
Апелляционное постановление по делу № 22-1887
 7. Согласно части 4 статьи 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления небольшой тяжести, судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет.
 По приговору Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 21 февраля 2014 года Г. осужден по пунктам «б», «в» части 2 статьи 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года; на основании части 5 статьи 69 УК РФ окончательно – к лишению свободы сроком на 3 года 9 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
При назначении наказания судом первой инстанции было признано отягчающее наказание обстоятельство – рецидив преступлений.
Из материалов уголовного дела следует, что 16 октября 2007 года Г. осужден за преступление, совершенное в несовершеннолетнем возрасте, 29 сентября 2010 года – за преступление, относящееся к категории небольшой тяжести.
Суд апелляционной инстанции изменил приговор суда, исключив признание совершения Г. преступления при рецидиве и снизив назначенное наказание до 1 года 10 месяцев лишения свободы; на основании части 5 статьи 69 УК РФ назначил окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 7 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Апелляционное постановление по делу № 22-2053
 8. В соответствии с частью 7 статьи 316 УПК РФ при постановлении приговора без проведения судебного разбирательства назначенное наказание не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
 Приговором Тукаевского районного суда Республики Татарстан от 22 апреля 2014 года И. осужден по части 3 статьи 264 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права управления транспортным средством  сроком на 2 года 6 месяцев.
Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства.
Суд апелляционной инстанции изменил приговор суда, снизив наказание в виде лишения свободы до 3 лет 3 месяцев, поскольку назначенное наказание с учетом требований части 7 статьи 316 УПК РФ не могло превышать 3 лет 4 месяцев.
Апелляционное постановление по делу № 22-2405
 
Разрешение гражданского иска по уголовному делу
 9. Согласно части 3 статьи 44 УПК РФ гражданский иск в защиту интересов государства может быть предъявлен прокурором.
 Приговором Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 10 декабря 2013 года А. осужден по части 3 статьи 30, части 1 статьи 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет 1 месяц с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Суд удовлетворил гражданский иск заместителя прокурора, взыскал с осужденного А. в пользу ГУ «Фонд обязательного медицинского страхования Республики Татарстан» 39 159 рублей 34 копейки за стационарное лечение потерпевшей.
Суд апелляционной инстанции отменил приговор в части удовлетворения гражданского иска прокурора и прекратил производство по данному иску, мотивировав свое решение тем, что Территориальный фонд является юридическим лицом и в соответствии с пунктом 8.11 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 10 июня 2011 года № 471 вправе самостоятельно предъявлять иски к юридическим и физическим лицам, ответственным за причинение вреда здоровью застрахованного лица. По мнению суда апелляционной инстанции, эта норма предоставляет право требовать возмещения указанных расходов только страховой медицинской организации.
Президиум с выводом суда второй инстанции не согласился по следующим основаниям. Согласно пункту 2 части 7 статьи 34 Федерального закона от 29 ноября 2010 года № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» территориальный фонд осуществляет следующие полномочия страховщика: аккумулирует средства обязательного медицинского страхования и управляет ими, осуществляет финансовое обеспечение реализации территориальных программ обязательного медицинского страхования в субъектах Российской Федерации, формирует и использует резервы для обеспечения финансовой устойчивости обязательного медицинского страхования в порядке, установленном Федеральным фондом.
Получение страховой медицинской организацией средств обязательного медицинского страхования не влечет за собой перехода этих средств в собственность страховой медицинской организации, за исключением случаев, установленных Федеральным законом.
Таким образом, Территориальный фонд медицинского страхования, реализующий государственную политику в области обязательного медицинского страхования граждан как составной части государственного социального страхования, является самостоятельным государственным некоммерческим финансово-кредитным учреждением, финансовые средства которого являются федеральной (государственной) собственностью.
С учетом изложенного президиум пришел к выводу, что гражданский иск заместителя прокурора был заявлен в защиту интересов государства, однако суд апелляционной инстанции не в полной мере учел изложенное выше обстоятельство.
Президиум апелляционное определение в части разрешения гражданского иска отменил, уголовное дело направил на новое апелляционное рассмотрение.
постановление президиума по делу № 44у-181
 
Ошибки применения уголовно-процессуального закона
 10. Суд вправе в порядке исполнения приговора смягчить осужденному наказание, назначенное по совокупности приговоров на основании статьи 70 УК РФ, а также по совокупности преступлений на основании части 5 статьи 69 УК РФ, когда ранее судом в порядке исполнения приговора или судом надзорной инстанции предыдущий приговор был изменен со смягчением назначенного наказания.
Осужденный К. обратился в суд с ходатайством об изменении постановления Московского районного суда города Казани от 13 апреля 2010 года в связи с пересмотром в порядке надзора приговора Ново-Савиновского районного суда города Казани от 28 декабря 2009 года со смягчением наказания.
Постановлением Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 3 декабря 2013 года в удовлетворении ходатайства осужденного отказано.
Отказывая в удовлетворении ходатайства суд, мотивировал свое решение тем, что требования осужденного К. связаны с пересмотром уже вступивших в законную силу судебных решений не на основании изменений в законе, а ввиду внесенных изменений вышестоящей инстанцией. В постановлении делается вывод о том, что пересмотреть постановление Московского районного суда города Казани от 13 апреля 2010 года возможно только в порядке надзора судом вышестоящей инстанции. Осужденному разъяснено право на обращение с указанным ходатайством в вышестоящий суд.
Между тем согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2011 года № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора», суд вправе в порядке исполнения приговора смягчить осужденному наказание, назначенное по совокупности приговоров на основании статьи 70 УК РФ, а также по совокупности преступлений на основании части 5 статьи 69 УК РФ, когда ранее судом в порядке исполнения приговора или судом надзорной инстанции предыдущий приговор был изменен со смягчением назначенного наказания.
Президиум постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.
постановление президиума по делу № 44-у-165
11. Согласно части 3 статьи 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.
 Приговором мирового судьи судебного участка № 2 Тукаевского судебного района Республики Татарстан от 14 мая 2013 года Г. осуждена по части 1 статьи 330 УК РФ.
Президиум приговор изменил, поскольку судом нарушены уголовно-процессуальные нормы.
В соответствии с частью 2 статьи 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона. Согласно части 3 статьи 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.
Из приговора усматривается, что в качестве подтверждения своего вывода о наличии существенного вреда, причиненного действиями осужденной Галимовой Р.А., суд сослался, в том числе, на налоговую декларацию за период 2010 года.
Между тем согласно протоколу судебного заседания данное доказательство в ходе судебного разбирательства исследовано не было, поэтому президиум исключил из описательно-мотивировочной части приговора указание на налоговую декларацию за период 2010 года.
постановление президиума по делу № 44-у-161
 
