Arms
 
развернуть
 
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)
vs.tat@sudrf.ru
показать на карте
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)vs.tat@sudrf.ru
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98

 
 

 
 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
3 квартал 2012 года
УТВЕРЖДЕН
на заседании
Президиума Верховного Суда
Республики Татарстан
21 ноября 2012 года
ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
ЗА 3 КВАРТАЛ 2012 ГОДА
ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ
 

1. Новый уголовный закон не может ухудшать положение осужденного

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 13 июня 2012 года по делу № 44-У-387
(и з л о ж е н и е)

Постановлением Приволжского районного суда г. Казани от 24 ноября 2011 года приговоры от 20 сентября 1996 года, 19 февраля 1997 года, 19 ноября 1997 года, 9 декабря 1998 года, 2 апреля 2009 года и 23 июня 2009 года в отношении Л. пересмотрены в связи с принятием Федерального закона РФ от 7 марта 2011 года, действия осужденного переквалифицированы и назначено новое наказание.

Вместе с тем при назначении наказания на основании статьи 70 УК РФ по приговору суда от 19 ноября 1997 года суд ухудшил положение осужденного.

Согласно положениям части 2 статьи 10 УК РФ, если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Так, по приговору Тукаевского районного суда РТ от 19 ноября 1997 года, с учетом изменений, внесенных Салаватским городским судом Республики Башкортостан от 29 марта 2011 года при приведении приговора в соответствие с Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года, на основании части 3 статьи 69 УК РФ Л. было назначено лишение свободы на 9 лет 7 месяцев, а в соответствии со статьей 70 УК РФ - на 11 лет 4 месяца. Таким образом, суд к наказанию, назначенному по совокупности преступлений, в соответствии со статьей 70 УК РФ частично присоединил не отбытое осужденным наказание в размере 1 года 9 месяцев лишения свободы.

Постановлением Приволжского районного суда г. Казани от 24 ноября 2011 года при приведении приговора в соответствие с Федеральным законом РФ от 7 марта 2011 года, на основании части 3 статьи 69 УК РФ Л. назначено лишение свободы на 9 лет 5 месяцев, а в соответствии со статьей 70 УК РФ -на 11 лет 3 месяца. Таким образом, суд в соответствии со статьей 70 УК РФ частично присоединил не отбытое осужденным наказание уже в размере 1 года 10 месяцев лишения свободы, чем ухудшил положение осужденного.

Данное нарушение закона повлияло и на размер наказаний, назначенных при пересмотре последующих приговоров.

2. При назначении наказания в виде ограничения свободы суд в соответствии с частью 1 статьи 53 УК РФ в приговоре должен установить осужденному конкретные ограничения

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 13 июня 2012 года по делу № 44-У-436
(и з л о ж е н и е)

Приговором Спасского районного суда РТ от 16 сентября 2010 года Н. осужден по части 3 статьи 162 УК РФ с применением статьи 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы с применением дополнительного вида наказания в виде ограничения свободы сроком на 1 (один) год с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Назначая дополнительное наказание по части 3 статьи 162 УК РФ, суд в резолютивной части приговора указал, что Н. назначается дополнительное наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год, при этом не уточнил, какие именно ограничения установил для осужденного, тем самым фактически не назначил ему данный вид наказания.

Согласно части 1 статьи 53 УК РФ ограничение свободы, как вид наказания, заключается в установлении судом осужденному определенных ограничений, предусмотренных указанной нормой уголовного закона. Поэтому, признавая необходимым назначить осужденному этот вид наказания, суд должен указать конкретные ограничения, подлежащие возложению на него. В противном случае наказание в виде ограничения свободы не может считаться назначенным.

3. Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 20 июня 2012 года по делу № 44-У-465
(и з л о ж е н и е)

Приговором Альметьевского городского суда РТ от 1 июня 2004 года Е. осужден по части 1 статьи 111 УК РФ - к лишению свободы на 4 года за каждое из двух преступлений, по части 1 статьи 115 УК РФ – к исправительным работам сроком на 1 год с удержанием 20 % заработка в доход государства. На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет. На основании статьи 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено наказание в виде лишения свободы на 7 лет в воспитательной колонии.

Преступления Е. были совершены 15 сентября 2003 года и 22 октября 2003 года, то есть в период действия статьи 16 УК РФ, а также статьи 17 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года), в соответствии с которой совокупностью преступлений признавалось совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК РФ, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК РФ, в соответствии со статьей 16 УК РФ признавалось неоднократностью преступлений и влекло назначение виновному наказания по одной статье.

В соответствии с Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года «О внесении изменений и дополнений в УК РФ» статья 16 УК РФ утратила силу.

Статьей 17 УК РФ в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года совокупностью преступлений признается совершение двух и более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, в том числе по совокупности преступлений, лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ.

Как следует из приговора, Е. осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 111 УК РФ, то есть наказание Е. назначено с учетом статьи 17 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года).

Между тем Федеральный закон РФ от 8 декабря 2003 года в этой части не улучшил положение Е., а потому суд был не вправе применить его в отношении Е. и назначить ему наказание за каждый эпизод его преступной деятельности.

Таким образом, судом были нарушены требования статей 9 и 10 УК РФ, согласно которым преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, обратную силу имеет лишь такой уголовный закон, который устраняет преступность деяния, смягчает наказание или иным образом улучшает положение лица, совершившего преступление.

4. Ошибочное исчисление начала срока отбывания наказания повлекло отмену судебного решения

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 20 июня 2012 года по делу № 44-У-474
(и з л о ж е н и е)

Приговором Набережночелнинского городского суда РТ от 17 сентября 2001 года Б. осужден по части 1 статьи 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы, срок отбывания наказания исчислен с 24 июня 2001 года.

Постановлением суда от 02 августа 2011 года оставлено без удовлетворения заявление осужденного Б. об исчислении срока отбывания наказания с 23 июня 2001 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 21 октября 2011 года постановление суда оставлено без изменения.

Согласно приговору Б. признан виновным в умышленном убийстве С., совершенном около 20 часов 23 июня 2001 года.

Отказывая в удовлетворении заявления осужденного, суд сослался на протокол задержания, согласно которому Б. задержан 24 июня 2001 года в 1 час 45 минут.

Вместе с тем из рапортов сотрудников милиции видно, что 23 июня 2001 года около 20 часов 45 минут после получения сообщения из дежурной части УВД они прибыли в квартиру, в которой обнаружен труп молодого мужчины; хозяин квартиры Б. был задержан и доставлен в отдел милиции.

Рапорты датированы 23 июня 2001 года.

Таким образом, имеются достаточные основания, свидетельствующие о том, что фактически Б. был задержан 23 июня 2001 года, а протокол его задержания составлен позднее, 24 июня 2001 года, однако этим обстоятельствам оценка судом не дана.

При таких обстоятельствах вынесенные судебные решения подлежат отмене.

5. Отсутствие достоверных доказательств привело к отмене судебного решения

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 27 июня 2012 года по делу № 44-У-476
(и з л о ж е н и е)

Приговором Нижнекамского городского суда РТ от 12 октября 2011 года А. осужден по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ на 3 года, по части 1 статьи 228 УК РФ на 1 год 6 месяцев; на основании части 3 статьи 69 УК РФ на 4 года; с применением статьи 70 УК РФ на 4 года 6 месяцев; взыскано в пользу А.М.Р. 63850 рублей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 13 декабря 2011 года приговор оставлен без изменения.

А. признан виновным в том, что 31 января 2011 года, используя случайно оставленные Ш. в салоне его автомашины ключи от квартиры А.М.Р., проник в квартиру и тайно похитил денежные средства в сумме 40000 рублей, одежду и другие предметы, причинив А.М.Р. значительный ущерб на сумму 75850 рублей.

В соответствии с частью 4 статьи 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств.

Данное требование закона по настоящему делу судом было нарушено.

