Arms
 
развернуть
 
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)
vs.tat@sudrf.ru
показать на карте
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)vs.tat@sudrf.ru
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98

 
 

 
 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
2 квартал 2013 года

УТВЕРЖДЕН

на заседании Президиума Верховного Суда

Республики Татарстан

30 октября 2013 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ, ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ И ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ СУДАМИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЙ И КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ЗА 2 КВАРТАЛ 2013 ГОДА

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

1. При постановлении приговора судам необходимо учитывать положения ч. 1 ст. 56 УК РФ.

Постановление президиума Верховного Суда РТ

от 3 апреля 2013 года по делу № 44-У-155

(и з л о ж е н и е)

По приговору Пестречинского районного суда РТ от 21 декабря 2011 года П. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 324 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей, по ч. 1 ст. 226 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев в исправительной колонии общего режима и штрафа в размере 5000 рублей.

В кассационном порядке приговор не обжалован.

Дело в отношении П. рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

П. осужден за преступление небольшой тяжести по ч. 1 ст. 119 УК РФ за то, что 18 сентября 2011 года, находясь в строительном вагончике, направив двуствольное охотничье ружье в сторону С., выкрикивал в его адрес угрозу: «Дай мне бинты и йод, иначе я тебя застрелю!». Данную угрозу убийством С. воспринял реально, так как П. находился в состоянии алкогольного опьянения, был агрессивен, не контролировал свои действия.

Описание преступного деяния свидетельствует об обоснованности квалификации действий П. по ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Между тем, наказание в виде лишения свободы за данное преступление является необоснованным, поскольку назначено с нарушением ч. 1 ст. 56 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.12.2011 № 420-ФЗ), согласно которой наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, или если лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Поскольку преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 119 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести, обстоятельств, отягчающих наказание по делу не установлено, а санкция статьи предусматривает наказание в виде обязательных работ, ограничения свободы, принудительных работ, ареста и лишения свободы, президиум Верховного Суда Республики Татарстан приговор в отношении П. изменил и по ч. 1 ст. 119 УК РФ назначил наказание в виде обязательных работ сроком на 480 часов.

2. Суд назначил наказание с применением ст. 70 УК РФ, при этом условное осуждение уже отменено на основании постановления об амнистии.

Постановление президиума Верховного Суда РТ

от 15 мая 2013 года по делу № 44-У-94

(и з л о ж е н и е)

Приговором Советского районного суда г. Казани от 07 апреля 1999 года К. осужден по ч. 1 ст. 228, ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

По приговору Советского районного суда г. Казани от 21 сентября 1999 года К. осужден по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 07 апреля 1999 года отменено и на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения неотбытого наказания окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на 3 года 6 месяцев в исправительной колонии общего режима.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

К. признан виновным в покушении на тайное хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в хранилище.

В надзорной жалобе осужденный выразил несогласие с приговором в части назначенного наказания в соответствии со ст. 70 УК РФ, поскольку в августе 1999 года он был снят с учета в УИИ № 52 в связи с освобождением от отбывания наказания на основании постановления Государственной Думы РФ об объявлении амнистии.

Из приговора видно, что при назначении наказания К. суд руководствовался положениями ст. 74 УК РФ (отменив условное осуждение по приговору от 7 апреля 1999 года) и ст. 70 УК РФ, однако не принял во внимание постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 июня 1999 года «Об объявлении амнистии», вступившее в законную силу 22 июня 1999 года, согласно которому освобождению от наказания подлежали условно осужденные, а также осужденные к наказаниям, не связанным с лишением свободы.

При таких обстоятельствах президиум Верховного Суда РТ приговор изменил: отмену условного осуждения по приговору от 7 апреля 1999 года на основании ст. 74 УК РФ и назначение наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ исключил.

3. Нарушение положений статей уголовно-процессуального закона повлекло отмену постановления.

Постановление президиума Верховного Суда РТ

от 22 мая 2013 года по делу № 44-У-225

(и з л о ж е н и е)

По приговору Советского районного суда г. Казани от 28 декабря 2009 года (с учетом изменений, внесенных кассационной инстанцией и постановлением Зеленодольского городского суда РТ от 25 сентября 2012 года) Л. осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ на 8 лет, по ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ на 8 лет, в силу ч. 2 ст. 69 УК РФ на 8 лет 1 месяц в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Зеленодольского городского суда РТ от 28 февраля 2013 года в принятии к рассмотрению ходатайства Л. о пересмотре данного приговора в отказано.

Л. ходатайствовал о пересмотре приговора с учетом изменений внесенных Федеральным законом от 1 марта 2012 года № 18-ФЗ и постановлением Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года № 1002.

В апелляционном порядке материал не рассматривался.

Из материалов дела усматривается, что после изучения ходатайства судьей единолично без проведения судебного заседания принято решение об отказе в его принятии.

Между тем положения ст. 396, 397, 399 УПК РФ, на которые имеется ссылка при вынесении постановления, предусматривают, что в данном случае судья должен был принять окончательное мотивированное решение об отказе или об удовлетворении ходатайства, с учетом сведений, установленных по итогам судебного разбирательства, а не об отказе в принятии ходатайства осужденного к рассмотрению.

При таких обстоятельствах президиум Верховного Суда РТ постановление отменил, материал направил на новое судебное рассмотрение.

4. В соответствии с ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Постановление президиума Верховного Суда РТ

от 22 мая 2013 года по делу № 44-У-219

(и з л о ж е н и е)

Приговором Кировского районного суда г. Казани от 11 марта 2010 года Д. осужден к лишению свободы: по п. «б» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ на 5 лет, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228-1 УК РФ, с применением ст. 66 УК РФ на 4 года, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний – на 7 лет в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 30 апреля 2010 года приговор оставлен без изменения.

Д. признан виновным в том, что 4 декабря 2009 года, примерно в 12 часов 10 минут, незаконно сбыл К. наркотическое средство - героин общей массой не менее 0,71 грамма, что является крупным размером.

Он же 16 декабря 2009 года, примерно в 17 часов, в ходе проверочной закупки незаконно сбыл Г. наркотическое средство - героин общей массой не менее 0, 11 грамма.

Из материалов уголовного дела усматривается, что одним из доказательств вины Д. в незаконном сбыте героина массой не менее 0,71 грамма, совершенном 4 декабря 2009 года, суд признал показания свидетеля К. на предварительном следствии, справку об исследовании № 2052 от 04 декабря 2009 года и заключение эксперта № 2319 от 15 декабря 2009 года, которые в ходе судебного заседания не исследовались. Вследствие чего были нарушены требования ч. 2 ст. 297 УПК РФ.