12. В соответствии с частью 6 статьи 132 УПК РФ процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суд вправе освободить осужденного полностью или частично от уплаты процессуальных издержек, если это может существенно отразиться на материальном положении лиц, которые находятся на иждивении осужденного.
 Приговором Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 5 декабря 2008 года Р. осужден по части 3 статьи 162 УК РФ к лишению свободы сроком 7 лет; на основании части 5 статьи 69 УК РФ окончательно – к лишению свободы сроком на 7 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Постановлено взыскать с Р. процессуальные издержки, выплачиваемые адвокату за оказание юридической помощи, в размере 6265 рублей 98 копеек.
Из материалов уголовного дела следует, что Р. является инвалидом 2 группы и имеет заболевание, исключающее трудоспособность, других источников дохода не имеет.
Судебная коллегия изменила приговор суда, исключив из резолютивной части приговора указание о взыскании с Р. процессуальных издержек, выплачиваемых адвокату за оказание юридической помощи, в размере 6265 рублей 98 копеек.
Кассационное определение по делу № 22-2325
 13. В соответствии с требованиями статьи 281 УПК РФ оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, в случае неявки потерпевшего или свидетеля допускается с согласия сторон.
Приговором Ново-Савиновского районного суда города Казани от 3 марта 2014 года А. осужден по части 3 статьи 30, пункту «б» части 3 статьи 228.1, части 3 статьи 30, части 1 статьи 228.1 УК РФ с применением статьи 64, части 2 статьи 69 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Из протокола судебного заседания следует, что защитник и подсудимый возражали против удовлетворения ходатайства государственного обвинителя об оглашении показаний свидетеля Ц., данных в ходе предварительного расследования, однако судом показания свидетеля были оглашены.
Судебная коллегия изменила приговор суда, исключив из его описательно-мотивировочной части показания свидетеля Ц., оглашенные в порядке статьи 281 УПК РФ.
Апелляционное  определение по делу № 22-2452
 14. Согласно частям 1 и 2 статьи 32 УПК РФ уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления. Если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда, то данное уголовное дело подсудно суду по месту окончания преступления.
 Приговором Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 3 февраля 2014 года К. осужден по части 4 статьи 159 УК РФ с применением статьи 73 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет условно с возложением определенных обязанностей.
Согласно материалам дела К. обвинялся в хищении путем обмана денежных средств в особо крупном размере на общую сумму 9 026 462 рублей 68 копеек, полученных им в банке КБ «Адмиралтейский», расположенном в городе Нижний Новгород.
Обвиняемый К. обратился в суд с ходатайством о направлении уголовного дела по территориальной подсудности в Нижегородский районный суд города Нижний Новгород. Данное ходатайство обвиняемого было отклонено судьей.  
Судебная коллегия отменила приговор суда и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение. В обоснование принятого решения судебная коллегия указала, что оконченное преступление было совершено К. на территории города Нижний Новгород, в связи с чем судья должен был руководствоваться положениями части 1 статьи 34 УПК РФ и вынести постановление о направлении уголовного дела по подсудности.
Апелляционное  определение по делу № 22-1924
 
Обзор практики рассмотрения гражданских дел судами апелляционной и кассационной инстанции
и жалоб по делам об административных правонарушениях
 