У А. похищенные из квартиры А.М.Р. вещи и деньги обнаружены не были. Потерпевший А.М.Р. в судебном заседании показал, что не знаком с А., посторонний человек не смог бы найти деньги в тайнике.

По поводу изъятых у него вещей, похищенных у А.М.Р., Ш. в ходе предварительного следствия показал, что ему их принес А. в уплату долга. В судебном заседании он отказался от этих показаний.

В приговоре приведены доказательства тому, что ключи от квартиры потерпевшего некоторое время оставались в автомашине А. Достоверных доказательств совершения осужденным кражи в приговоре не приведено, это является лишь предположением.

При таких обстоятельствах судебные решения в части осуждения А. по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ отменены с прекращением уголовного преследования в отношении него в этой части за непричастностью к совершению этого преступления и признано право на реабилитацию в части необоснованного привлечения к уголовной ответственности за это преступление.

6. Признавая в действиях осужденного опасный рецидив преступлений, суд не учел всех обстоятельств дела

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 4 июля 2012 года по делу № 44-У-492
(и з л о ж е н и е)

Приговором Приволжского районного суда г. Казани от 22 сентября 2011 года П. осужден к лишению свободы по части 3 статьи 159 УК РФ на 3 года; на основании части 5 статьи 69 УК РФ на 6 лет; по части 3 статьи 30 и части 4 статьи 159 УК РФ на 3 года 6 месяцев; на основании статьи 70 УК РФ на 6 лет и 6 месяцев.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 7 февраля 2012 года приговор изменен и назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет и 8 месяцев, а с применением статьи 70 УК РФ на 6 лет 2 месяца.

П. признан виновным в том, что в сентябре 2008 года по предварительному сговору группой лиц путем обмана под видом продажи квартиры по подложным документам похитил деньги в сумме 550000 рублей у потерпевшего Ф. В марте 2009 года по предварительному сговору группой лиц по фиктивным документам пытался завладеть муниципальной квартирой по ул. Бегичева г. Казани, стоимостью 1404728 рублей 99 копеек.

Вина осужденного по эпизоду покушения на мошенничество доказана исследованными судом и проверенными кассационной инстанцией доказательствами. Из показаний свидетелей видно, что уже после осуждения предыдущим приговором П. вновь была предпринята попытка завладеть квартирой на улице Бегичева г.Казани.

Как видно из уголовного дела и представленных материалов, П. на оглашение вынесенного ранее в отношении него приговора от 9 декабря 2008 года не явился, был объявлен в федеральный розыск.

26 января 2010 года П. был задержан. Судом восстановлен срок на кассационное обжалование приговора от 9 декабря 2008 года.

Признавая в действиях осужденного опасный рецидив преступлений, суд не учел того обстоятельства, что дело в кассационном порядке о пересмотре приговора от 9 декабря 2008 года было рассмотрено 10 августа 2010 года, в связи с чем приговор вступил в законную силу после совершения П. последнего преступления в марте 2009 года.

При таких обстоятельствах доводы осужденного в части необоснованного признания судом опасного рецидива преступлений являются обоснованными.

В связи с этим из судебных решений исключено указание о признании в качестве отягчающего обстоятельства опасного рецидива преступлений.

7. Поскольку обстоятельства приобретения наркотического средства не установлены, то осуждение за незаконное приобретение подлежит исключению из приговора

Постановление президиума Верховного Суда РТ
от 4 июля 2012 года по делу № 44-У-498
(и з л о ж е н и е)

Приговором Приволжского районного суда г.Казани от 23 апреля 2001 года К. осужден по части 4 статьи 228 УК РФ с применением статьи 64 УК РФ к лишению свободы на 5 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества, назначено принудительное лечение от наркомании.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 1 июня 2001 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением Зеленодольского городского суда РТ от 2 июля 2004 года приговор пересмотрен в связи с изменениями, внесенными в УК РФ законом от 8 декабря 2003 года: действия осужденного переквалифицированы на часть 1 статьи 228-1 УК РФ в новой редакции, наказание назначено в виде лишения свободы на 5 лет в исправительной колонии общего режима; исключено указание о конфискации имущества и назначении принудительного лечения.

К. признан виновным в незаконном приобретении при неустановленных обстоятельствах, хранении и сбыте наркотического средства героин в количестве 0.2 г 24 ноября 2000 года в г.Казани.

Из материалов дела следует, что наркотическое средство К. сбывал при производстве проверочной закупки, наркотик был изъят из незаконного оборота оперативными работниками, поэтому его действия подлежат переквалификации.

Поскольку обстоятельства приобретения наркотического средства не установлены, то из приговора исключено осуждение за незаконное приобретение наркотического средства, указание о назначении конфискации имущества и принудительного лечения от наркомании, действия К. квалифицированы по части 3 статьи 30 и части 2 статьи 228 УК РФ в редакции закона от 13 июня 1996 года, по которой с применением статьи 64 УК РФ назначено наказание в виде лишения свободы на 2 года 11 месяцев.

8. Отсутствие российского гражданства влияет на возможность исполнения наказания

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 4 июля 2012 года по делу № 44-У-506
(и з л о ж е н и е)

Приговором Нижнекамского городского суда РТ от 8 июня 2011 года Э. осужден по пункту «в» части 2 статьи 158 УК РФ к исправительным работам на 1 год в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказание, с удержанием 10 % заработка.

Э. признан виновным в тайном хищении чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему. Преступление совершено 23 марта 2011 года в городе Нижнекамске.

Из материалов дела видно, что Э. воспитывался у родственников в Республике Узбекистан. После окончания школы в 2005 году приехал на постоянное место жительства в г. Нижнекамск к матери, имеющей российское гражданство.

Согласно справке инспектора уголовно - исполнительной инспекции приговор до настоящего времени не исполняется в связи с тем, что Э. не является гражданином России. У него имеется разрешение на работу до 8 июня 2012 года, он имеет право работать только на физическое лицо. Для того чтобы его принять на работу, должен быть оформлен ИНН, который не оформляют, потому что осужденный не имеет вид на жительство, а вид на жительство он не может получить при наличии судимости.

При таких обстоятельствах в связи с невозможностью исполнения назначенного судом наказания президиум Верховного Суда РТ счел необходимым смягчить наказание до штрафа в размере 10000 рублей в доход государства.

9. В соответствии с частью 2 статьи 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого уголовного дела в суде первой инстанции или в порядке надзора, а равно в новом рассмотрении того же дела в суде второй инстанции после отмены приговора, определения, постановления, вынесенного с его участием

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 4 июля 2012 года по делу № 44-У-496
(и з л о ж е н и е)

Приговором Набережночелнинского городского суда РТ от 3 ноября 2011 года Г. осужден по части 3 статьи 30, части 1 статьи 228-1 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет 6 месяцев, по части 1 статьи 30, пункту «б» части 2 статьи 228-1 УК РФ сроком на 5 лет 6 месяцев, на основании части 3 статьи 69 УК РФ путем частичного сложения окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы сроком на 5 лет 7 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 13 января 2012 года приговор суда оставлен без изменения.

Г. признан виновным в покушении на незаконный сбыт Г-ну наркотического средства - гашиша весом 0,415 г и 0,68 г. Кроме того, Г. осужден за незаконное приготовление к сбыту наркотического средства в крупном размере.

В соответствии с требованиями части 2 статьи 63 УПК РФ в их конституционно-правовом истолковании судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции, не может участвовать в новом кассационном рассмотрении того же дела, если этим судьей уже принимались решения по вопросам, подлежащим рассмотрению в данной инстанции.

Указанные правила распространяются и на случаи, не связанные с отменой вынесенного с участием того же судьи кассационного определения, так как ранее принятое решение по вопросам, затронутым в жалобе или представлении, определенным образом связывало бы судью при принятии соответствующего итогового решения и ставило бы под сомнение законность и обоснованность решения.