Показания осужденного и свидетеля К. на предварительном следствии, на которые также ссылается суд в приговоре, обосновывая вину Д. по эпизоду от 04 декабря 2009 года, без исследования заключения эксперта о составе и массе наркотических средств не являются безусловным доказательством вины осужденного.

На основании п. 1 ч.1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью Д. к совершению преступления президиум Верховного Суда РТ приговор отменил, производство по уголовному делу прекратил.

5. Вопросы, касающиеся преступлений, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, разъяснены также в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» от 29 октября 2009 года.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Республики Татарстан от 09 апреля 2013 года

по делу № 22-2493/2013

(и з л о ж е н и е)

По приговору Нефтекамского городского суда Республики Башкортостан от 08 сентября 2010 года С. осужден по ч. 2 ст. 159 (по восьми эпизодам), по ч. 3 ст. 159, ч. 4 ст. 159, ч. 3 ст. 69 УК РФ (с последующими изменениями) к 5 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Осужденный обратился в суд с ходатайством о приведении приговора в соответствие с Федеральным законом № 207-ФЗ от 29 ноября 2012 года.

Постановлением Пестречинского районного суда РТ от 06 февраля 2013 года в удовлетворении ходатайства осужденного отказано.

Свой отказ суд мотивировал указанием на то, что преступления осужденным совершены не в сфере предпринимательской деятельности.

Однако в своем ходатайстве о пересмотре приговора С. указал, что являлся индивидуальным предпринимателем, в качестве которого он зарегистрирован в установленном законом порядке, занимался розничной торговлей, полученные от знакомых и друзей деньги использовал не только на личные нужды, но и вкладывал в развитие собственного бизнеса.

В соответствии со ст. 2 ГК РФ гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

В п. 4.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 года № 22 (в редакции от 14 июня 2012 года) «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста» судам разъяснено, что преступления, предусмотренные ст. 159, 160 и 165 УК РФ, следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и эти преступления непосредственно связаны с указанной деятельностью.

Поскольку приведенные обстоятельства судом не были учтены, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РТ постановление суда отменила, материал направила на новое рассмотрение.

6. Необоснованное возвращение уголовного дела прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ повлекло отмену постановления.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Республики Татарстан от 24 мая 2013 года

по делу № 22-3732/2013

(и з л о ж е н и е)

Постановлением Нижнекамского городского суда РТ от 02 апреля 2013 года уголовное дело в отношении Б. в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения дела судом. В обоснование указано, что согласно ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении должны быть указаны данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением. Как следует из обвинения и обвинительного заключения, денежные средства, полученные в виде компенсационных выплат за счет средств бюджета РФ и РТ, хищение которых инкриминируется Б., принадлежали государству, а потерпевшим по делу признано ГКУ «Центр занятости населения г.Нижнекамска». Таким образом,органами следствия не определен потерпевший, собственник похищенных средств.

Как следует из материалов уголовного дела, в соответствии со ст. 220 УПК РФ следователь указал в обвинительном заключении данные о потерпевшем - ГКУ «Центр занятости населения г.Нижнекамска», характере и размере вреда, причиненного ему преступлением.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 года № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», в тех случаях, когда по поступившему в суд уголовному делу будет установлено, что лицо, которому преступлением причинен вред, не признано потерпевшим по делу, суд признает такое лицо потерпевшим, уведомляет его об этом, разъясняет права и обязанности, обеспечивает возможность ознакомления со всеми материалами дела.

Согласно тому же постановлению Пленума Верховного Суда РФ, когда по поступившему в суд уголовному делу будет установлено, что лицо признано потерпевшим без достаточных к тому оснований, предусмотренных ст. 42 УПК РФ, суд выносит постановление (определение) о том, что такое лицо ошибочно признано потерпевшим по данному делу, и разъясняет ему право на обжалование принятого судом решения в кассационном (апелляционном) порядке. При этом решение суда может быть обжаловано безотлагательно до постановления приговора, поскольку решением суда затрагивается конституционное право на доступ к правосудию. Обжалование решения в этой части не является основанием для приостановления судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РТ постановление суда отменила и дело направила на новое рассмотрение.

7. Несоблюдение судом процедуры судопроизводства является основанием для отмены постановления.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Республики Татарстан от 30 апреля 2013 года

по делу № 22-2934/2013

(и з л о ж е н и е)

Приговором Ново-Савиновского районного суда г. Казани РТ от 17 ноября 2009 года Я. осужден по ч. 1 ст. 158, ч. 4 ст. 74, ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

Постановлением этого же суда от 22 февраля 2013 года во вводную часть приговора внесено изменение, уточнена судимость Я. от 9 июня 2009 года.

В апелляционной жалобе осужденный просил постановление судьи отменить. В обоснование своих доводов указал, что постановление было вынесено без его участия, чем были нарушены его права.

Согласно п. 11 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ отсутствие протокола судебного заседания является безусловным основанием для отмены судебного решения.

Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора, регламентируется гл. 47 УПК РФ.

В соответствии с ч. 6 ст. 396 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, судья разрешает единолично в судебном заседании.

Ч. 2 ст. 399 УПК РФ предусматривает порядок назначения судебного заседания и извещения заинтересованных лиц.

Из представленных материалов следует, что постановление от 22 февраля 2013 года вынесено судьей Ново-Савиновского районного суда г. Казани без проведения судебного заседания, и лица, указанные в ч. 1 ст. 399 УПК РФ, о дне и месте вынесения постановления не извещались.

Кроме того, вопросы, связанные с исполнением приговора, указанные в п. 15 ст. 397 УПК РФ, рассматриваются судом либо по ходатайству осужденного, либо по представлению учреждения или органа, исполняющего наказание (ч. 1 ст. 399 УПК РФ).

Ходатайство осужденным не направлялось, представление учреждением, исполняющим наказание, не вносилось. Следовательно, правовых оснований для внесения в приговор изменений, у суда не имелось.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РТ постановление суда от 22 февраля 2013 года отменила.

8. Согласно нормам уголовно-процессуального законодательства, прокурор лишен права обращения в суд с ходатайством о временном отстранении от должности, поскольку указанными полномочиями наделены органы предварительного следствия.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Республики Татарстан от 05 апреля 2013 года

по делу № 22-2400/2013

(и з л о ж е н и е)

А. обвиняется в том, что, являясь должностным лицом – инспектором паспортно-визовой службы, совершила преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 286 УК РФ (13 эпизодов).