Страховые споры
 1. В случаях, когда при заключении договора страховая сумма установлена ниже страховой стоимости, при наступлении страхового случая возмещается только часть понесенных убытков, пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости.
 Е.Г. Чимпаеш обратилась к ОАО «Страховая компания «НАСКО Татарстан» с иском о взыскании страхового возмещения, убытков и судебных издержек по договору добровольного страхования транспортного средства.
В обоснование указано, что на автодороге Йошкар-Ола – Зеленодольск – Казань, случилось дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля «Москвич-214122» и принадлежащего Е.Г. Чимпаеш автомобиля «Шевроле-Спарк».
Стоимость восстановительного ремонта без учета износа заменяемых частей согласно отчету эксперта составила 199 640 рублей.
Ответчик выплатил страховое возмещение в сумме 122 120,04 рубля.
Истец просила взыскать не полностью выплаченное страховое возмещение в размере 77 514,96 рубля и судебные расходы.
Представитель страховщика иск не признал.
Решением  Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от  11 марта 2014 года в удовлетворении иска отказано.
В апелляционной жалобе Е.Г. Чимпаеш ставился вопрос об отмене решения суда и принятии нового решения об удовлетворении иска.
Судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.
Согласно пункту 1 статьи 947 ГК РФ сумма, в пределах которой страховщик обязуется выплатить страховое возмещение по договору имущественного страхования или которую он обязуется выплатить по договору личного страхования (страховая сумма), определяется соглашением страхователя со страховщиком в соответствии с правилами, предусмотренными настоящей статьей.
В соответствии со статьей 949 ГК РФ,  если в договоре страхования имущества или предпринимательского риска страховая сумма установлена ниже страховой стоимости, страховщик при наступлении страхового случая обязан возместить страхователю (выгодоприобретателю) часть понесенных последним убытков пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости.
Как следует из содержания данных норм, при неполном имущественном страховании, когда страховая сумма меньше страховой (действительной) стоимости имущества, ущерб возмещается частично, пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости.
Из материалов дела следует, что в  соответствии с условиями, содержащимися в полисе страхования, действительная стоимость автомобиля «Шевроле-Спарк» определена сторонами в размере 450 000 рублей, а страховая сумма, в пределах которой страховщик отвечает по риску «хищение и ущерб», составляет 280 000 рублей.
Поэтому суд первой инстанции, установив соотношение между страховой стоимостью 450 000 рублей и страховой суммой 280 000 рублей, обоснованно пришел к выводу, что выплаченное страховое возмещение 122 120,04 рубля соответствует данной пропорции, и отказал в удовлетворении требований о взыскании не полностью выплаченного страхового возмещения.
Доводы апелляционной жалобы о том, что в тексте страхового полиса не указано на неполное имущественное страхование, отклонены судебной коллегией, как не основанные на законе, поскольку сведения о неполном страховании следуют из содержания страхового полиса, нормами ГК РФ не предусмотрено специальное указание на то, что договор (страховой полис) должен называться именно как неполное имущественное страхование.
Решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба - без удовлетворения.
апелляционное определение по делу № 33-8815/2014
 2. В случае отзыва лицензии у страховой компании, застраховавшей гражданскую ответственность владельца транспортного средства, потерпевший не вправе требовать прямого возмещения ущерба со страховой компании, застраховавшей его гражданскую ответственность.
 А.Р. Латыпов обратился к ООО «Страховая компания «СЕВЕРНАЯ КАЗНА» с иском о взыскании страхового возмещения, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов.
В обоснование указал, что 5 июля 2013 года по вине водителя автомобиля «Форд» случилось дорожно-транспортное происшествие, в результате которого его автомобилю «Шевроле-Авео» причинены механические повреждения.
Автогражданская ответственность причинителя вреда застрахована ОСАО «Россия», у которого приказом Федеральной службы по финансовым рынкам от 14 ноября 2013 года № 13-516/пз-и отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности.
В связи с этим истец обратился за страховой выплатой в ООО «Страховая компания «СЕВЕРНАЯ КАЗНА», которое застраховало его гражданскую ответственность (прямое возмещение ущерба).
Ответчик в страховой выплате отказал, на основании чего А.Р. Латыпов просил взыскать сумму страхового возмещения, применить меры ответственности, предусмотренные законодательством о защите прав потребителей, возместить судебные расходы.
Представители ООО «Страховая компания «СЕВЕРНАЯ КАЗНА» и Российского союза автостраховщиков в судебное заседание не явились, дело рассмотрено в их отсутствие.
Заочным решением Московского районного суда города Казани Республики Татарстан от 3 марта 2014 иск удовлетворен.
В апелляционных жалобах представители ООО «Страховая компания «СЕВЕРНАЯ КАЗНА» и Российского союза автостраховщиков просили об отмене решения суда и отклонении иска, полагая, что отзыв лицензии у ОСАО «Россия» является основанием для отказа в удовлетворении требований о прямом возмещении убытков.
Проверив обоснованность данных доводов, судебная коллегия пришла к выводу, что оспариваемое решение подлежит отмене.
В силу статьи 1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» по договору обязательного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).
Согласно статье 14.1 указанного Федерального закона потерпевший имеет право предъявить требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, непосредственно страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств:
Страховщик, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред, обязан возместить в счет страховой выплаты по договору обязательного страхования страховщику, осуществившему прямое возмещение убытков, возмещенный им потерпевшему вред в соответствии с соглашением о прямом возмещении убытков (статья 26.1 Федерального закона).
В соответствии  со статьей 26.1 указанного Федерального закона соглашение о прямом возмещении убытков заключается между членами профессионального объединения страховщиков. Таким соглашением определяются порядок и условия расчетов между страховщиком, осуществившим прямое возмещение убытков, и страховщиком, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред.
Требования к соглашению о прямом возмещении убытков, порядок расчетов между указанными страховщиками, а также особенности бухгалтерского учета по операциям, связанным с прямым возмещением убытков, устанавливаются Банком России.
Как следует из содержания приведенных правовых норм, обязательным условием прямого возмещения убытков является то обстоятельство, что дорожно-транспортное происшествие произошло с участием двух транспортных средств и гражданская ответственность владельцев обоих участников застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом.
Из материалов дела видно, что приказом Федеральной службы по финансовым рынкам у ОСАО «Россия» отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности. В силу соглашения о прямом возмещении убытков данный страховщик исключается из участников указанного соглашения, и обязательства, вытекающие из этого соглашения, прекращаются.
Следовательно, страховщик, застраховавший ответственность потерпевшего, и выплативший страховое возмещение, не сможет получить возмещение убытка от страховщика причинителя ущерба.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что решение об удовлетворении иска является необоснованным и подлежит отмене, в удовлетворении иска надлежит отказать. При этом истец не лишен возможности требовать возмещения ущерба у ОСАО «Россия».
апелляционное определение по делу № 33-8864/2014
3. Заключение владельцем транспортного средства, который имеет водительское удостоверение, договора страхования в соответствии с законодательством об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, само по себе означает его допуск к управлению автомобилем без указания в разделе страхового полиса о лицах, допущенных к управлению автомобилем.
 ЗАО «Страховая компания «Чулпан» обратилось к Л.Р. Сарваровой с иском о возмещении ущерба в порядке регресса.
В обоснование указано, что 18 апреля 2012 года случилось дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля, находившегося под управлением ответчика, и автомобиля «Лада».
По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении Л.Р. Сарварова признана виновной в нарушении Правил дорожного движения Российской Федерации, страховая компания в соответствии с законодательством об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств выплатила потерпевшему страховое возмещение в размере 19 573,75 рубля.
Согласно страховому полису обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств среди лиц, допущенных к управлению транспортным средством, указан супруг ответчика Н.Ф. Сарваров.
Поскольку ответчик не была включена в страховой полис в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством, а являлась только страхователем и владельцем транспортного средства, страховая компания просила взыскать с неё выплаченную в счет возмещения ущерба сумму.
Ответчик иск не признала.
Решением мирового судьи судебного участка № 9 по Альметьевскому судебному району Республики Татарстан от 20 ноября 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 14 января 2014 года, иск удовлетворен.
В кассационной жалобе Л.Р. Сарварова просила об отмене судебных постановлений, указала, что является собственником автомобиля и страхователем, сама же управляла автомобилем в момент причинения ущерба, полагает, что относится к лицам, допущенным к управлению без указания в соответствующем разделе страхового полиса, считает, что судами неправильно применены нормы материального права.
Согласно статье 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Президиум считает, что такие нарушения при рассмотрении дела допущены, имеются основания для отмены судебных постановлений.
Судами установлено и подтверждается материалами дела, что 17 декабря 2011 года между сторонами заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в период действия договора в результате дорожно-транспортного происшествия, по вине Л.Р. Сарваровой причинен ущерб другому транспортному средству, истцом выплачено страховое возмещение в размере 19 573,75 рубля.
Разрешая спор, суды исходили из того, что страховая компания, выплатившая страховое возмещение пострадавшему лицу, имеет право регрессного требования к ответчику, поскольку она управляла автомобилем, но не была включена в перечень лиц, допущенных к управлению транспортным средством.
При разрешения спора суды применили пункт 1 статьи 14 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", согласно которому страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством.
Вместе с тем в соответствии с пунктом 1 статьи 15 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" обязательное страхование осуществляется владельцами транспортных средств путем заключения со страховщиками договоров обязательного страхования, в которых указываются транспортные средства, гражданская ответственность владельцев которых застрахована.
Согласно пункту 2 данной статьи Федерального закона договор обязательного страхования заключается в отношении владельца транспортного средства, лиц, указанных им в договоре обязательного страхования, или в отношении неограниченного числа лиц, допущенных владельцем к управлению транспортным средством в соответствии с условиями договора обязательного страхования, а также иных лиц, использующих транспортное средство на законном основании.
По смыслу указанной нормы, владелец транспортного средства является стороной договора и основным лицом, в отношении которого заключается договор страхования. Дополнительно данный договор страхования может быть заключен в отношении других лиц, не являющихся владельцами транспортного средства.
Пунктом 15 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 7 мая 2003 года N 263, предусмотрено, что для заключения договора обязательного страхования страхователь представляет страховщику, в том числе, водительское удостоверение или копию водительского удостоверения лица, допущенного к управлению транспортным средством (если договор обязательного страхования будет предусматривать допуск к управлению транспортным средством определенных лиц).
Из указанных положений Правил следует, что договор страхования может быть заключен с собственником транспортного средства, когда другие лица не допущены к управлению, только при наличии у собственника водительского удостоверения.
Следовательно, заключение владельцем транспортного средства, который имеет водительское удостоверение, договора страхования в соответствии с законодательством об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, само по себе означает его допуск к управлению автомобилем без указания в разделе страхового полиса о лицах, допущенных к управлению автомобилем, поэтому применение к установленным правоотношениям положений пункта 1 статьи 14 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" является ошибочным.
Таким образом, судами неправильно применены нормы материального права, что привело к необоснованному удовлетворению исковых требований, восстановление нарушенных прав заявительницы возможно только путем отмены судебных постановлений и принятия нового судебного постановления об отказе в удовлетворении иска.
Президиум постановил судебные постановления отменить, в удовлетворении иска отказать.
постановление президиума по делу № 44-Г-64
 