Как следует из материалов дела, ранее вынесенный приговор Набережночелнинского городского суда РТ от 21 июля 2011 года в отношении Г. по данному делу был отменен кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 6 сентября 2011 года и уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

При новом рассмотрении уголовного дела вынесен приговор Набережночелнинского городского суда РТ от 3 ноября 2011 года, по которому Г. признан виновным и осужден по части 3 статьи 30, части 1 статьи 228-1 УК РФ и по части 1 статьи 30, пункту «б» части 2 статьи 228-1 УК РФ.

Указанный приговор кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 13 января 2012 года оставлен без изменения.

При этом, как усматривается из материалов дела, в кассационном рассмотрении дела в отношении Г. 6 сентября 2011 года и 13 января 2012 года принимали участие судьи С. (докладчик) и Н.

Поскольку входящие в состав суда кассационной инстанции судьи С. и Н. уже высказывались по существу рассматриваемого вопроса, то с учетом необходимости соблюдения принципа их беспристрастности, они не вправе были повторно участвовать в рассмотрении данного уголовного дела.

При таких обстоятельствах президиум Верховного Суда РТ отменил кассационное определение, направив его на новое кассационное рассмотрение, в ходе которого необходимо тщательно исследовать все доводы кассационной жалобы и принять решение в соответствии с требованиями статей 377-388 УПК РФ.

10. Уголовный кодекс РФ не предусматривает возможности сложить реальное наказание в виде обязательных работ с наказанием в виде лишения свободы, назначаемого условно

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 15 августа 2012 года по делу № 44-У-566
(и з л о ж е н и е)

Приговором Аксубаевского районного суда РТ от 11 ноября 2011 года П. осужден по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ к лишению свободы на 2 года. В силу статьи 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно к отбытию определено 2 года 15 дней лишения свободы.

Со ссылкой на статью 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев.

Постановлением президиума Верховного Суда РТ приговор Аксубаевского районного суда РТ отменен, дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Назначая окончательное наказание, суд не учел, что по приговору Аксубаевского районного суда РТ от 23 мая 2011 года правила статьи 73 УК РФ не применялись. Уголовный закон не предусматривает возможности сложить реальное наказание в виде обязательных работ с наказанием в виде лишения свободы, назначаемым условно.

Таким образом, при постановлении приговора судом неправильно применен уголовный закон. Следовательно, приговор нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене.

11. Лишение участников уголовного судопроизводства возможности осуществления прав, предоставленных УПК, влечет отмену судебного решения

Приговором мирового судьи судебного участка № 4 Приволжского района г. Казани от 30 сентября 2011 года Х. осужден по части 1 статьи 112 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Апелляционным постановлением Приволжского районного суда г.Казани от 05 декабря 2011 года приговор мирового судьи оставлен без изменения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 10 февраля 2012 года приговор мирового судьи и апелляционное постановление изменены: наказание, назначенное по части 1 статьи 112 УК РФ, смягчено до 1 года ограничения свободы, и в связи с его полным отбытием от наказания Х. освобожден.

Согласно приговору Х. признан виновным в том, что 11 июля 2011 года примерно в 6 часов 45 минут возле КЦ «Чулпан» умышленно нанес один удар рукой в область левого глаза Р., чем причинил его здоровью вред средней тяжести.

В соответствии с положениями статьи 405 УПК РФ пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления его в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на законность приговора, определения или постановления суда.

К фундаментальным нарушениям относятся нарушения уголовно-процессуального закона, которые лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления прав, предоставленных настоящим Кодексом, на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права, если такие лишения или ограничения повлияли на законность приговора, определения или постановления суда.

Как видно из материалов уголовного дела, потерпевший Р., не согласившись с приговором мирового судьи, подал апелляционную жалобу, в которой указал на то, что 11 июля 2011 года, то есть в день совершения преступления, ему был удален левый глаз и степень тяжести телесных повреждений, причиненных ему Х., определена неверно, в связи с чем просил назначить по делу комиссионную судебно-медицинскую экспертизу.

Суд апелляционной инстанции оставил приговор мирового судьи без изменения, при этом в своем решении не привел мотивы, по которым отверг доводы апелляционной жалобы потерпевшего Р., тем самым не дав оценки доказательствам, подтверждающим, что левый глаз ему удален полностью.

Кассационная инстанция, изменив приговор мирового судьи и апелляционное постановление, также не привела мотивы, по которым отвергнуты доводы кассационной жалобы относительно комиссионной судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего Р.

При таких обстоятельствах президиум Верховного Суда РТ считал, что по делу допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на законность апелляционного постановления и кассационного определения, так как лишили потерпевшего Р. права на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон.

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

I. Споры о защите прав потребителей

1. За нарушение сроков передачи автомобиля из-за отсутствия у продавца паспорта транспортного средства, в пользу покупателя подлежит взысканию неустойка, штраф и компенсация морального вреда

Апелляционное определение судебной коллегии
по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 11 октября 2012 года по делу № 33-10415/2012
(и з л о ж е н и е)

В.И. Гурьянов обратился к ООО «РРТ - Озерки» с иском о взыскании неустойки, штрафа и компенсации морального вреда на том основании, что 30 апреля 2012 года между сторонами заключен договор купли-продажи автомобиля «Nissan Note», ответчик обязался передать автомобиль не позднее 21 банковского дня с момента 100% оплаты покупателем товара и поступления товара на склад продавца, в зависимости от того, что наступит позднее, истец внес аванс 10 000 рублей.

03 мая 2012 года В.И. Гурьянов, внеся 619000 рублей, выплатил полную стоимость автомобиля, который у продавца имелся в наличии, но не был выдан из-за отсутствия паспорта транспортного средства (ПТС).

По условиям договора срок передачи автомобиля с принадлежностями наступил 05 июня 2012 года (с учетом выходных и нерабочих праздничных дней), фактически обязательство исполнено 26 июня 2012 года, в связи с перечисленными обстоятельствами заявлены указанные требования.

Заочным решением Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 30 июля 2012 года иск удовлетворён частично, в пользу В.И.Гурьянова взыскана неустойка 20 000 рублей за нарушение сроков исполнения обязательства по передаче автомобиля, компенсация морального вреда 10 000 рублей, штраф 15 000 рублей.

При разрешении спора суд руководствовался пунктом 2 статьи 456 ГК РФ, обязывающей продавца, если иное не предусмотрено договором купли-продажи, одновременно с передачей вещи передать покупателю ее принадлежности, а также относящиеся к ней документы (технический паспорт, сертификат качества, инструкцию по эксплуатации и т.п.), предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором.

К отношениям сторон судом также применены положения статей 13, 15, 23.1 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", предусматривающие ответственность продавца за нарушение сроков передачи товара в виде неустойки, право потребителя на компенсацию морального вреда в случае нарушения прав потребителя и штраф за отказ добровольно исполнить требование потребителя об устранении нарушения его прав.

С апелляционной жалобой обратилось ООО «РРТ - Озерки», в жалобе указывалось, что взысканная судом неустойка несоразмерна нарушенным обязательствам ввиду незначительности просрочки передачи автомобиля покупателю, заявитель также считал, что отсутствовали основания для компенсации морального вреда.

Судебная коллегия пришла к выводу, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

В соответствии с пунктом 3 статьи 23.1 Закона РФ «О защите прав потребителей», в случае нарушения установленного договором купли-продажи срока передачи предварительно оплаченного товара потребителю продавец уплачивает ему за каждый день просрочки неустойку (пени) в размере половины процента суммы предварительной оплаты товара.

Неустойка (пени) взыскивается со дня, когда по договору купли-продажи передача товара потребителю должна была быть осуществлена, до дня передачи товара потребителю или до дня удовлетворения требования потребителя о возврате ему предварительно уплаченной им суммы.

Сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать сумму предварительной оплаты товара.

Судом установлено, что просрочка исполнения обязательства составляет 21 день, неустойка определена в сумме 66 045 рублей.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции обоснованно пришёл к выводу, что указанная сумма явно несоразмерна последствиям нарушенного обязательства, и на основании статьи 333 ГК РФ правомерно уменьшил неустойку до 20 000 рублей.

Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда РФ, отраженной в постановлении от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" (пункт 45) при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Судебная коллегия пришла к выводу, что поскольку судом установлено нарушение прав потребителя в виде нарушения сроков выдачи автомобиля, то имелись основания для взыскания компенсации морального вреда.

Решение суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба без удовлетворения.

2. Штраф в пользу потребителя, предусмотренный пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", подлежит взысканию судом независимо от наличия соответствующего требования в исковом заявлении

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 18 октября 2012 года по делу № 33-10863/2012
(и з л о ж е н и е)

А.А. Султанов обратился к ОСАО «РЕСО-Гарантия» с иском о взыскании страхового возмещения, указав, что 10 мая 2011 года между сторонами заключен договор добровольного страхования транспортного средства «Шевроле Лачетти», в период действия договора произошёл страховой случай. Ответчик отказал в выплате страхового возмещения, ссылаясь на то, что характер повреждений не соответствует обстоятельствам повреждения автомобиля.

Истец обратился к оценщику, который установил, что стоимость восстановительного ремонта без учёта износа составляет 93530 рублей, просил взыскать страховую выплату в указанном размере и возместить судебные расходы.

Представитель ответчика иск не признал.

Решением Советского районного суда города Казани Республики Татарстан от 14 августа 2012 года иск удовлетворён, в пользу истца взыскано страховое возмещение 93530 рублей, расходы на оплату услуг оценщика 6000 рублей, расходы на оплату услуг представителя 5000 рублей, иные судебные расходы на сумму 4000 рублей.

В апелляционной жалобе представитель А.А. Султанова просил решение суда частично изменить и взыскать с ответчика штраф 50 % от суммы, присужденной в пользу истца, указывалось, что суд в нарушение требований Закона РФ «О защите прав потребителей» не взыскал с ответчика штраф за отказ от удовлетворения требований потребителя в добровольном порядке.

Судебная коллегия признала доводы апелляционной жалобы основанными на законе.

В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Пунктом 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснено, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Закономо защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13Закона).

Судебная коллегия изменила решение суда первой инстанции, взыскав в пользу потребителя штраф 54 328 рубля.

3. На отношения гражданина и страховой компании в связи с исполнением договора об обязательном страховании гражданской ответственности владельца транспортного средства, распространяется законодательство о защите прав потребителей, освобождающее гражданина от уплаты государственной пошлины при подаче искового заявления в суд

Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 18 октября 2012 года по делу № 33-11156/2012
(и з л о ж е н и е)

Р.Ю. Гильфанов обратился к ОСАО «РЕСО-Гарантия» с иском о взыскании страхового возмещения и штрафа.

Определением судьи Советского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 13 сентября 2012 года, исковое заявление оставлено без движения, заявителю предложено представить документ, подтверждающий уплату государственной пошлины исходя из заявленных имущественных требований.

В частной жалобе Р.Ю. Гильфанов просил об отмене данного определения, полагая, что применительно к договору страхования должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в том числе об освобождении истца от уплаты госпошлины в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия удовлетворила частную жалобу и отменила определение судьи по следующим основаниям.

В силу подпункта 4 пункта 2 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, а также мировыми судьями, освобождаются истцы - по искам, связанным с нарушением прав потребителей.

Пунктом 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", разъяснено, что, если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

Как следует из данной правовой позиции, под действие Закона РФ «О защите прав потребителей» подпадают, в том числе, отношения в связи с договором страхования, заключенного гражданами.

Таким образом, на исковые требования граждан к страховым компаниям, вытекающим из договоров страхования, в том числе договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, распространяется законодательство о защите прав потребителей, соответственно, названные граждане освобождаются от уплаты государственной пошлины при подаче иска.

4. Требование о взыскании задолженности по кредитному договору, заключённому с потребителем, может быть уступлено только организации, имеющей лицензию на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 30 июля 2012 года по делу № 33-67456/2012
(и з л о ж е н и е)

ООО «В.И.П.-Консалтинг» обратилось к В.Ф. Саитгараеву и В.А. Маклееву с иском о взыскании в солидарном порядке задолженности по кредитному договору в сумме 1 111099,53 рубля на том основании, что 26 сентября 2008 года ООО «КБ «Стройкредит-Казань» заключён кредитный договор с В.Ф. Саетгараевым, обязательства о возврате кредита и уплате процентов заёмщиком не исполняются.

В обеспечение исполнения кредитного договора с В.А. Маклеевым заключен договор поручительства от 26 сентября 2008 года.

По договору уступки прав требования от 12 февраля 2010 года права требования к заемщику и поручителю по кредитному договору, ООО «КБ «Стройкредит-Казань» передано (уступлено) ООО «В.И.П.-Консалтинг», в связи с этим заявлены перечисленные требования.

Решением Советского районного суда города Казани Республики Татарстан от 28 мая 2012 года иск удовлетворён, с ответчика взыскана сумма задолженности.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что уступка права (требования) по кредитному договору не относится к банковским операциям, предусмотренным ФЗ « О банках и банковской деятельности», нормы гражданского законодательства не содержат положений, которые запрещали бы кредитной организации уступить право (требования) по кредитному договору организации, не являющейся кредитной.

Вместе с тем, в пункте 51 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, что по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Требование лицензирования, наличия банка на стороне кредитора в договоре, соблюдение банковской тайны и иные условия сделки распространяются как на сам кредитный договор, так и на все действия по предоставлению кредита и его возврату. Любая уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам небанковской деятельности ничтожна как противоречащая требованиям закона, поскольку в таких случаях необходимо исходить из того, что личность кредитора имеет существенное значение для заемщика - потребителя.

Из материалов дела следует, что кредитным договором условие о возможности передать другому лицу права (требования) к заемщику, не предусмотрено.

ООО «В.И.П.-Консалтинг» лицензии на осуществление банковской деятельности не имеет.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о ничтожности договора уступки права (требования) от 12 февраля 2010 года, заключённого между ООО «КБ «Стройкредит-Казань» и ООО «В.И.П.-Консалтинг», и отсутствием в связи с этим у истца права на предъявление иска о взыскании задолженности по кредитному договору.

Апелляционным определением решение суда отменено, принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

5. Условие кредитного договора с потребителем о присоединении к договору страхования жизни, может быть признано несоответствующим закону

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 10 октября 2012 года по делу № 44-Г-107.
(и з в л е ч е н и е)

Межрегиональная общественная организация по защите прав потребителей «БЛОК-ПОСТ» (далее - МООП) в интересах Н.И. Депутатова обратилась к ЗАО ВТБ 24 с иском о признании недействительным условий договора, возврате уплаченных комиссий, взыскании процентов, неустойки и компенсации морального вреда.

В обоснование указано, что 01 февраля 2010 года между сторонами заключён кредитный договор, условия которого предусматривают уплату комиссии за выдачу кредита 4000 рублей и уплату комиссии за присоединение к договору страхования жизни, ежемесячно по 580 рублей (комиссия уплачена в сумме 10440 рублей), в иске содержится требование о признании данных условий договора недействительными, взыскании сумм комиссий, неустойки, процентов и компенсации морального вреда.

Решением мирового судьи судебного участка № 7 Вахитовского района города Казани Республики Татарстан от 27 апреля 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением Вахитовского районного суда города Казани Республики Татарстан от 19 июня 2012 года, иск удовлетворён частично, постановлено признать недействительным условие кредитного договора об уплате комиссии за выдачу кредита, взыскано 4000 рублей, взысканы проценты за пользование денежными средствами, компенсация морального вреда, штраф в пользу общественной организации.

В удовлетворении требований о признании недействительным условия договора о присоединении к договору страхования отказано.

В кассационной жалобе МООП ставился вопрос об отмене судебных постановлений в той части, в которой отказано в удовлетворении иска о признании недействительным условия договора о выплате комиссии за присоединение к договору страхования.