Постановлением судьи от 25 февраля 2013 года ходатайство и.о. прокурора Алькеевского района Республики Татарстан о временном отстранении А. от должности было удовлетворено.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 111 УПК РФ в целях обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора дознаватель, следователь или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому меру процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности.

Согласно ч. 1 ст. 114 УПК РФ при необходимости временного отстранения от должности подозреваемого или обвиняемого следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом по месту производства предварительного расследования соответствующее ходатайство, за исключением случая, предусмотренного ч. 5 ст. 114 УПК РФ.

Таким образом, уголовно-процессуальный закон предоставляет суду право разрешить вопрос о применении к подозреваемому или обвиняемому меры процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности до окончания предварительного следствия и направления дела в суд - только на основании ходатайства следователя или дознавателя, а не на основании ходатайства прокурора.

И.о. прокурора Алькеевского района Республики Татарстан при изучении материалов уголовного дела по обвинению А., то есть при утверждении обвинительного заключения, обратился в суд с ходатайством о временном отстранении от должности обвиняемой, хотя согласно нормам уголовно-процессуального законодательства, прокурор лишен права обращения в суд с данным ходатайством, указанными полномочиями наделены органы предварительного следствия.

Согласно п. 8 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, в ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, и при рассмотрении жалоб в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ.

На основании этого, прокурор при утверждении обвинительного заключения мог возвратить уголовное дело следователю с указанием о необходимости обращения в суд с ходатайством об отстранении А. от должности, либо при рассмотрении уголовного дела судом ходатайствовать о применении к обвиняемой мер процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности для обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства и надлежащего исполнения приговора.

При данных обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РТ постановление суда отменила и материал направила на новое рассмотрение.

9. Решение суда о наложении ареста на имущество должно быть мотивированным.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Республики Татарстан от 05 апреля 2013 года

по делу № 22-2386/2013

(и з л о ж е н и е)

10 мая 2012 года в отношении неустановленных сотрудников полиции ОП №4 «Юдино» Управления МВД России по г. Казани возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 292 УК РФ, по факту незаконного административного задержания Ф.

Данное уголовное дело 5 февраля 2013 года соединено с другим уголовным делом, возбужденным по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, в отношении Ю. и Ж. по факту превышения ими своих должностных полномочий.

Следователь второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по РТ, по согласованию с руководителем данного следственного органа, обратился в суд с ходатайством о наложении ареста на автомашину марки «Шевроле-Нива-21230», принадлежащую Ю.

Постановлением Советского районного суда г. Казани от 26 февраля 2013 года ходатайство следователя удовлетворено.

В апелляционной жалобе адвокат просил постановление суда отменить, при этом указывал, что 10 мая 2012 года уголовное дело по ч. 2 ст. 292 УК РФ было возбуждено в отношении неустановленных должностных лиц отдела полиции № 4 «Юдино», а не в отношении Ю. Обвинение по данной статье Ю. не предъявлено, а предъявлено лишь обвинение по ч. 1 ст. 286 УК РФ. Считает, что следователь ввел суд в заблуждение, обосновав свое ходатайство о наложении ареста на имущество Ю. ссылкой на ч. 2 ст. 292 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 115 УПК РФ для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Суд рассматривает ходатайство в порядке, установленном ст. 165 УК РФ.

Изложив обстоятельства, послужившие основанием для возбуждения названного ходатайства органа предварительного следствия, указав на то, что ходатайство о наложении ареста на имущество возбуждено в целях обеспечения исполнения приговора в части имущественных взысканий, суд не привел мотивированных выводов по существу принятого решения, ссылок на конкретные, исследованные в судебном заседании материалы, подтверждающие правильность и законность судебного постановления, не изложил, в чем состоит запрет собственнику.

При данных обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РТ постановление отменила и материалы направила на новое рассмотрение.

10. Нарушение положений уголовно-процессуального законодательства, в части признания участника процесса гражданским истцом, повлекло отмену приговора в части гражданского иска.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Республики Татарстан от 11 июня 2013 года

по делу № 22-3782/2013

(и з л о ж е н и е)

По приговору Ютазинского районного суда РТ от 29 марта 2013 года. Г. осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ к исправительным работам на срок 2 года с удержанием в доход государства 5% заработка ежемесячно с отбыванием наказания по основному месту работы.

Гражданский иск потерпевшей Б. удовлетворен. С Г. в пользу Б. взыскано 50000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

В апелляционной жалобе потерпевшая Б. просила приговор изменить, назначить более строгое наказание и взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 600 000 рублей. Потерпевшая полагала, что в приговоре не дана оценка действиям Г., грубо нарушившего профессиональные обязанности; она лишилась радости общения и поддержки со стороны матери; размер компенсации морального вреда в сумме 50 000 рублей считает незначительным, поскольку Г. дееспособен и работоспособен.

Г. признан виновным в том, что он 15 сентября 2012 года, работая водителем автопогрузчика, отклонился от маршрута движения и, двигаясь при поднятых вилах с бадьей, совершил наезд на С., которая в результате полученной травмы, осложнившейся травматическим шоком, скончалась.

Из материалов уголовного дела усматривается, что потерпевшая Б. в судебном заседании, только в ходе судебных прений, заявила требования о взыскании с Г. компенсации морального вреда в размере 600000 рублей.

В силу ст. 44 УПК РФ гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции.

Согласно ст. 44, 54 УПК РФ решение о признании гражданским истцом и гражданским ответчиком оформляется определением суда, постановлением судьи, следователя, дознавателя.

Лицам, признанным гражданским истцом и гражданским ответчиком, должны быть разъяснены их процессуальные права.

В соответствии со ст. 294 УПК РФ, если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие. По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь открывает прения сторон и предоставляет подсудимому последнее слово.

Кроме того, при рассмотрении требований о компенсации морального вреда требуется привлечь всех лиц, права и интересы которых могут быть затронуты, исследовать и установить размер взыскиваемого морального вреда.

Указанные требования закона судом первой инстанции соблюдены не были.

В связи с этим судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РТ приговор в части удовлетворения гражданского иска отменила и дело направила на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

11. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Республики Татарстан от 17 мая 2013 года

по делу № 22-3434/2013

(и з л о ж е н и е)

Ш. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПКРФ о признании незаконным постановления следователя по ОВД СО по Авиастроительному району г. Казани СУ СК РФ по РТ от 22 февраля 2013 года в части отказа в возбуждении уголовного дела в отношении М. за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ.