Споры о защите прав потребителей
 4. При  проверке судом правильности исчисления  размера коммунальных платежей, в мотивировочной части решения должны быть приведены формулы, которые используются для определения размера таких платежей и фактические данные, которые использовались судом при разрешении дела.
 Л.И. Коробейникова обратилась в суд с иском к ООО «УК «Челныстройремонт» и ООО «Городской расчетный центр» о перерасчете коммунальных услуг.
В обоснование указала, что ей на праве собственности принадлежит квартира, с ООО «Управляющая организация «Челныстройремонт» заключен договор управления многоквартирным домом, который неправильно производит расчет платежей за коммунальные услуги.
Так, по мнению истицы, ответчик в нарушение постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 23 апреля 2009 года № 87 необоснованно установил размер норматива на общие домовые нужды (29 квт/ч  вместо 7 квт/ч), неправильно исчисляет размер платежей за горячее и холодное водоснабжение, электроэнергию.
В связи с этими обстоятельствами просила взыскать с управляющей компании излишне уплаченные суммы по коммунальным платежам в сумме 4 643 рублей, компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей, судебные расходы в размере 2 000 рублей, штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.
Представители ответчиков иск не признали, пояснив, что начисление платы за электроснабжение, отопление, водоснабжение произведены в соответствии с действующим законодательством.
Решением мирового судьи судебного участка № 12 по городу Набережные Челны Республики Татарстан от 10 апреля 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 28 октября 2013 года, в удовлетворении иска отказано.
В кассационной жалобе Л.И. Коробейникова ставила вопрос об отмене судебных постановлений и принятии нового судебного акта об удовлетворении иска, приводила доводы о неправильном применении нормативных актов, регулирующих порядок определения размера коммунальных платежей, указывала, что после рассмотрения дела судами обратилась в Государственную жилищную инспекцию Республики Татарстан, которая установила ошибки управляющей компании в определении размера коммунальных платежей.
Согласно статье 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Президиум считает, что судами такие нарушения закона допущены, имеются основания для отмены судебных постановлений.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, мировой судья пришел к выводу, что счета-квитанции с расчетами размера коммунальных услуг являются законными и обоснованными, отвечают требованиям Жилищного кодекса Российской Федерации и нормативно-правовым актам.
Указанные выводы, как следует из мотивировочной части решения, сделаны на основании арифметических подсчетов, произведенных судом, и сопоставлении этих расчетов с квитанциями об оплате коммунальных услуг.
С таким выводами согласился суд апелляционной инстанции.
Вместе с тем в соответствии с частью 4 статьи 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.
В пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003  года N 23 "О судебном решении" разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1 и часть 3 статьи 11 ГПК РФ).
Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Выполнение приведенных положений норм гражданского процессуального закона, в том числе, предполагает, что в случае выполнения судом проверки каких-либо расчетов, которые являются предметом спора, или сопоставления данных расчетов с фактическими показателями, данные расчеты и сопоставления должны быть отражены в мотивировочной части решения суда.
В случаях, когда для проверки правильности расчетов необходимы специальные познания, следует разрешать вопрос о назначении по делу судебной экспертизы либо привлечении специалиста.
Данные требования закона судами не выполнены.
Как видно из материалов дела, предметом спора являются обстоятельства правильности исчисления размера коммунальных платежей управляющей компанией, которые рассчитывались за спорный период в соответствии с  Правилами предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 23 мая 2006 года N 307, а также постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2011 года N 354 "О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов" (вместе с "Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов").
Указанные нормативные акты содержат различные показатели и формулы, в соответствии с которыми определяется размер коммунальных платежей.
Однако мотивировочная часть решения каких-либо расчетов, с использованием предусмотренных формул и фактических показателей, подтверждающих или опровергающих правильность расчетов, произведенных управляющей компанией, не содержит.
При таком положении, судебные постановления не могут быть признаны законными.
Президиум постановил отменить решение мирового судьи и апелляционное определение, и направил дело мировому судье на новое рассмотрение, при котором предложено для проверки правильности расчетов размера коммунальных платежей рассмотреть вопрос о назначении по делу судебной экспертизы либо привлечении специалиста.
постановление президиума по делу № 44-Г-61
Социальная защита, трудовые споры
 5. Работа в должностях, которая подлежит включению в стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости, должна быть подтверждена допустимыми доказательствами.
 И.М. Идрисов обратился к ГУ-Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Приволжском районе города Казани с иском о признании незаконным отказа в досрочном назначении трудовой пенсии по старости, возложении обязанности включить периоды работы в специальный стаж и назначить досрочную трудовую пенсию по старости.
В обоснование указал, что решением ответчика ему отказано в назначении досрочной трудовой пенсии, при этом в специальный стаж не включены периоды работы с 1 августа 2000 года по 25 февраля 2004 года в должности производителя работ в ООО «Нижнекамскнефтехим-Сервис».
Просил признать указанное решение пенсионного органа незаконным и обязать включить в специальный стаж спорный период, назначить трудовую пенсию по старости досрочно, взыскать компенсацию морального вреда.
Представитель ответчика иск не признал.
Решением Приволжского районного суда города Казани Республики Татарстан от 25 апреля 2014 года в удовлетворении данной части требований отказано.
В апелляционной жалобе истец просил об отмене решения суда в указанной части.
Проверив законность и обоснованность решения суда, судебная коллегия не нашла оснований для отмены или изменения решения суда.
Согласно подпункту 2 пункта 2 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали на работах с тяжелыми условиями труда соответственно не менее 12 лет 6 месяцев и 10 лет и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет.
В соответствии с разделом  XXVII «Строительство, реконструкция, техническое перевооружение, реставрация и ремонт зданий, сооружений и других объектов» Списка N 2 производств, цехов, профессий и должностей с тяжелыми условиями труда, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях, утвержденного  постановлением Совмина СССР от 22 августа 1956 года № 1173, мастера строительных и монтажных работ и производители работ имеют право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах.
Из материалов дела усматривается, что решением ГУ-Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Приволжском районе города Казани И.М. Идрисову отказано в назначении досрочной трудовой пенсии ввиду отсутствия требуемого специального стажа по Списку № 2.
В специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии, не включен период работы с  1 августа 2000 года по 25 февраля 2004 года в должности производителя работ в ООО «Нижнекамскнефтехим-Сервис».
Отказывая в удовлетворении требований о включении в специальный стаж спорного периода, суд первой инстанции исходил из того, что работа в этот период в качестве производителя работ не подтверждается допустимыми доказательствами.
Согласно выписке из приказа № 9/2Б от 1 августа 2000 года производитель работ И.М. Идрисов на основании его заявления переведен на должность менеджера.
Как видно из приказа № 3 от 25 февраля 2004 года, менеджер И.М. Идрисов уволен на основании пункта 2 статьи 81 ТК РФ – по сокращению штата.
Как следует из актов проверки, проведенной специалистами ГУ-Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Приволжском районе города Казани, И.М. Идрисов принят на работу в ООО «Нижнекамскнефтехим-Сервис» производителем работ с 2 июня 1997 года, но приказом № 9/25 от 1 августа 2000 года переведен на должность менеджера с 1 августа 2000 года, приказом от 25 февраля 2004 года уволен с должности менеджера.
В штатных расписаниях общества за 2000-2004 годы предусмотрена должность «менеджер», должность «производитель работ» не предусмотрена.
По лицевым счетам за период с 1 августа 2000 по 25 февраля 2004 года И.М. Идрисов также значился в должности менеджера.
Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда, что справка, выданная главным бухгалтером ООО «Нижнекамскнефтихим-Сервис» о том, что истец в спорный период работал в должности прораба строительно-монтажных робот, не является допустимым доказательством, поскольку содержащиеся в ней сведения опровергаются письменными материалами дела.
При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда является законным и обоснованным, отказала в удовлетворении апелляционной жалобы.
апелляционное определение по делу № 33-8917/2014