Согласно статье 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Президиум пришёл к выводу, что имеются основания для отмены апелляционного определения.

Суды установили, и это подтверждается материалами дела, что 01 февраля 2010 года между сторонами заключён кредитный договор, одним из условий которого является ежемесячная уплата Н.И. Депутатовым комиссии за присоединение к страхованию жизни и трудоспособности физических лиц, данная комиссия уплачена в сумме 10 440 рублей.

Разрешая спор в данной части, суд исходил из того, что при заключении кредитного договора Н.И. Депутатов был уведомлен о добровольности участия в страховании, и что отсутствие страхования не является препятствием для получения кредита, в связи с чем отсутствуют основания для признания данного условия недействительным.

Вместе с тем, в соответствии с пунктом 1 статьи 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Как видно из содержания данной нормы, обязанность заёмщика состоит в возврате полученного кредита и уплате процентов за пользование кредитом, другие обязанности для заёмщика данной нормой не предусмотрены.

В силу пункта 2 статьи 935 ГК Российской Федерации обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону.

Согласно пункту 1 статьи 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

По смыслу данных правовых норм, закон не предусматривает обязанности для заёмщика-гражданина страховать свою жизнь и трудоспособность при заключении кредитного договора, договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения (пункт 1 статьи 422 ГК РФ), положения договора, которые ухудшают положение потребителя по сравнению с правилами, установленными законами, являются ничтожными.

Из материалов дела видно, что пунктом 5 дополнительного соглашения к кредитному договору от 01 февраля 2010 года, предусмотрено, что заемщик ежемесячно уплачивает комиссию за присоединение к программе коллективного страхования жизни и трудоспособности заёмщиков, включая компенсацию расходов Банка на оплату страховых взносов (комиссия за присоединение к программе страхования) в размере 0,29% от суммы остатка задолженности по основному долгу на начало страхования, но не менее 299,0 рублей.

Пунктом 2 статьи 16 Закона РФ «О защите прав потребителей» запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).

В исковом заявлении, в апелляционной и кассационной жалобе указывалось на то, что обстоятельства присоединения к программе страхования были навязаны Н.И. Депутатову и служили условием для выдачи кредита, что присоединение к программе страхования по существу услугой не является, поскольку ответчик за счёт уплаченной комиссии застраховал свой предпринимательский риск.

Как видно из материалов дела (пункт 5 дополнительного соглашения к кредитному договору от 01 февраля 2010 года), уплаченная заёмщиком комиссия компенсирует расходы Банка на оплату страховых взносов в СО ВТБ-Страхование, доказательств того, что Н.И. Депутатов является стороной договора страхования, ответчиком не представлялось.

Представитель ответчика на судебные заседания в суд первой и второй инстанции не являлся, возражения на иск не направлял, доказательств, опровергающих данные доводы, не представлял.

В соответствии с частью 1 статьи 196 ГПК РФ при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

При таком положении, когда судом не установлены все обстоятельства, связанные с добровольностью присоединения истца к договору страхования, соответствие присоединения к договору страхования понятию возмездной услуги, когда исследованные доказательства не оценены в соответствии с правилами статьи 67 ГПК РФ, судебное постановление не может быть признано законным и обоснованным.

Президиум отменил апелляционное определение в части отказа в удовлетворения требований о признании недействительным условий договора о присоединении к договору страхования, взыскании в связи с этим уплаченной комиссии, процентов и компенсации морального вреда и направил дело на новое апелляционное рассмотрение в Вахитовский районный суд города Казани Республики Татарстан.

II. Пенсионные и трудовые споры

6. Пенсия, начисленная после 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором наступила смерть пенсионера, и полученная наследниками пенсионера, является неосновательным обогащением

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 24 сентября 2012 года по делу № 33-9705/2012
(и з л о ж е н и е)

Военный комиссариат Республики Татарстан обратился к И.Х. Кумейко и А.Х. Меладзе с иском о взыскании необоснованно полученной государственной пенсии в сумме 50617,68 рубля.

В обоснование указал, что в Военном комиссариате Республики Татарстан на учете в качестве пенсионера, получавшего пенсию по линии Министерства обороны Российской Федерации, состояла Т.З. Фаттахова, которая умерла 08 октября 2008 года, выплата пенсии должна была быть прекращена с 01 ноября 2008 года. Однако ответчики, являясь родственниками, используя банковский счёт Т.З. Фаттаховой в кредитном учреждении, продолжали получать пенсию до апреля 2009 года, получив указанную в иске сумму, которую истец просил взыскать в долевом порядке.

Ответчица А.Х. Меладзе иск не признала.

Ответчица И.Х. Кумейко в судебное заседание не явилась, дело рассмотрено в её отсутствие.

Решением Советского районного суда г. Казани Республики Татарстан от 28 июня 2012 года иск удовлетворён.

В апелляционной жалобе А.Х. Меладзе просил об отмене решения суда, полагая, что в силу пункта 3 статьи 1109 ГК Российской Федерации начисленная сумма пенсии не подлежит взысканию в качестве неосновательного обогащения.

Судебная коллегия пришла к выводу, что апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании подпункта 1 пункта 1 статьи 22Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» выплата трудовой пенсии (части трудовой пенсии по старости) прекращается в случае смерти пенсионера, а также в случае признания его в установленном порядке умершим или безвестно отсутствующим - с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором наступила смерть пенсионера либо вступило в силу решение суда об объявлении его умершим или решение суда о признании его безвестно отсутствующим.

Согласно части девятой статьи 56 Закона РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» суммы пенсии, перечисленные в соответствии с настоящей статьей на соответствующий счет после смерти пенсионера, подлежат возврату в федеральный бюджет.

По смыслу статей 1112 и 1114 ГК РФ имущественные права могут быть включены в состав наследства, а наследники могут стать правопреемниками таких прав, если эти права принадлежали умершему до указанного момента.

Согласно пункту 1 статьи 1183ГК РФ право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию, принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или не проживали.

Исходя из приведённых правовых норм, пенсия, зачисляемая на банковский счёт после смерти пенсионера с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором наступила смерть пенсионера, и полученная наследниками пенсионера, не может рассматриваться как неполученная им при жизни, не входит в состав наследственного имущества, является неосновательным обогащением наследников, которое подлежит взысканию на основании пункта 1 статьи 1102 ГК РФ.

Решение суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба без удовлетворения.

7. Период работы в должности медицинской сестры отделения новорождённых роддома необоснованно включён в специальный стаж в льготном исчислении

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 01 октября 2012 года по делу № 33-10072/2012
(и з л о ж е н и е)

В.Н. Козина обратилась к ГУ Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Нижнекамском районе и г. Нижнекамске Республики Татарстан с иском о признании права на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с осуществлением лечебной деятельности, указав, что решением Управления от 29 февраля 2012 года период работы с 04 декабря 1992 года по 20 февраля 2012 года в должности медицинской сестры отделения новорожденных роддома № 1 Детской городской больницы включен в специальный стаж в календарном порядке, полагает, что данный период должен включаться в стаж для назначения досрочной пенсии в льготном исчислении 1 год за 1 год 6 месяцев, как работа, связанная с реанимационной деятельностью.

Решением Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 30 июля 2012 года иск удовлетворён частично, в специальный стаж в льготном исчислении включены только периоды с 01 августа 1988 года по 18 мая 1990 года и с 04 декабря 1992 года по 01 октября 1993 года.

В апелляционной жалобе В.Н. Козина оспаривала решение суда, просила его изменить и включить в специальный стаж в льготном исчислении период с 1992 по 2012 год, в апелляционной жалобе Управления приводились доводы о необоснованности исчисления стажа в льготном размере и за указанные судом периоды.

Разрешая вопрос о законности и обоснованности решения суда, суд второй инстанции руководствовался следующими правовыми нормами.