Постановлением Авиастроительного районного суда г. Казани от 19 марта 2013 года жалоба Ш. оставлена без удовлетворения.

В апелляционной жалобе Ш. просил постановление суда отменить. Считал, что судом были нарушены нормы конституционного и уголовно-процессуального закона, поскольку при вынесении решения суд не дал оценки ни одному из доводов, изложенных в жалобе. Не указано, по какой именно части ст. 306 УК РФ отказывалось в возбуждении уголовного дела в отношении М. Кроме того, по мнению заявителя, постановление суда подлежало отмене в связи с тем, что в производстве следователя имелось еще одно заявление о возбуждении уголовного дела в отношении М. по той же статье уголовного закона и по тем же основаниям.

В обжалуемом постановлении следователя об отказе в возбуждении уголовного дела данное решение было принято в отношении двух лиц:

Ш. - по ч. 1 ст. 318 УК РФ, по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, и М. - по ст. 306 УК РФ, по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Постановление в части принятого решения в отношении Ш. не обжаловалось.

В части принятого решения в отношении М. суд признал постановление следователя законным и обоснованным.

Вместе с тем в описательно–мотивировочной части постановления суда указано: «Следователь суду пояснил, что в следственный отдел по Авиастроительному району г. Казани СУ СК РФ по РТ поступило повторное заявление в отношении М. по признакам преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ. По данному факту проводится проверка в порядке ст. 144- 145 УПК РФ, после чего будет вынесено соответствующее решение».

По смыслу ст. 24 и 27 УПК РФ не допускается осуществление уголовного преследования либо проведение проверочных (подготовительных) мероприятий в отношении лица, в отношении которого имеется неотмененное постановление о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

Данное обстоятельство создает состояние правовой неопределенности как для заявителя и лица, в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела, так и для органов расследования и суда.

Суд не исследовал повторное заявление в отношении М. по признакам преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ, и материал дополнительной (повторной) проверки, проводимой следователем в порядке ст. 144- 145 УПК РФ на момент судебного разбирательства.

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РТ постановление отменила, материал направила на новое судебное разбирательство.

12. У суда не имелось оснований для проверки жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Республики Татарстан от 31 мая 2013 года

по делу № 22-4024/2013

(и з л о ж е н и е)

Х. обратилась в Вахитовский районный суд г. Казани с жалобой в порядке ст.125 УПК РФ на бездействие должностных лиц ОП-2 «Вишневский» УМВД г. Казани, выразившееся в непроведении дополнительной проверки и невыполнении указаний прокурора по сообщению о преступлении, совершенном, по ее мнению, директором ООО «ДСК-строймаркет», ООО «ДСК-Плюс».

Постановлением Вахитовского районного суда г. Казани от 24 апреля 2013 года в удовлетворении жалобы заявителя отказано.

Из представленных материалов следует, что заявитель Х. ранее обращалась в суд с аналогичной жалобой, которая постановлением Вахитовского районного суда г. Казани от 3 апреля 2013 года была удовлетворена, бездействия и.о. дознавателя Б. по заявлению Х. об уголовном преследовании руководителя ООО «ДСК-строймаркет» З. признаны незаконными и необоснованными. Указанное решение суда не обжаловано и вступило в законную силу.

Кроме того, 23 апреля 2013 года заместителем прокурора Вахитовского района г. Казани постановление и.о. дознавателя ОП № 2 «Вишневский» УМВД по г. Казани Б., вынесенное 23 апреля 2013 года по заявлению Х. по факту мошеннических действий директора ООО «ДСК-строймаркет», ООО «ДСК-плюс», отменено.

По смыслу закона, если по поступившей в суд жалобе будет установлено, что жалоба с теми же доводами уже удовлетворена судом либо прокурором, то в связи с отсутствием основания для проверки законности и обоснованности действий (бездействия) или решений должностного лица, осуществляющего предварительное расследование, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению. Если указанные обстоятельства установлены в судебном заседании, то производство по жалобе подлежит прекращению.

Поскольку доводы, содержащиеся в жалобе Х., аналогичны тем, которые были изложены в предыдущей ее жалобе, а также с учетом отмены прокурором последнего обжалуемого заявителем постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, оснований для проверки ее жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ у суда не имелось.

При таких обстоятельствах судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РТ постановление суда отменила.

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

I. Споры о защите прав потребителей.

1. Управление транспортным средством лицом, не указанным в полисе страхования, как допущенным к управлению автомобилем, не является основанием для освобождения страховой компании от выплаты страхового возмещения.

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан

от 24 апреля 2013 года по делу № 44-Г-44

(и з л о ж е н и е)

А.В. Кукаров обратился к ООО «Росгосстрах» с иском о взыскании страхового возмещения.

В обоснование указал, что 20 апреля 2011 года на автодороге Елабуга-Пермь произошло дорожно-транспортное происшествие по вине водителя А.Н.Бородинова, управлявшего автомобилем истца, в результате автомобиль получил технические повреждения, стоимость восстановительного ремонта 275837,14 рубля, указанный автомобиль был застрахован в ООО «Росгосстрах» по договору добровольного страхования,

Ответчик в выплате страхового возмещения отказал на том основании, что А.Н.Бородинов, на момент происшествия, не был допущен к управлению застрахованным автомобилем.

Истец просил взыскать страховое возмещение в указанном размере и судебные расходы.

Представитель ООО «Росгосстрах» иск не признал.

Решением Вахитовского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 06 сентября 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии Верховного Суда Республики Татарстан от 01 ноября 2012 года, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе ставился вопрос об отмене судебных постановлений, заявитель полагал, что положения статей 961, 963 и 964 ГК РФ не предусматривают основание для освобождения от выплаты страхового возмещения в виде отсутствия лица в числе допущенных к управлению транспортным средством.

Согласно статье 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Президиум пришёл к выводу, что такие нарушения допущены при рассмотрении данного дела.

Обстоятельства, освобождающие страховщика от выплаты страхового возмещения, предусмотрены статьями961, 963, 964 ГК РФ.

В силу пункта 1 статьи 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 и 3 указанной статьи.

Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

Как следует из содержания данной нормы, отсутствие в страховом полисе указания на лицо, допущенное к управлению автомобилем, не предусмотрено законом в качестве основания для освобождения от выплат страхового возмещения.