 6. Формулировка увольнения должна соответствовать требованиям закона.
 Э.Г. Хайруллин обратился в суд с иском  к ТСЖ «Амега» о признании приказа об увольнении незаконным, признании прекратившимися трудовых отношений с 29 октября 2013 года, взыскании задолженности по отпускным и по заработной плате, процентов за просрочку выплаты заработной платы, компенсации морального вреда.
В обоснование указал, что 12 декабря 2010 года решением общего собрания членов ТСЖ «Амега» был принят на должность управляющего ТСЖ «Амега».
23 сентября 2013 года он написал заявление о предоставлении очередного отпуска с 23 сентября 2013 года по 28 октября 2013 года и заявление об увольнении с 29 октября 2013 года, которые передал председателю товарищества и сообщил ему о своем отъезде в другой город.
27 октября 2013 года председатель ТСЖ уволился с должности, вновь назначенный сообщил ему, что заявление об увольнении будет рассмотрено на ближайшем собрании правления ТСЖ.
8 ноября 2013 года на его почтовый адрес в городе Казани ответчиком отправлены акты от 29 октября 2013 года и от 1 ноября 2013 года об отсутствии на рабочем месте и необходимости в течение двух рабочих дней представить объяснения в письменном виде с изложением причин отсутствия. 12 декабря 2013  года истцом получено письмо с уведомлением об увольнении в связи с прогулами и копией приказа об увольнении.
Э.Г. Хайруллин полагал, что заблаговременно уведомил работодателя о предстоящем увольнении с 29 октября 2013 года по собственному желанию, а потому увольнение его за прогулы считает незаконным, указал также, что с ним не произведен полный расчет.
Просил признать незаконным приказ об увольнении, признать трудовые отношения прекратившимися с 29 октября 2013 года, взыскать задолженность по отпускным в размере 19 260,92 рубля и по заработной плате в размере 12 759,67 рубля, проценты за просрочку выплаты заработной платы в размере 456,16 рубля, компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей.
Представитель ответчика иск не признал.
Решением Советского районного суда города Казани от 1 апреля 2014 года в удовлетворении иска отказано.
В апелляционной жалобе представитель истца просил об отмене решения суда.
Проверив законность и обоснованность решения суда, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, с учетом выраженной в судебном заседании суда апелляционной инстанции истцом позиции,  судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда подлежит отмене в части отказа в удовлетворении требований о признании незаконным приказа об увольнении.
Согласно подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 ТК РФ расторжение трудового договора по инициативе работодателя может быть в случае прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции  исходил из отсутствия оснований для признания приказа незаконным, поскольку порядок увольнения соблюден, истец уволен на основании подпункта «а» пункта 6 статьи 81 ТК РФ – за прогул.
Такой вывод суда, по мнению судебной коллегии, не соответствует требованиям закона и не основан на материалах дела.
Как следует из приказа от 29 ноября 2013 года № 27, истец уволен с должности управляющего ТСЖ «Амега»  «по инициативе работодателя» на основании протокола заседания правления ТСЖ «Амега» от 17 ноября 2013 года № 14.
Основания увольнения работника по инициативе работодателя предусмотрены статьей 81 ТК РФ и изложены в 14 пунктах, предусматривают увольнение  по различным основаниям, в том числе при ликвидации организации либо прекращении деятельности индивидуальным предпринимателем, сокращении численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя, несоответствии работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации, и т.д.
В приказе об увольнении не указано конкретное основание увольнения Э.Г. Хайруллина, в связи с этим невозможно определить, по какому основанию он уволен фактически. Таким образом, формулировка увольнения не соответствует закону.
В силу статьи 394 ТК РФ,  в случае признания формулировки основания и (или) причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении основание и причину увольнения в точном соответствии с формулировками ТК РФ или иного федерального закона со ссылкой на соответствующие статью, часть статьи, пункт статьи ТК РФ или иного федерального закона.
В связи с этими обстоятельствами и положениями закона, суд второй инстанции пришел к выводу, что подлежит применению формулировка увольнения, предусмотренная статьей 80 ТК РФ – по собственному желанию (по инициативе работника).
В то же время, суд апелляционной инстанции согласился с решением суда первой инстанции об отказе в удовлетворении требований о взыскании задолженности по заработной плате, установив, что работодатель не имел возможности выдать Э.Г. Хайруллину заработную плату и отпускные, депонировал эти суммы в связи с неявкой истца за их получением. Препятствий для их получения не имеется.
Апелляционным определением изменена формулировка основания увольнения Э.Г. Хайруллина с должности управляющего ТСЖ «Амега» на увольнение по собственному желанию по статье 80 ТК РФ. В остальной части решение суда оставлено без изменения.
апелляционное определение по делу № 33-8734/2014
Вопросы применения срока исковой давности
 7. Подача заявления о выдаче судебного приказа в установленной законном форме прерывает течение срока давности независимо от того, что в дальнейшем судебный приказ отменен в связи с возражениями должника.
 ОАО «Татэнергосбыт» обратилось к И.И. и Д.А. Хайруллиным с иском о взыскании задолженности, ссылаясь на то, что ответчики являются потребителями электроэнергии по месту жительства, за период с сентября по декабрь 2009 года образовалась задолженность в сумме 8 342,3 рубля, которую истец просил взыскать.
Ответчики иск не признали, заявили о пропуске срока исковой давности.
Решением мирового судьи судебного участка № 3 Нижнекамского судебного района и города Нижнекамска Республики Татарстан от 16 сентября 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 26 декабря 2013 года, в удовлетворении исковых требований отказано в связи с истечением срока исковой давности.
В кассационной жалобе ОАО «Татэнергосбыт» просило об отмене  судебных постановлений и принятии нового судебного постановления об удовлетворении иска.
Факт того, что ответчики являются потребителями электроэнергии по месту жительства, установлен материалами дела, при этом установлено, что за период с сентября по декабрь 2009 года образовалась задолженность по оплате за потребленную электроэнергию.
Отказывая в удовлетворении иска, суды исходили из того, что к предъявленным требованиям применяется общий срок исковой давности – три года (статья 196 ГК РФ), поскольку задолженность имела место в сентябре – декабре 2009 года, срок исковой давности истек в сентябре – декабре 2012 года, а иск предъявлен 23 августа 2013 года, то есть на день предъявления иска истек срок исковой давности.
ОАО «Татэнергосбыт» в кассационной жалобе указывает, что судебными инстанциями допущено нарушение норм материального права, выразившееся в неправильном исчислении срока исковой давности, что повлияло на исход дела.
В соответствии со статьей 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Президиум пришел к выводу, что судами такие нарушения закона допущены, имеются основания для отмены судебных актов.
Из материалов дела следует, что ОАО «Татэнергосбыт» обращалось с заявлением о выдаче судебного приказа о взыскании с И.И. и Д.А. Хайруллиной указанной задолженности.
25 марта 2011 года мировым судьей судебного участка № 3 Нижнекамского района и города Нижнекамска вынесен судебный приказ о взыскании с И.И. и Д.А. Хайруллиной в пользу ОАО «Татэнергосбыт» задолженности за использованную электроэнергию.
Определением этого же мирового судьи от 12 апреля 2011 года данный судебный приказ отменен в связи с поступлением от должника возражения относительно его исполнения.
Согласно статье 203 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года) течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, после перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.
В пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 года № 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 года № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности» разъяснено, что, поскольку судебная защита права кредитора по требованию о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника может быть осуществлена не только в исковом производстве, но и путем выдачи судебного приказа, что является упрощенной процедурой рассмотрения дел данной категории, подача кредитором заявления о выдаче судебного приказа, прерывает течение срока исковой давности, также как и подача в установленном порядке искового заявления по указанным выше требованиям.
Как следует из приведенных правовых норм и их толкования, подача в соответствии с требованиями закона заявления о выдаче судебного приказа, даже при условии, что в дальнейшем судебный приказ отменен в связи с возражениями должника, прерывает течение срока давности, который начинает исчисляться заново.
Таким образом, выдача судебного приказа 12 апреля 2011 года означает, что срок давности прерывается и начинает исчисляться заново и истекает  12 апреля 2014 года. Исковое заявление предъявлено в суд  23 августа 2013 года, и, следовательно, срок давности не истек.
Президиум признал данное нарушение закона существенным, отменил судебные постановления и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