Согласно подпункту 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Пунктом 5 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.10.2002 N 781, предусмотрена возможность зачёта стажа в льготном порядке лицам, работавшим в структурных подразделениях учреждений здравоохранения в должностях по перечню согласно приложению.

Перечнем структурных подразделений учреждений здравоохранения и должностей врачей и среднего медицинского персонала, работа в которых в течение года засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, как год и шесть месяцев, предусмотрены учреждения - отделения (группы, палаты, выездные бригады скорой медицинской помощи) анестезиологии - реанимации, а также реанимации и интенсивной терапии учреждений, предусмотренных пунктами 1- 6, 8, 12, 15, 16, 20, 21, 27- 30Списка. Пунктом 2 указанного перечня в наименовании должностей предусмотрены медицинские сестры палатные, в том числе старшие.

Судебной коллегией установлено, что отделение (палата) новорождённых родильного дома, указанным Перечнем не предусмотрено.

В соответствии со штатным расписанием персонала родильного дома №1 за периоды 1988, 1990, 1991, 1992, 1996, 1998-1999 гг. в родильном доме было предусмотрено отделение новорожденных детей, в котором имелась должность медсестры палат новорожденных. Помимо отделения для новорожденных детей в родильном доме было предусмотрено отделение анестезиологии-реанимации, в котором имелась должность медсестры реанимации и интенсивной терапии.

Из анализа должностной инструкции палатной медицинской сестры отделения новорожденных от 08.02.2012 следует, что в должностные функции медицинской сестры отделения новорожденных входит обязанность, в том числе, немедленно сообщать врачу, а в его отсутствие - заведующему отделением или дежурному врачу о внезапном ухудшении состояния новорожденного.

Согласно пунктам 5, 6 Положения о медицинской сестре (палатной) по обслуживанию новорожденных акушерских стационаров (Приложение N 14 к Приказу Минздрава СССР от 08 апреля 1980 года N 360) медицинская сестра по обслуживанию новорожденных осуществляет оказание новорожденным надлежащего ухода и лечения в соответствии с назначениями лечащего врача; контроль за санитарно-гигиеническим содержанием палат и прилегающих к ним помещений; целость и сохранность находящегося в ее ведении медицинского и хозяйственного оборудования; контроль за работой младшего медицинского персонала. При осуществлении своей работы медицинская сестра обязана принимать при вступлении на работу от предыдущей смены сведения о числе детей, их состоянии, о назначениях врача в отношении лечения и питания новорожденных; сверять совместно с медсестрой, сдающей дежурство, медальон каждого ребенка с записями в «Истории развития новорожденного».

Судебная коллегия пришла к выводу, что при таких обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось оснований расценивать спорные периоды работы, как работу, связанную с анестезиологией - реанимацией, или как реанимацию и интенсивную терапию, соответственно, отсутствовали основания исчисления стажа в льготном порядке.

Решение суда первой инстанции о включении спорных периодов в специальный стаж в льготном исчислении отменено, в удовлетворении иска отказано.

8. Ущерб, причинённый работником при исполнении трудовых обязанностей может быть взыскан, когда доказано виновное противоправное действие (бездействие) работника и причинно-следственная связь между этими действием и причинением ущерба.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 27 сентября 2012 года по делу № 33-9804/2012
(и з л о ж е н и е)

Индивидуальный предприниматель Ф.Г. Шафигуллина обратилась к Г.Ф. Мустафиной с иском о возмещении материального ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей.

В обоснование иска указано, что с ответчиком заключены трудовой договор и договор полной материальной ответственности. При проведении в магазине инвентаризации товарно-материальных ценностей выявлена недостача 69580,25 рубля. Ответ­чик добровольно возместить причиненный ущерб отказался, поэтому заявлены требования о взыскании ущерба.

Г.Ф. Мустафина иск не признала, пояснила, что ключи от магазина имелись у других лиц.

Решением Аксубаевского районного суда Республики Татарстан от 19 июля 2012 года в удовлетворении иска отказано.

В апелляционной жалобе индивидуальный предприниматель Ф.Г. Шафигуллина просила решение суда отменить, указала, что ответчику были созданы все условия для обеспечения сохранности имущества и надлежащие условия труда, ключи от магазина были только у ответчика, другие лица доступа в магазин не имели.

Проверив законность и обоснованность судебного постановления, а также материалы дела, обсудив обоснованность доводов жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

В силу статьи 239 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

Согласно статье 242 Трудового кодекса Российской Федерации полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

В соответствии со статьей 243 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Судом установлено, что между сторонами заключён трудовой договор, по условиям которого Г.Ф. Мустафина принята на работу к индивидуальному предпринимателю Ф.Г. Шафигуллиной в качестве продавца, заключён договор о полной материальной ответственности.

Актом о результатах инвентаризации от 06 февраля 2012 года установлен факт недостачи товарно-материальных ценностей на сумму 69580,25 рубля.

В соответствии со статьей 233 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено Трудовым кодексом Российской Федерации или иными федеральными законами. При этом каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

По смыслу данной нормы, для взыскания ущерба необходимо установить факт действительного ущерба, причиненного работником при исполнении своих трудовых обязанностей, его противоправное поведение, а также связь между противоправным поведением и наличием ущерба. Обязанность доказывания приведённых обстоятельств лежит на работодателе.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что истец не представил допустимых доказательств причинения ущерба по вине ответчика, а именно, истцом не проводилась проверка для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения (статья 247 Трудового кодекса Российской Федерации), акт инвентаризации такой проверкой не является, поскольку отражает только фактическое наличие товара, письменное объяснение по поводу недостачи у ответчика не отбиралось.

Судом первой инстанции установлены обстоятельства того, что доступ в помещение магазина кроме ответчика, имели другие лица.

При таких обстоятельствах суд второй инстанции отказал в удовлетворении апелляционной жалобы, решение суда оставил без изменения.

III. Споры, возникающие из публичных правоотношений

9. Вопрос о возврате водительского удостоверения после принятия судом решения о прекращении права на управление транспортным средством в связи с состоянием здоровья, может быть разрешён судом только после отказа органов ГИБДД возвратить водительское удостоверение

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 13 сентября 2012 года по делу № 33-9358/2012
(и з л о ж е н и е)

М.М. Сабирзянов обратился к отделению ГИБДД отдела МВД России по Азнакаевскому району Республики Татарстан с иском о признании действия права на управление транспортным средством.

В обоснование указал, что решением Азнакаевского городского суда от 27 декабря 2010 года прекращено действие его права на управление транспортными средствами в связи с наличием заболевания, препятствующего управлению транспортным средством.

Заключением врачебной комиссии от 07 июня 2012 года М.М.Сабирзянов признан годным к управлению автотранспортным средством, в связи с этим он просил признать за ним действительным право на управление транспортными средствами категорий «В», «С» и «Е».

Решением Азнакаевского городского суда Республики Татарстан от 16 июля 2012 года, иск удовлетворён, исполнение решения суда отсрочено на 5 месяцев 19 дней со дня вступления его в законную силу в связи с тем, что водительское удостоверение сдано в органы ГИБДД по истечении 5 месяцев и 19 дней после вступления в силу решения суда от 27 декабря 2010 года.

В апелляционной жалобе М.М. Сабирзянов просил отменить решение в части отсрочки его исполнения на 5 месяцев 19 дней, поскольку прекращение права на управление транспортным средством по состоянию здоровья не является административным наказанием.

Судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда подлежит отмене, а производство по делу - прекращению.

Часть 1 статьи 28 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" предусматривает, что действие права на управление транспортными средствами прекращается в случае ухудшения здоровья водителя, препятствующее безопасному управлению транспортными средствами, указанное обстоятельство должно быть подтверждено медицинским заключением.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 декабря 1999 года N 1396 утверждены Правила сдачи квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений, устанавливающие, в том числе, порядок выдачи водительских удостоверений, получения их взамен утраченных, возврата водительских удостоверений после окончания срока лишения права управления транспортными средствами.