По смыслу указанных норм включение данного условия в договор страхования противоречит закону и не должно применяться.

Поскольку при рассмотрении дела судами не проверялись и не исследовались обстоятельства размера причинённого ущерба, президиум отменил принятые судебные постановления и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

2. Требование о взыскании штрафа за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя о выплате страхового возмещения, может быть заявлено в суд отдельно от требований о взыскании страхового возмещения.

Апелляционное определение

судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда

Республики Татарстан от 29 августа 2013 года по делу № 33-9366/2013

(и з л о ж е н и е)

М.С. Биктагиров обратился к ООО «Росгосстрах» с иском о взыскании штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, процентов за пользование чужими денежными средствами, расходов по оплате юридических услуг.

В обоснование указал, что 11.12.2011 в результате пожара было уничтожено строение, принадлежащее истцу на праве собственности. Данное строение было застраховано по договору добровольного страхования строений с ООО «Росгосстрах» и выдан страховой полис серии 3070 № 10196891.

Истец подал заявление о наступлении страхового случая и выплате страхового возмещения.

19.04.2012 ответчиком в выплате страхового возмещения отказано.

Решением Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан от 04.10.2012, оставленным без изменения апелляционным определением Верховного Суда Республики Татарстан от 20.12.2012, иск удовлетворён.

Фактически страховое возмещение ответчиком было выплачено 06 февраля 2013 года.

По настоящему делу истец просил взыскать штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере 476 754 рублей, поскольку такое требование при рассмотрении первоначального иска не заявлялось и судом не рассматривалось, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 92863,09 рубля по день фактического исполнения решения суда и расходы по оплате юридических услуг 3 000 рублей.

Решением Сармановского районного суда Республики Татарстан от 07 июня 2013 года (требование предъявлено по месту жительства истца) иск удовлетворён, с ООО «Росгосстрах» взыскан штраф в размере 476754,01 рубля, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 89372,84 рубля, расходы по оплате услуг по составлению искового заявление – 2500 рублей.

В апелляционной жалобе представитель ОООО «Росгосстрах» просил об отмене решения суда в части взыскания штрафа и процентов за пользование чужими денежными средствами, указывая в том числе, что рассмотрение требования о взыскании штрафа в качестве самостоятельного требования направлено на пересмотр ранее принятых судебных постановлений, что нарушает принцип правовой определённости.

Судебная коллегия пришла к выводу, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению, поскольку перечисленные доводы основаны на неправильном понимании закона.

В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

В пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан" разъяснено, что, если суд удовлетворил требования страхователя (выгодоприобретателя) в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке страховщиком, он взыскивает со страховщика в пользу страхователя (выгодоприобретателя) штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона Российской Федерации 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей").

Как следует из приведённой нормы закона и её толкования, исходя из особой общественной значимости защиты прав потребителей в сфере оказания услуг, необходимости обеспечения надлежащего качества товаров, законодатель наряду с гражданско-правовой ответственностью изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) предусмотрел самостоятельный вид ответственности за нарушение установленного законом добровольного порядка удовлетворения требований потребителя – в виде штрафа.

В силу статьи 151 ГПК РФ истец вправе соединить в одном заявлении несколько исковых требований, связанных между собой.

Таким образом, соединение в одном заявлении нескольких исковых требований, является правом, а не обязанностью потребителя.

Согласно абзацу второму статьи 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон.

Из материалов дела усматривается, что при разрешении Вахитовским районным судом города Казани иска М.С. Биктагирова о взыскании страхового возмещения, требования о взыскании штрафа не предъявлялись и судом по собственной инициативе не рассматривались.

Следовательно, отсутствуют правовые препятствия для предъявления требований о взыскании штрафа за несоблюдение добровольного порядка выплаты страхового возмещения, в качестве отдельного самостоятельного искового требования.

Судебная коллегия также пришла к выводу, что размер штрафа и процентов рассчитан и взыскан в соответствии с требованиями закона.

Решение суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба без удовлетворения.

II. Споры, возникающие из кредитных правоотношений.

1. Отсутствие сведений о месте нахождении заложенного имущества не может быть основанием для отказа в иске об обращении взыскания на заложенное имущество.

Апелляционное определение

судебной коллегии по гражданским делам

Верховного Суда Республики Татарстан

от 16 мая 2013 года по делу № 33-4556/2013

(и з л о ж е н и е)

ОАО «АК БАРС» Банк обратилось к А.К. Фатыховой с иском о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.

В обоснование указано, что 19 января 2012 года с А.К. Фатыховой заключен кредитный договор, в нарушение условий которого ответчица несвоевременно уплачивает проценты за пользование кредитом, не возвращает кредит в установленные сроки, общая сумма задолженности составляет 329181,3 рубля.

Согласно п.1.5 кредитного договора в качестве обеспечения исполнения обязательства А.К. Фатыхова передала в залог автомобиль, залоговой стоимостью 362 000 рублей, в связи с данными обстоятельствами заявлено требование о досрочном взыскании кредита и обращении взыскания на залог.

А.К. Фатыхова в суд не явилась, дело рассмотрено в её отсутствие.

Решением Тюлячинского районного суда Республики Татарстан от 26 декабря 2012 года иск в части взыскания задолженности по кредитному договору удовлетворён, требования об обращении взыскания на заложенное имущество оставлены без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении требований об обращении взыскания на автомобиль, суд исходил из того, что местонахождение А.К. Фатыховой и заложенного имущества неизвестно.

В апелляционной жалобе представитель ОАО «АК БАРС» Банк просил решение суда в части отказа обращения взыскания на заложенное имущество отменить и вынести новое решение об удовлетворении данной части иска.

Судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда в обжалуемой части подлежит отмене по следующим основаниям.

В силу пункта 1 статьи 348 ГК РФ взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства.

Согласно статье 352 ГК РФ залог прекращается:

1) с прекращением обеспеченного залогом обязательства;

2) по требованию залогодателя при наличии оснований, предусмотренных пунктом 3 статьи 343 ГК РФ;

3) в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права, если залогодатель не воспользовался правом, предусмотренным пунктом 2 статьи 345 ГК РФ;

4) в случае реализации (продажи) заложенного имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом, а также в случае, если его реализация оказалась невозможной.