постановление президиума по делу № 44-Г-60
 8. Применение срока исковой давности может являться самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.
 И.М. Закиева в интересах З.К. Искандаровой обратилась к З.И. Ахметовой с иском о признании договора купли-продажи жилого дома и земельных участков недействительным и применении последствий недействительности сделки.
В обоснование указано, что З.К. Искандарова проживает в индивидуальном жилом доме и считала себя единоличным собственником данного недвижимого имущества. Однако ей стало известно, что право собственности на жилой дом и земельные участки прекращено и перешло к ответчику З.И. Ахметовой.
Между тем намерений продать или подарить жилой дом и земельные участки кому-либо З.К. Искандарова не имела, каких-либо денежных средств за отчуждение дома не получала.
Просила признать договор купли-продажи жилого дома и земельных участков от 10 октября 2008 года недействительным в связи с заблуждением относительно природы сделки, применив последствия недействительности сделки, а также просила признать данный договор незаключенным.
Представитель З.И. Ахметовой иск не признал, заявил о применении срока исковой давности.
Решением Азнакаевского городского суда Республики Татарстан от 17 декабря 2013 года в удовлетворении иска отказано.
В апелляционной жалобе представитель З.К. Искандаровой просил об отмене решения суда из-за нарушений норм материального и процессуального права, указывая, что основанием для признания договора купли-продажи незаключенным является неполучение денежных средств, что подтверждается, по мнению представителя, отсутствием расписки.
Рассмотрев представленные материалы и оценив доводы апелляционных жалоб в совокупности с исследованными доказательствами по делу, суд апелляционной инстанции счел, что при разрешении спора правильно применены нормы материального права, не имеется основания для удовлетворения исковых требований.
В соответствии со статьей 549 ГК РФ по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателю земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество.
Пунктом 1 статьи 432 ГК РФ предусмотрено, что договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности ее использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения (статья 178 ГК РФ).
Из материалов дела усматривается, что 10 октября 2008  года между З.К. Искандаровой и З.И. Ахметовой заключен договор купли-продажи спорного жилого дома и земельных участков, данный договор подписан лично З.К. Искандаровой, что не оспаривалось в ходе рассмотрения дела.
Согласно условиям заключенного договора, продавец З.К. Искандарова продала, а покупатель З.И. Ахметова купила в собственность жилой дом и земельные участки, уплатив до подписания договора 950 000 рублей.
Право собственности на жилой дом и земельные участки зарегистрировано за З.И. Ахметовой 1 декабря 2008 года.
Из содержания пункта 8 договора следует, что в момент его подписания продавец и покупатель подтвердили, что в дееспособности не ограничены, под опекой и попечительством не стоят, не страдают заболеваниями, препятствующими осознавать суть договора, а также отсутствуют обстоятельства, вынуждающие совершить данный договор на крайне невыгодных для себя условиях.
Обосновывая свои требования, З.К. Искандарова утверждает, что договор купли-продажи был заключен под влиянием заблуждения относительно природы сделки.
Исследовав материалы дела, судебная коллегия обстоятельств, свидетельствующих о том, что заключенный З.К. Искандаровой договор купли-продажи не соответствует требованиям закона, а также доказательств того, что сторонами по договору не было достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, не усматривает.
Доводы истца, касающиеся ее заблуждения относительно природы заключаемой сделки, опровергаются собственноручно подписанным договором купли-продажи и передаточным актом. Обстоятельства расчета по договору купли-продажи отражены в тексте договора, составление отдельной расписки о получении продавцом денежных средств в договоре не предусмотрено.
При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения как исковых требований о признании договора купли-продажи не действительным, так и для признания договора незаключенным.
Судебная коллегия считает, что обоснованным является заявление ответчика о применении срока давности.
В соответствии со статьей 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.
Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
Согласно материалам дела оспариваемый договор купли-продажи зарегистрирован в Управлении Росреестра по Республике Татарстан 1 декабря 2008 года, в суд истец обратилась 25 октября 2013 года. 
Таким образом, срок исковой давности для признания договора недействительным истек, что в силу пункта 2 статьи 199 ГК РФ является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований.
По результатам рассмотрения апелляционной жалобы в удовлетворении исковых требований З.К. Искандаровой отказано.
апелляционное определение по делу № 33-7646/2014
Жилищные споры
9. Право на получение жилищной субсидии имеют инвалиды, признанные в соответствии с нормами жилищного законодательства нуждающимися в предоставлении жилого помещения.
 С.С. Каюмов обратился в суд с заявлением о признании решения жилищной комиссии Вахитовского и Приволжского районов города Казани и распоряжения главы администрации незаконными, указывая в обоснование, что с мая 1995 года, будучи инвалидом II группы, с семьей в составе трех человек состоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий.
В феврале 2013 года им получено уведомление о выделении жилищной субсидии на приобретение жилья. После представления необходимых документов, решением жилищной комиссии от 26 марта 2013 года он с семьей снят с  учета в связи с обеспеченностью жильем более учетной нормы.
Между тем, как указал истец, семья проживает в квартире площадью 65,9 кв. м  вчетвером, квартира приобретена с рассрочкой платежа, стоимость квартиры не погашена, как инвалид он имеет право на дополнительную жилплощадь, в собственности жилья не имеет, за 18 лет с момента постановки в очередь жилье от государства не получал.
С.С. Каюмов просил признать решение жилищной комиссии и распоряжение администрации о снятии его с жилищного учета незаконными.
Решением Кировского районного суда города Казани Республики Татарстан от 31 мая 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 9 сентября 2013 года, заявление удовлетворено.
В кассационной жалобе администрация просит отменить судебные акты и принять новое решение об отказе в удовлетворении заявления.
В силу статьи 387 ГК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Президиум пришел к выводу, что такие нарушения допущены при рассмотрении дела.
В силу положений части 2 статьи 6 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» граждане, принятые на учет до 1 марта 2005 года в целях последующего предоставления им жилых помещений по договорам социального найма, сохраняют право состоять на данном учете до получения ими жилых помещений по договорам социального найма. Указанные граждане снимаются с данного учета в случае утраты ими оснований, которые до введения в действие ЖК РФ давали им право на получение жилых помещений по договорам социального найма. Указанным гражданам жилые помещения по договорам социального найма предоставляются в порядке, предусмотренном ЖК РФ, с учетом положений настоящей статьи.
Решением Казанской городской Думы от 1 ноября 2006 года, принятым в соответствии с частью 5 статьи 50 ЖК РФ, установлена учетная норма, дающая право состоять на жилищном учете, в размере 12 кв. м и менее общей площади жилого помещения на одного члена семьи.
В соответствии с положениями статьи 51 ЖК РФ гражданами, нуждающимися в жилых помещениях, признаются не являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения, а также являющиеся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения и обеспеченные общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы.
Согласно правилам статьи 17 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» инвалиды принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации. Обеспечение жилыми помещениями инвалидов, вставших на учет до 1 января 2005 года, финансируется за счет средств федерального бюджета.
Как следует из содержания приведенных норм, инвалиды, нуждающиеся в предоставлении жилого помещения в соответствии с требованиями ЖК РФ и вставшие на учет до 1 января 2005 года, вправе получить субсидию на приобретение жилого помещения.
Разрешая спор, суды исходили из того, что на каждого члена семьи в жилом помещении общей площадью 65,9 кв. м (65,9:4) приходится менее 18 кв. м, полагая, что подлежит применению норматив расчета размера жилищной субсидии, предоставляемой инвалидам из федерального бюджета.
Вместе с тем при определении нуждаемости в предоставлении жилого помещения подлежат применению учетная норма, установленная в соответствии с правилами статьи 50 ЖК РФ и составляющая в г. Казани – менее 12 кв. м.
Из материалов дела следует, что 2 мая 1995 года С.С. Каюмов с семьей из трех человек принят на учет в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий в связи с проживанием в общежитии.
На основании договора купли-продажи от 21 февраля 2007 года истец является собственником 1/3 доли в праве собственности на 3-комнатную квартиру общей площадью 65,9 кв. м, (размер 1/3 доли - 21,96 кв. м) с учетом фактически проживающих (4 человека) на каждого приходится по 16,48 кв. м, что превышает учетную норму.