Из указанных Правил следует, что после того, как основания прекращения права лица на управление транспортными средствами отпали, подразделениями Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации производится возврат этому лицу водительского удостоверения в установленном порядке.

Таким образом, органом, который уполномочен решать вопрос о восстановлении ранее прекращенного права управления транспортными средствами, является соответствующее подразделение Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что М.М. Сабирзянов в подразделение Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации по вопросу возврата ему прав на управление транспортными средствами не обращался, соответственно, какого-либо решения относительно данного вопроса должностными лицами не принималось.

Руководствуясь статьёй 220 ГПК РФ, судебная коллегия пришла к выводу, что вопрос о возврате водительского удостоверения по настоящему делу подлежит рассмотрению и разрешению в ином судебном порядке, а именно, путём оспаривания действий должностных лиц органов ГИБДД в случае отказа в выдаче водительского удостоверения.

10. Надлежащим ответчиком по требованиям о ремонте автомобильных дорог местного значения в городе Казани является Исполнительный комитет муниципального образования города Казани

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 30 июля 2012 года по делу № 33-7640/2012
(и з л о ж е н и е)

Прокурор Кировского района города Казани, действующий в интересах неопределенного круга лиц, обратился с заявлением к исполнительному комитету муниципального образования города Казани, администрации Кировского и Московского районов исполнительного комитета муниципального образования города Казани о возложении обязанности организовать проведение капитального ремонта автомобильной дороги на территории Кировского района города Казани от пересечения улиц Односторонняя Гривка и Поперечно-Гривская по улицам Поперечно-Гривская, Гривская и Шоссейная, до пересечения с переулком Шоссейным на том основании, что имеются многочисленные выбоины, просадки глубиной более 5 см, длиной более 15 см, шириной более 60 см, что превышает нормативные показатели, установленные подпунктом 3.1.2 ГОСТ Р-50597-93, и затрудняет движение транспортных средств с разрешенной Правилами дорожного движения скоростью.

Решением Кировского районного суда города Казани Республики Татарстан от 31 мая 2012 года иск удовлетворён, исполнительный комитет муниципального образования города Казани обязан организовать проведение капитального ремонта автомобильной дороги.

В апелляционной жалобе представитель исполнительного комитета просил об отмене решения суда, указывая, что содержание дорожного полотна входит в обязанность администрации Кировского и Московского районов исполнительного комитета муниципального образования города Казани, что прокурором не представлены доказательства, подтверждающие необходимость именно капитального ремонта дороги.

Судебная коллегия пришла к выводу, что апелляционная жалоба подлежит частичному удовлетворению.

В соответствии с частью 2 статьи 46Федерального закона от 8 ноября 2007 года № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» действия (бездействие) органов государственной власти или органов местного самоуправления в области использования автомобильных дорог и осуществления дорожной деятельности либо должностных лиц этих органов могут быть обжалованы гражданами и юридическими лицами в судебном порядке и в предусмотренных федеральным законом случаях в административном порядке.

Пунктом 6 статьи 3 данного Федерального закона дано понятие дорожной деятельности - как деятельности по проектированию, строительству, реконструкции, капитальному ремонту, ремонту и содержанию автомобильных дорог.

В соответствии с пунктами 6 и 1 статьи 13 названного Федерального закона осуществление дорожной деятельности в отношении автомобильных дорог местного значения, а также осуществление муниципального контроля за обеспечением сохранности автомобильных дорог местного значения относится к полномочиям органов местного самоуправления.

Судебная коллегия установила, что в соответствии с Уставом муниципального образования города Казани, утвержденным решением представительного органа муниципального образования города Казани № 3-5 от 17 декабря 2005 года, дорожная деятельность в отношении автомобильных дорог местного значения, осуществление муниципального контроля за обеспечением сохранности автомобильных дорог местного значения являются полномочиями исполнительного комитета муниципального образования города Казани.

Согласно пункту 1.2 Положения о муниципальном казенном учреждении «Администрация Вахитовского и Приволжского районов исполнительного комитета муниципального образования города Казани», утвержденного решением Казанской городской Думы от 6 декабря 2010 года № 6-2, администрация является территориальным органом исполнительного комитета муниципального образования города Казани.

В связи с этими обстоятельствами суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о том, что надлежащим ответчиком по заявленным требованиям является исполнительный комитет муниципального образования города Казани.

Вместе с этим, по смыслу пункта 4 статьи 17 Федерального закона от 8 ноября 2007 года № 257-ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» капитальный ремонт или ремонт автомобильных дорог осуществляется в случае несоответствия транспортно-эксплуатационных характеристик автомобильных дорог требованиям технических регламентов. В целях определения соответствия дорог тем требованиям, владельцами автомобильных дорог в порядке, установленном уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, проводится оценка технического состояния автомобильных дорог.

Судебная коллегия пришла к выводу, что представленные прокурором данные о состоянии дороги выполнены не уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, поэтому отсутствуют основания обязывать провести именно капитальный ремонт дороги.

В то же время, представленные прокурором доказательства свидетельствуют о ненадлежащем состоянии дорожного покрытия.

Судебная коллегия постановила решение суда изменить, обязав исполнительный комитет муниципального образования города Казани организовать проведение ремонта автомобильной дороги.

IV. Земельные споры

11. Инвалидам и семьям, имеющим в своем составе инвалидов, предоставляется право на получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства, во внеочередном порядке, без проведения торгов, но при наличии нуждаемости в предоставлении жилого помещения, установленной в соответствии с нормами Жилищного кодекса Российской Федерации

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 11 октября 2012 года по делу № 33-10479/2012
(и з л о ж е н и е)

Прокурор г. Набережные Челны Республики Татарстан обратился в интересах несовершеннолетней А.С. Ерохиной к исполнительному комитету муниципального образования г. Набережные Челны (далее – ИКМО) с заявлением о признании незаконным отказа предоставить земельный участок для индивидуального жилищного строительства.

В обоснование указано, что 12 мая 2012 года законный представитель несовершеннолетнего ребенка-инвалида А.С. Ерохиной, обратился в ИКМО с заявлением о предоставлении земельного участка для индивидуального жилищного строительства.

Письмом заместителя руководителя ИКМО от 22 мая 2012 года в предоставлении земельного участка в первоочередном порядке без проведения аукциона отказано.

Считая такой отказ необоснованным и нарушающим права и законные интересы ребенка-инвалида, гарантированные Федеральным законом "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", прокурор просил обязать ответчика предоставить земельный участок.

Решением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 06 августа 2012 года в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционном представлении прокурор просил об отмене решения суда, полагая, что отказывая в удовлетворении заявления по мотиву отсутствия у ребёнка-инвалида нуждаемости в улучшении жилищных условий, суд нарушил нормы материального права.

Судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда является законным и обоснованным.

В соответствии с частью 14 статьи 17 Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" инвалидам и семьям, имеющим в своем составе инвалидов, предоставляется право на первоочередное получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства, ведения подсобного и дачного хозяйства и садоводства.

По смыслу данной нормы, при предоставлении инвалиду земельного участка для жилищного строительства по договору купли-продажи торги не проводятся.

Вместе с тем, как следует из содержания приведённых правовых норм, возможность обеспечения инвалидов жилой площадью непосредственно связана с нуждаемостью указанных лиц в улучшении жилищных условий. Предоставление в первоочередном порядке земельного участка для индивидуального жилищного строительства, с учетом цели использования земельного участка, аналогичным образом следует рассматривать в качестве меры, направленной на улучшение жилищных условий нуждающихся в жилом помещении граждан.

Следовательно, инвалидам и семьям, имеющим в своем составе инвалидов, предоставляется право на получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства, во внеочередном порядке, без проведения торгов, но при наличии нуждаемости в предоставлении жилого помещения, установленной в соответствии с нормами Жилищного кодекса Российской Федерации.