Как следует из приведённых положений закона, отказ в обращении взыскания на заложенное имущество возможен только при прекращении договора залога. Отсутствие сведений о месте нахождения залогодателя или месте нахождения заложенного имущества не предусмотрено законом в качестве основания для прекращения договора залога. Розыск должника и заложенного имущество может быть осуществлен при исполнении решения суда.

Следовательно, у суда первой инстанции отсутствовали основания для отказа в удовлетворении иска в названной части.

Судебная коллегия, отменив решение суда первой инстанции в обжалуемой части, приняла новое решение об обращении взыскания на заложенное имущество.

2. Стороны кредитного договора вправе изменить только порядок погашения суммы займа и процентов за пользование займом.

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан

от 10 апреля 2013 года по делу № 44-Г-38.

(и з л о ж е н и е)

В.В. Вялов обратился к ООО «Русфинанс Банк» с иском о признании недействительным условий кредитного договора.

В обоснование указал, что 13 ноября 2008 года между сторонами заключён кредитный договор. Согласно пунктам 14, 18 и 19 данного договора предусмотрено, что поступившие платежи, до погашения основного долга, используются не только для погашения процентов за пользование кредитом, но и на погашение единовременной комиссии за выдачу кредита, на уплату повышенных процентов.

Используя данные условия договора, ответчик с сентября 2010 года внесённые платежи использовал для погашения повышенных процентов в сумме 28657,15 рубля, при этом основной долг фактически не погашался.

Истец считает, что данные условия кредитного договора нарушают права потребителя, просил признать пункты 14, 18 и 19 кредитного договора недействительными, зачесть удержанную сумму 28657,15 рубля в счёт погашения основного долга.

Представитель ответчика иск не признал, указав, что порядок погашения задолженности по кредитному договору определён соглашением сторон, кроме того, заявил о пропуске истцом срока исковой давности.

Решением мирового судьи судебного участка № 1 Сармановского района Республики Татарстан от 08 августа 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением Сармановского районного суда Республики Татарстан от 09 ноября 2012 года, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе заявитель просил об отмене судебных постановлений.

Согласно статье 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Президиум пришёл к выводу, что такие нарушения допущены судом первой и второй инстанции, судебные постановления подлежат отмене.

В соответствии со статьёй 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем - проценты, а в оставшейся части - основную сумму долга.

В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08 октября 1998 года N 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» разъяснено, что под процентами в статьи 319 ГК РФ следует понимать проценты за пользование займом.

Как следует из содержания и толкования статьи 319 ГК Российской Федерации, стороны могут изменить соглашением только очередность погашения займа и процентов за пользование займом, возможность изменения очёредности погашения других платежей (например, повышенные проценты, проценты за нарушение исполнение обязательства и т.п.) законом не предусмотрена, соглашение в данной части не соответствует требованиям закона (статьи 319 ГК РФ) и ничтожно в силу статьи 168 ГК РФ.

Материалами дела подтверждается, что пунктом 14 кредитного договора установлен следующий порядок погашения задолженности перед кредитором: издержки кредитора, связанные с получением исполнения заёмщиком обязательств по договору, уплата единовременной комиссии за выдачу кредита, уплата повышенных процентов, уплата просроченных процентов, погашение просроченной задолженности по основному долгу, уплата срочных процентов, погашение срочной задолженности по основному долгу.

Пункты 18, 19 данного договора предусматривают условия возникновения названных повышенных процентов.

Таким образом, стороны изменили порядок погашения задолженности перед кредитором, установив, что первоочередному погашению подлежит не сумма займа и проценты за пользование займом, а другие платежи, что законом запрещено.

Президиум пришёл к выводу, что данное нарушение закона является существенным, повлиявшим на результаты рассмотрения иска, что без отмены судебных постановлений права истца не могут быть восстановлены.

Президиум постановил отменить решение мирового судьи и апелляционное определение, направил дело на новое рассмотрение мировому судье.

3. Проценты за пользованием займом не могут быть уменьшены в соответствии с правилами статьи 333 ГК Российской Федерации.

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан

от 19 июня 2013 года по делу № 44-Г-64.

(и з л о ж е н и е)

ООО «СИТ-Финанс» обратилось к Е.А. Качаловой с иском о взыскании задолженности по договору займа на том основании, что условия заключенного между сторонами договора займа от 14 августа 2011 года ответчицей не исполняются, сумма займа и проценты не возвращаются, истец просил о взыскании суммы займа 5000 рублей, процентов за пользование займом – 21300 рублей и судебных расходов.

Представитель ответчицы иск признал в части задолженности по сумме займа, в остальной части иска просил отказать в связи с несоразмерностью процентов за пользование займом (1,5% от суммы займа за каждый день пользования).

Решением мирового судьи судебного участка № 7 Советского района города Казани Республики Татарстан от 06 августа 20102 года, оставленным без изменения апелляционным определением Советского районного суда города Казани Республики Татарстан от 12 октября 2012 года, иск удовлетворён частично, с ответчицы взыскана сумма займа – 5000 рублей, проценты за пользование займом снижены до 5000 рублей с применением статьи 333 ГК РФ.

В кассационной жалобе представитель ООО «СИТ-Финанс» просил об отмене судебных постановлений в той части, в которой произведено снижение процентов за пользование займом на основании статьи 333 ГК РФ, полагая, что суды неправильно применили нормы материального права.

Согласно статье 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Президиум пришёл к выводу, что судами обеих инстанции допущены такие нарушения, судебные постановления подлежат отмене.

В соответствии с пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

В силу статьи 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

В пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" разъяснено, что при рассмотрении споров, связанных с исполнением договоров займа, а также с исполнением заемщиком обязанностей по возврату банковского кредита, следует учитывать, что проценты, уплачиваемые заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определенных пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, являются платой за пользование денежными средствами и подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге.

Как следует из содержания приведённых норм и их толкования, проценты, уплачиваемые заемщиком за пользование займом, не являются мерой гражданско-правовой ответственности, они не могут быть уменьшены в соответствии с правилами статьи 333 ГК РФ.

Таким образом, у судов отсутствовали основания для снижения процентов за пользование займом.

Президиум пришёл к выводу, что данное нарушение закона является существенным, повлиявшим на результаты рассмотрения иска, что без отмены судебных постановлений права истца не могут быть восстановлены.

Президиум постановил отменить решение мирового судьи и апелляционное определение, направил дело на новое рассмотрение мировому судье.

III. Срок давности.

1Срок давности по требованию о взыскании страхового возмещения начинает исчисляться со дня, когда страховая компания отказала в выплате страховой суммы, либо выплатила страховое возмещение в меньшем размере.