То обстоятельство, что данная квартира приобретена на средства кредита, который полностью не выплачен, правового значения не имеет, поскольку право собственности на долю в квартире, в том числе приобретенную в кредит, возникает с момента государственной регистрации такого права. Из материалов дела видно, что С.С. Каюмов зарегистрировал право собственности на долю в жилом помещении в установленном законом порядке.
Таким образом, приобретением в собственность указанной квартиры истец реализовал свои жилищные права по своему усмотрению, путем приобретения жилого помещения в общую долевую собственность, право собственности на долю в данном жилом помещении должно учитываться при определении нуждаемости, и, следовательно, решение органа местного самоуправления об исключении его из числа лиц, нуждающихся в предоставлении жилого помещения, основано на правильном применении закона.
Президиум постановил решение суда и апелляционное определение отменить, принял новое решение, которым в удовлетворении заявления отказано.
постановление президиума по делу № 44-Г-42
Споры, возникающие из публичных правоотношений
1. Судебный пристав–исполнитель не вправе ставить вопрос об отмене обеспечительных мер, которые приняты на основании постановления судебного пристава-исполнителя в рамках исполнительного производства.
 Должностное лицо службы судебных приставов Мензелинского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан обратилось в суд с заявлением об отмене ареста, наложенного на долю в недвижимом имуществе должника в рамках исполнительного производства, указав, что в рамках исполнительного производства о взыскании с О.П. Петрова в пользу акционерного коммерческого сберегательного банка Российской Федерации суммы задолженности в 229 422,17 рубля, судебным приставом-исполнителем наложен арест на 1/4 долю в праве собственности в квартире, принадлежащей должнику.
Поскольку данное жилое помещение является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, то в соответствии с пунктом 1 статьи 446 ГПК РФ является имуществом, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, поэтому просил отменить арест.
Определением Мензелинского районного суда Республики Татарстан от 29 января 2014 года заявление удовлетворено, арест отменен.
С определением суда не согласился взыскатель по исполнительному производству - ОАО «Сбербанк России», в частной жалобе ставил вопрос о его отмене.
Судебная коллегия пришла к следующему.
Согласно части 1 статьи 14 Федерального закона от 2 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» решения по вопросам исполнительного производства, принимаемые судебным приставом-исполнителем, оформляются постановлениями должностного лица службы судебных приставов.
В силу части 1 статьи 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника.
На основании части 1 статьи 121 приведенного Федерального закона постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием), в порядке подчиненности и оспорены в суде.
Согласно статье 49 рассматриваемого Федерального закона сторонами исполнительного производства являются должник и взыскатель.
Как следует из вышеприведенных норм, постановления судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием).
Судебный пристав-исполнитель к указанным лицам не относится.
Право на отмену обеспечительных мер предусмотрено статьей 144 ГПК РФ для суда, которым такие меры применены. Судебному приставу-исполнителю законом такие полномочия не предоставлены.
В случае несогласия с постановлением судебного пристава-исполнителя, взыскатель, должник или лица, чьи права и интересы нарушены такими постановлением, действиями (бездействием), вправе обжаловать постановление, действие (бездействие) в соответствии с положениями статьи 441 ГПК РФ, главы 25 ГПК РФ и статьи 121 Федерального закона «Об исполнительном производстве».
Из материалов дела видно, что стороны исполнительного производства или иные лица, чьи права нарушены, с заявлением не обращались.
Таким образом, судебный пристав-исполнитель не наделен полномочиями, чтобы ставить вопрос об отмене обеспечительных мер, принятых на основании постановления судебного пристава-исполнителя, наличие данных мер не затрагивает права и интересы судебного пристава-исполнителя, право на обращение судебного пристава-исполнителя в суд в интересах других лиц, по указанным основаниям, законом не предусмотрено.
Судебная коллегия отменила определение Мензелинского районного суда Республики Татарстан от 29 января 2014 года, производство по делу прекратила на основании статьи 220 ГПК РФ.
определение по делу № 33-5084/2014
 2. Вопрос о помещении иностранного гражданина в спецприемник до исполнения решения о депортации должен разрешаться в порядке гражданского судопроизводства по правилам главы 25 ГПК РФ.
 Управление Федеральной миграционной службы по Республике Татарстан обратилось в суд с ходатайством о помещении и содержании А.И. Гайнановой, имеющей гражданство другого государства, в спецприемник отдела МВД России по Арскому району до исполнения решения о депортации.
В обоснование ходатайства указано, что 20 декабря 2013 года в отношении А.И. Гайнановой вынесено и утверждено решение о нежелательности пребывания (проживания) иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации.
Уведомлением от 15 января 2014 года ей сообщено о том, что в срок до 19 января 2014  года она должна выехать из Российской Федерации.
13 февраля 2014 года данное уведомление получено под подпись.
Решением о депортации от 28 февраля 2014, утвержденным начальником УФМС по Республике Татарстан, постановлено депортировать указанное лицо за пределы Российской Федерации.
В связи с изложенным УФМС по Республике Татарстан обратилось в суд с ходатайством о помещении А.И. Гайнановой  в спецприемник  и ее  содержании в спецприемнике  до исполнения решения о депортации.
Постановлением Арского районного суда Республики Татарстан от 4 марта 2014  года ходатайство удовлетворено.
При апелляционном рассмотрении прокурором в заключении указано на необходимость рассмотрения данного дела в порядке гражданского судопроизводства, а не в порядке производства по делам об административных правонарушениях.
Судебная коллегия приходит к следующему.
Согласно части 9 статьи 31 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» иностранные граждане, подлежащие депортации, по решению суда содержатся в специальных учреждениях до исполнения решения о депортации.
Из приведенного положения следует, что разрешение вопроса о содержании подлежащих депортации иностранных граждан в специальных учреждениях осуществляется исключительно на основании решения суда.
Согласно части 1 статьи 194 ГПК РФ в форме решения принимается постановление суда первой инстанции, которым разрешается дело по существу.
Указание в материальном законе на необходимость принятия судебного постановления в форме решения предполагает рассмотрение дела в порядке гражданского судопроизводства.
В соответствии со статьей 2 ГПК РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений.
В силу части 1 статьи 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.
Из приведенных положений ГПК РФ следует, что гражданам, а также иным лицам, в том числе и гражданам других государств, в рамках гражданского судопроизводства должна быть обеспечена защита их прав и законных интересов теми правовыми способами и средствами, которые содержит гражданское процессуальное законодательство.
Согласно части 4 статьи 1 ГПК РФ в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, суды применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права).
В ГПК РФ отсутствуют нормы, регулирующие порядок рассмотрения дел о помещении иностранных граждан и лиц без гражданства в специальное учреждение до депортации. Вместе с тем, в Кодексе содержится глава 26.1 о временном размещении иностранного гражданина, подлежащего реадмиссии, в специальном учреждении.
Исходя из необходимости соблюдения требований, касающихся права на обращение в суд и на судебную защиту, с учетом положений о применении норм гражданского процессуального законодательства по аналогии и нормы части 9 статьи 31 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», дела о помещении иностранных граждан и лиц без гражданства в специальное учреждение до их депортации подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства по правилам производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, с постановлением по делу решения.
В ином судебном порядке, в том числе в порядке производства по делам об административных правонарушениях, подобные дела рассмотрению не подлежат.
Исходя из изложенного, подача и порядок рассмотрения таких заявлений должны соответствовать положениям ГПК РФ.
Ввиду того, что вопрос о принятии заявления к производству не входит в компетенцию суда апелляционной инстанции, материал подлежит направлению в суд первой инстанции для разрешения вопроса о принятии заявления к производству с учетом положений статей 131 и 132 ГПК РФ, а также с соблюдением правил подсудности.
Судебная коллегия определила постановление Арского районного суда Республики Татарстан от 4 марта 2014 года отменить, материал направить в Арский районный суд Республики Татарстан для разрешения вопроса о принятии заявления к производству в соответствии с правилами гражданского судопроизводства и соблюдением правил подсудности.
апелляционное определение по делу № 33-5561/2014
 