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан

от 22 мая 2013 года по делу № 44-Г-48.

(и з л о ж е н и е)

М.А. Бикмухаметов обратился к ООО «Паритет–СК» с иском о взыскании страхового возмещения.

В обоснование указал, что 05 мая 2009 года с ответчиком заключён договор добровольного страхования автомобиля, 14 апреля 2010 года произошло дорожно-транспортное происшествие, страховая компания определила ущерб в размере 12688,5 рубля, который выплатила 27 марта 2012 года.

Согласно проведённой по инициативе истца экспертизе размер ущерба составляет 13971,36 рубля.

Истец считает, что страховая компания занизила размер ущерба, просил взыскать в счёт страховой выплаты 1283,36 рубля, проценты за пользование денежными средствами, судебные расходы.

Представитель ООО «Паритет–СК» просил отказать в иске в связи с пропуском срока давности.

Решением мирового судьи судебного участка № 8 Ново-Савиновского района города Казани Республики Татарстан от 20 июня 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением Ново-Савиновского районного суда города Казани Республики Татарстан от 22 августа 2012 года, в удовлетворении требований о взыскании страхового возмещения отказано в связи с пропуском срока давности.

Суды исходили из того, что происшествие имело место 14 апреля 2010 года, иск предъявлен 11 мая 2012 года, срок давности по данному требованию составляет 2 года (пункт 1 статьи 966 ГК РФ).

М.А. Бикмухаметов в кассационной жалобе просил об отмене судебных постановлений в той части, в которой отказано в удовлетворении требований о взыскании страхового возмещения, указывал, что о нарушении своих прав на полное возмещение ущерба узнал 19 мая 2010 года при подписании страхового акта.

Президиум пришёл к выводу, что при разрешении названных требований допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (в редакции до принятия Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ).

В момент дорожно-транспортного происшествия право М.А. Бикмухаметова на страховую выплату не нарушалось.

Срок давности по требованию о взыскании страхового возмещения начинает исчисляться со дня, когда страховая компания отказала в выплате страховой суммы, либо выплатила страховое возмещение в меньшем размере.

Из материалов дела следует, что о размере страхового возмещения М.А.Бикмухаметов узнал только после его фактической выплаты (27 марта 2012 года), поэтому с этого времени он узнал или должен был узнать о нарушении своего права на получение страхового возмещения в полном размере.

Таким образом, на дату обращения в суд (11 мая 2012 года) срок исковой давности не пропущен.

Постановлением президиума судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

2. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Апелляционное определение судебной коллегии

по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан

от 22 апреля 2013 года по делу № 33-4571/2013

(и з л о ж е н и е)

Т.Г. Лузянина обратилась к Н.С. Ивановой и нотариусу Казанского нотариального округа Д.А. Абдюшевой с иском о признании отказа от наследства незаконным.

В обоснование указала, что 28 декабря 2010 года умер ее муж - ФИО, с которым она состояла в браке с 15 августа 1997 года.

При оформлении наследства, открывшегося после смерти мужа, истице стало известно, что 25 мая 2007 года ФИО подал нотариусу заявление об отказе от наследства, открывшегося после смерти его матери, умершей 18 ноября 1995 года, и состоящего, в частности, из ½ доли в праве общей долевой собственности на жилой дом.

Ссылаясь на то, что нотариус в нарушение положений статьи 1157 ГК РФ приняла отказ от наследства по истечении установленного законом срока для отказа от наследства, а также указывая, что ФИО на момент совершения отказа от наследства не мог понимать значение своих действий и руководить ими, истица просила признать данный отказ от наследства незаконным.

Ответчица Н.С. Иванова о времени и месте рассмотрения дела судом первой инстанции извещалась надлежащим образом, в суд не явилась.

Ответчик нотариус Казанского нотариального округа Д.А. Абдюшева иск не признала, заявила о пропуске истцом срока исковой давности по вышеуказанным требованиям и просила применить срок исковой давности.

Решением Приволжского районного суда города Казани Республики Татарстан от 31 января 2013 года в удовлетворении иска отказано.

Принимая решение, суд первой инстанции исходил из того, что доводы истицы о неспособности ФИО на момент отказа от наследства понимать значение своих действий и руководить ими, не нашли своего подтверждения в ходе рассмотрения дела судом и опровергаются заключением судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Кроме того, по мнению суда, истицей пропущен срок исковой давности по заявленным требованиям (отказ от наследства состоялся 27 мая 2007 года), о применении последствий которого просил ответчик - нотариус Казанского нотариального округа Д.А. Абдюшева.

В апелляционной жалобе Т.Г. Лузянина просила об отмене решения суда.

Судебная коллегия пришла к выводу, что судом первой инстанции неправильно применены нормы материального права, регулирующие последствия пропуска срока исковой давности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Исковая давность была применена судом по заявлению нотариуса Казанского нотариального округа города Казани Д.А. Абдюшевой, которую истица, при обращении с вышеуказанным иском, указала в качестве соответчика.

Вместе с тем согласно положениям статьи 199 ГК РФ заявить об истечении исковой давности может сторона в споре, то есть участник спорного материально-правового отношения. Недопустимо подменять понятие – сторона в споре, процессуальным понятием - сторона в деле, то есть истцом или ответчиком.

Таким образом, по смыслу закона стороной в споре, которая может заявлять о применении исковой давности, понимается лицо, к которому предъявлено соответствующее материально-правовое требование.

С учетом того, что нотариус Казанского нотариального округа Д.А. Абдюшева не является стороной в споре о праве на наследственное имущество, при этом никаких материально-правовых требований к ней не предъявлено, а ответчицей Н.С. Ивановой о применении исковой давности не заявлялось, суд был не вправе применять исковую давность.

Судебная коллегия также пришла к выводу о недействительности отказа ФИО от наследства, поскольку, в нарушение положений статьи 1157 ГК РФ, данный отказ последовал по истечении установленного законом срока для отказа от наследства.

Судебная коллегия отменила решение суда и приняла новое решение об удовлетворении иска.

IV. Земельные споры.

1. Требования об устранении препятствий в пользовании земельным участком могут быть разрешены только после рассмотрения спора о границах земельного участка.

Апелляционное определение судебной коллегии

по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан

от 26 августа 2013 года по делу № 33-10019/2013

(и з л о ж е н и е)

С.Р. Даулетшин обратился к Р.М. Мирзаянову, Р.Х. и З.М. Казыхановым с иском об устранении препятствий в пользовании земельным участком.