Жалобы по делам об административных правонарушениях
3. Ходатайство по делу об административном правонарушении подлежит рассмотрению в порядке и сроки, предусмотренные законом.
 
Постановлением должностного лица органов ГИБДД И.М. Шагиев признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.15 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 1 500 рублей.
Решением судьи Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан от 13 декабря 2013 года данное постановление оставлено без изменения, жалоба И.М. Шагиева – без удовлетворения.
В надзорной жалобе И.М. Шагиев просил судебное постановление отменить, считая его незаконным.
Изучив материалы дела и доводы надзорной жалобы, заместитель председателя Верховного Суда Республики Татарстан пришел к выводу, что жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Судьей районного суда установлено, что, управляя транспортным средством, заявитель не выбрал безопасный боковой интервал, который позволил бы избежать столкновения, за данный вид нарушения Правил дорожного движения Российской Федерации установлена ответственность, предусмотренная частью 1 статьи 12.15 КоАП РФ.
Вместе с этим в соответствии со статьей 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.
Подсудность (подведомственность) дел об административных правонарушениях определена в статье 29.5 КоАП РФ.
В соответствии с требованиями части 1 статьи 29.5 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения. По ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дело может быть рассмотрено по месту жительства данного лица.
По смыслу статьи 24.4 КоАП РФ лица, участвующие в производстве по делу об административном правонарушении, имеют право заявлять ходатайства, подлежащие обязательному рассмотрению судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится данное дело.
Ходатайство заявляется в письменной форме и подлежит немедленному рассмотрению. Решение об отказе в удовлетворении ходатайства выносится судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, в виде определения.
Из материалов дела усматривается, что И.М. Шагиевым было заявлено ходатайство о рассмотрении дела по месту его жительства, изложенное в протоколе об административном правонарушении.
Между тем, должностным лицом административного органа в нарушение требований статьи 24.4 КоАП РФ ходатайство о рассмотрении дела по месту жительства И.М Шагиева рассмотрено не было.
Указанное обстоятельство является существенным нарушением, поскольку повлекло нарушение права на защиту.
Судьей Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан при рассмотрении жалобы И.М. Шагиева на постановление должностного лица административного органа не дана оценка тому обстоятельству, что ходатайство о передаче дела по месту жительства И.М. Шагиева, в отношении которого ведется производство по делу, не рассмотрено в установленном порядке.
Ходатайство о направлении дела по месту жительства заявлено И.М. Шагиевым и отражает его право на выбор альтернативной подсудности с учетом интересов, предусмотренных правом на защиту, которым пользуется лицо, в отношении которого ведется производство по административному делу.
При таких обстоятельствах постановление должностного лица органов ГИБДД и решение судьи Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан не могут быть признаны законными и подлежат отмене, поскольку дело рассмотрено с нарушением требований закона о подсудности.
Согласно части 1 статьи 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, - по истечении трех месяцев) со дня совершения административного правонарушения.
Событие административного правонарушения по данному делу об административном правонарушении имело место 27 сентября 2013 года, а потому И.М. Шагиев не подлежит привлечению к административной ответственности позднее 27.12.2013.
Поскольку на момент рассмотрения в Верховном Суде Республики Татарстан надзорной жалобы И.М. Шагиева срок давности привлечения к административной ответственности для данной категории дел истек, производство по настоящему делу, в силу пункта 6 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ, подлежит прекращению в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.
Постановлено вынесенные по делу об административном правонарушении постановление  и решение суда оттенить, производство по делу прекратить.
постановление № П4а-170
 4. Привлечение должностного лица к ответственности за допуск к управлению транспортным средством лица, не имеющего права управления транспортным средством, возможно в случае, когда должностному лицу известно указанное обстоятельство.
Постановлением должностного лица органов ГИБДД от 20 ноября 2013 года ФГУП «Почта России» привлечено к административной ответственности по статье 12.32 КоАП РФ (допуск к управлению транспортным средством водителя, находящегося в состоянии опьянения либо не имеющего права управления транспортным средством)  в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей.
Решением судьи Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан от 12 мая 2014 года постановление должностного лица  оставлено без изменения.
В жалобе в Верховный Суд Республики Татарстан представитель предприятия просил постановление и решение судьи отменить, производство по делу прекратить.
Изучив материалы дела, судья пришел к выводу, что жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Статьей 12.32 Кодекса Российской Федерации  об административных правонарушениях  установлена административная ответственность, в том числе  за допуск к управлению транспортным средством водителя, не имеющего права управления транспортным средством.
Как усматривается из материалов дела, приказом начальника Республиканского центра перевозки почты от 19 сентября 2008 года Д.В. Сычев принят на должность водителя 3 класса грузового автомобиля.
8 октября 2013 года транспортное средство под его управлением в соответствии с путевым листом было выпущено на линию по маршруту Казань-Лаишево-Рыбная Слобода-Казань. Той же датой в ходе проверки документов инспектором ДПС выявлено, что Д.В. Сычев постановлением мирового судьи судебного участка №1 Рыбно-Слободского района Республики Татарстан от 12 июля 2013 года лишен права управления транспортными средствами на срок 1 год.
Водительское удостоверение не изъято, Д.В. Сычевым не сдано.
13 февраля 2013 года в отношении собственника транспортного средства ФГУП «Почта России» составлен протокол об административном правонарушении по статье 12.32 КоАП РФ, впоследствии вынесено постановление о привлечении к административной ответственности, решением суда в удовлетворении жалобы отказано.
Согласно частям 1 и 2 статьи 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.
Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
В соответствии со статьей 20 Федерального закона № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие на территории Российской Федерации деятельность, связанную с эксплуатацией транспортных средств, обязаны, в том числе, организовывать работу водителей в соответствии с требованиями, обеспечивающими безопасность дорожного движения.
В пункте 12 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, утвержденных постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года № 1090, определено, что должностным и иным лицам, ответственным за техническое состояние и эксплуатацию транспортных средств, запрещается, в том числе, допускать к управлению транспортными средствами лиц, не имеющих прав управления транспортными средством данной категории.
Согласно пункту 1 статьи 28 Федерального закона «О безопасности дорожного движения» одним из оснований прекращения действия права на управление транспортными средствами является лишение права на управление транспортными средствами.
Как следует из материалов дела, наказание в виде лишение права управления транспортным средством в отношении Д.В. Сычева не исполнено, водительское удостоверение не изъято, на момент приема на работу Д.В. Сычев предъявил водительское удостоверение, данный документ был в наличии у водителя в момент выезда им на линию и в момент остановки его сотрудником полиции.
Каких-либо доказательств, свидетельствующих, что ФГУП «Почта России» располагало сведениями о лишении водителя Д.В. Сычева права управления транспортными средствами, однако допустило его к управлению транспортным средством, в материалы дела не представлено.
С учетом изложенного постановление должностного лица и решение суда отменены, производство по делу прекращено.
определение судьи ВС РТ по делу № 77-873/2014
опубликовано 07.08.2014 16:17 (МСК), изменено 08.08.2014 10:49 (МСК)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 









 
 
 
 
 
 
 






 
 
 
 

@   2017  Верховный Суд Республики Татарстан
 
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98