В обоснование указал, что на основании договоров аренды пользуется двумя земельными участками.

Считает, что не может использовать земельные участки по назначению в связи с тем, что собственники смежных земельных участков Р.М.Мирзаянов и Р.Х. и З.М.Казыхановы самовольно установили забор и легкие постройки, заняв часть принадлежащих ему земельных участков.

Ссылаясь на нарушение ответчиками его прав землепользования, истец просил суд обязать их снести забор и возведенные постройки.

Решением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 06 июня 2013 года иск удовлетворён, ответчики обязаны демонтировать бетонный забор и возведённые постройки.

В апелляционной жалобе Р.М.Мирзаянов просил об отмене решения суда, указал, что выводы суда о захвате им части земельного участка С.Р. Даулетшина противоречат фактическим обстоятельствам дела, поскольку границы земельных участков истца на местности не установлены, в то время как местоположение и площадь его земельного участка определены и соответствуют материалам межевания.

Судебная коллегия пришла к выводу, что судом неправильно применены нормы материального права.

Согласно пункту 3 статьи 1, подпункту 3 пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" государственным кадастровым учетом недвижимого имущества признаются действия уполномоченного органа по внесению в государственный кадастр недвижимости сведений о недвижимом имуществе, которые подтверждают существование такого недвижимого имущества с характеристиками, позволяющими определить такое недвижимое имущество в качестве индивидуально-определенной вещи (далее - уникальные характеристики объекта недвижимости), или подтверждают прекращение существования такого недвижимого имущества.

В государственный кадастр недвижимости о земельном участке вносятся среди прочего такие сведения об уникальных характеристиках объекта недвижимости, как описание местоположения границ объекта недвижимости.

На основании пункта 7 статьи 38 вышеуказанного Федерального закона местоположение границ земельного участка устанавливается посредством определения координат характерных точек таких границ, то есть точек изменения описания границ земельного участка и деления их на части.

При этом сведения о земельном участке подлежат внесению на основании межевого плана, составленного в соответствии с требованиями статьи 38 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ.

Из материалов дела видно, что истцу С.Р.Даулетшину на основании договоров от 18 декабря 2008 года переданы в аренду два земельных участка.

Площади и местоположение границ указанных земельных участков ориентировочные и подлежат уточнению при межевании.

В то же время, ответчик Р.М. Мирзаянов является собственником смежного земельного участка, согласно кадастровому паспорту земельного участка площадь и местоположение его границ соответствуют материалам межевания.

Собственниками другого смежного земельного участка являются в равных долях Р.Х. и З.М. Казыхановы, границы и площадь данного земельного участка на местности не определены.

Таким образом, местоположение земельных участков истца и ответчиков Р.Х. и З.М. Казыхановы на местности посредством определения координат характерных точек таких границ не установлено, смежная граница не определена, между сторонами фактически имеется спор о границах, не разрешенный в установленном порядке.

Судебная коллегия пришла к выводу, что требования об устранении препятствий в пользовании земельным участком могут быть разрешены только после рассмотрения спора о границах земельного участка, поскольку по настоящему делу такие требования не заявлялись, решение по делу отменено, принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

2.Лицу, которому земельный участок передан для организации крестьянского (фермерского) хозяйства на условиях пожизненного наследуемого владения, не может быть отказано в передаче данного участка в собственность на платной основе.

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан

от 10 апреля 2013 года по делу № 44-Г-41.

(и з л о ж е н и е)

З.Н. Хузяхметов обратился к исполнительному комитету Пестречинского муниципального образования Республики Татарстан с иском о признании незаконным отказа в предоставлении земельного участка в собственность.

В обоснование указал, что постановлением главы администрации данного района № 124 от 18 апреля 1998 года ему предоставлен в пожизненное наследуемое владение земельный участок площадью 100 га для организации крестьянского (фермерского) хозяйства, категория земель - земли сельскохозяйственного назначения.

25 июля 2012 года он обратился к ответчику с заявлением о предоставлении указанного земельного участка в собственность, письмом от 12 сентября 2012 года в удовлетворении заявления отказано. З.Н.Хузяхметов считает данный отказ незаконным.

Решением Пестречинского районного суда Республики Татарстан от 05 октября 2012 года иск удовлетворён, орган местного самоуправления обязан предоставить спорный земельный участок в собственность путём выкупа.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 06 декабря 2012 года решение районного суда отменено, в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе З.Н. Хузяхметов просил отменить апелляционное определение.

Принимая решение, суд апелляционной инстанции, исходил из того, что предметом спора являются земли сельскохозяйственного назначения, для передачи в собственность которых Федеральным законом от 24.07.2002 N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" предусмотрен особый порядок.

В частности, пунктом 1 статьи 10 данного Федерального закона, предусмотрено, что земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются гражданам и юридическим лицам в собственность на торгах (конкурсах, аукционах).

Президиум пришёл к выводу, что при разрешении названных требований допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Пунктом 7 статьи 10 Федерального закона от 24.07.2002 N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" установлено, что приобретение сельскохозяйственными организациями, а также гражданами, осуществляющими деятельность по ведению крестьянского (фермерского) хозяйства, права собственности на земельные участки или права аренды земельных участков, которые находятся у них на праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения, осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 25 октября 2001 года N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации". Земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения приобретаются в собственность по цене, установленной законом субъекта Российской Федерации в размере не более 15 процентов кадастровой стоимости сельскохозяйственных угодий. Законами субъектов Российской Федерации устанавливаются случаи бесплатного предоставления земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения.

Президиум указал, что в соответствии с данной нормой, лицо, которому земельный участок предоставлен для организации крестьянского (фермерского) хозяйства на условиях пожизненного наследуемого владения, вправе приобрести данный участок в собственность за плату. Законом определена предельная цена, по которой участок может быть приобретен в собственность.

Как видно из материалов дела, истец не возражает против того, что спорный земельный участок будет предоставлен ему в собственность за плату. Именно такая обязанность возложена решением суда первой инстанции на орган местного самоуправления.

Таким образом, суд первой инстанции полно установил обстоятельства дела и правильно применил нормы материального права.

Президиум постановил, апелляционное определение отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции.

опубликовано 31.10.2013 11:57 (МСК), изменено 25.04.2014 11:04 (МСК)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 









 
 
 
 
 
 
 






 
 
 
 

@   2017  Верховный Суд Республики Татарстан
 
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98