Из материалов дела следует, что семья Ерохиных обеспечена жилой площадью сверх учётной нормы, установленной в г. Набережные Челны, в качестве нуждающейся в предоставлении жилого помещения на учёте не состоит.

Судебная коллегия отказала в удовлетворении апелляционного представления, оставила без изменений решение суда первой инстанции.

12. Лицу, приобретшему право собственности на земельный участок, переходят все права и обязанности бывшего собственника земельного участка

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан
от 17 сентября 2012 года по делу № 33-9547/2012
(и з л о ж е н и е)

М.Д. Матвеева обратилась к Р.Г. Шишловой, ООО «Газпром Трансгаз Казань» с иском об устранении нарушения права пользования земельным участком и сносе газопровода.

В обоснование указано, что в 1999 году по договору купли-продажи истица приобрела дом № 85 по ул. Герцена г. Чистополь, в настоящее время планирует построить пристрой к дому. Вдоль ее дома через весь земельный участок проходит газопровод к соседнему дому № 82 по ул. Можайского, который принадлежит ответчице, что не позволяет произвести строительство пристроя, просила обязать ответчиков снести газопровод.

Решением Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 18 июля 2012 года постановлено отказать в удовлетворении иска.

В апелляционной жалобе М.Д. Матвеева просила решения суда отменить.

Рассмотрев доводы апелляционной жалобы, и оценив исследованные доказательства, суд второй инстанции пришёл к выводу, что оснований для отмены решения суда не имеется.

В силу статьи 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

В соответствии с пунктом 2 статьи 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Как следует из содержания приведённых правовых норм, при переходе права собственности на строение к новому приобретателю переходят в порядке правопреемства все права и обязанности, возникшие в связи с этим имуществом у прежнего собственника.

Собственник вправе осуществлять свои права, однако если осуществление этих прав направлено исключительно на причинение вреда другому лицу, в защите таких требований может быть отказано.

Материалами дела установлено, что стороны являются собственниками жилых домов и смежных земельных участков, жилые дома подключены к системе газоснабжения, при этом от вводящего в дом М.Д. Матвеевой газопровода имеется ответвление, которое воздушным путем проходит через земельный участок к земельному участку Р.Г. Шишловой и входит в её дом.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что газификация дома М.Д. Матвеевой проведена в 1979 году, а дома Р.Г. Шишловой в 1980 году, на момент газификации собственником дома, принадлежащего в настоящее время истице, являлся В.Н. Горшевиков, который дал письменное согласие на монтаж газопровода через свой земельный участок к земельному участку ответчицы. М.Д. Матвеева, покупая дом в 1999 году, приобрела соответствующее обременение земельного участка в виде проходящего по участку газопровода.

В силу статей 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Суд также установил, что истица не представила допустимых доказательств, подтверждающих, что газопровод препятствует возведению жилого строения - отсутствуют проект дома, разрешение на строительство, необходимые согласования.

При таких обстоятельствах судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции о том, что газопровод выполнен в соответствии с обязательствами сторон и правилами строительства газопровода, требования истицы направлены на одностороннее изменение ранее принятых обязательств и причинение вреда ответчице, отсутствуют основания для удовлетворения иска.

Решение суда оставлено без изменения, апелляционная жалоба без удовлетворения.

V. Иные споры

13. Бесплатное питание школьнику из многодетной семьи предоставляется в соответствии с Положением, принятым исполнительным комитетом муниципального образования города Казани

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 29 августа 2012 года по делу № 44-Г-97
(и з в л е ч е н и е)

Л.Г. Миникаева обратилась к МОУ «Школа №33» с иском о взыскании стоимости горячего питания, уплаченного за период с 11 января 2011 года по 24 мая 2011 года в размере 2048 рублей.

В обоснование указала, что является многодетной матерью, её сын С. Миляшов обучался в МОУ «Школа № 33» и до конца 2010 года обеспечивался бесплатным горячим питанием. В 2011 году в бесплатном питании отказано, считает данный отказ незаконным, в связи с этим предъявила требования о взыскании фактически понесённых расходов на питание сына.

Представитель ответчика иск не признал, пояснил, что в соответствии с Положением о порядке организации питания, таким питанием обеспечиваются дети в многодетный семьях, где среднедушевой доход менее прожиточного минимума. Поскольку среднемесячный доход в семье Л.Г. Миникаевой превышает установленный размер, ей отказано в предоставлении бесплатного питания.

Решением Авиастроительного районного суда города Казани Республики Татарстан от 15 ноября 2011 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 19 декабря 2011 года, иск удовлетворён, с МОУ «Школа № 33» и ИК МО г. Казани, в порядке субсидиарной ответственности, взыскано 2048 рублей.

ИК МО г. Казани обратился с кассационной жалобой, в которой указал, что предоставление бесплатного питания детям из многодетных семей предусмотрено только муниципальным регулированием, что Постановлением ИК МО г. Казани № 11711 от 28 декабря 2010 года «Об обеспечении питанием учащихся муниципальных образовательных учреждений города Казани в 2011 году» предоставление такого питания ставится в зависимость от уровня доходов семьи.

Судьёй Верховного Суда Республики Татарстан для проверки доводов жалобы дело истребовано и определением от 06 августа 2012 года передано для рассмотрения в судебном заседании президиума Верховного Суда Республики Татарстан.

Президиум пришёл к выводу, что судебные постановления подлежат отмене.

Судами установлено и подтверждается материалами дела, что Л.Г. Миникаева является многодетной матерью, С.Д. Миляшов, который приходится истице сыном, обучается в МОУ «Школа № 33».

В соответствии с протоколом заседания школьной комиссии от 25 января 2011 года, С.Д. Миляшову отказано в предоставлении бесплатного питания, поскольку доход на каждого члена семьи превышает прожиточный минимум.

Постановлением ИК МО города Казани № 11711 от 28 декабря 2010 года «Об обеспечении питанием учащихся муниципальных образовательных учреждений города Казани в 2011 году», предусмотрено, что бесплатное горячее питание предоставляется детям из многодетных семей, если среднедушевой доход ниже величины прожиточного минимума.

Разрешая спор, суды исходили из того, что в соответствии с подпунктом «а» пункта 1 Указа Президента РФ от 05.05.1992 N 431 «О мерах по социальной поддержке многодетных семей» в целях проведения целенаправленной и адресной политики по усилению социальной поддержки многодетных семей в условиях либерализации цен правительствам республик в составе Российской Федерации, органам исполнительной власти краев, областей, автономных образований, городов Москвы и Санкт-Петербурга определить категории семей, которые относятся к многодетным и нуждаются в дополнительной социальной поддержке, с учетом национальных и культурных особенностей в социально-экономическом и демографическом развитии региона.

Подпунктом «б» пункта 1 данного Указа Президента Российской Федерации предлагается установить для многодетных семей, в том числе, бесплатное питание (завтраки и обеды) для учащихся общеобразовательных и профессиональных учебных заведений за счёт средств всеобуча и отчислений от их производственной деятельности и других внебюджетных отчислений.

Вместе с тем, как следует из названного Указа Президента Российской Федерации, в нём определяются полномочия и обязанности по предоставлению мер социальной поддержки многодетным семьям между органами федеральной власти и органами власти субъектов Российской Федерации.

Данный Указ Президента Российской Федерации не предусматривает передачу каких-либо прав и возложение обязанностей на органы местного самоуправления.

Как предусмотрено абзацем вторым пункта 5 статьи 20 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», органы местного самоуправления вправе устанавливать за счет средств бюджета муниципального образования (за исключением финансовых средств, передаваемых местному бюджету на осуществление целевых расходов) дополнительные меры социальной поддержки и социальной помощи для отдельных категорий граждан вне зависимости от наличия в федеральных законах положений, устанавливающих указанное право.

Постановлением ИК МО города Казани № 11711 от 28 декабря 2010 года «Об обеспечении питанием учащихся муниципальных образовательных учреждений города Казани в 2011 году» утверждено Положение об организации питания учащихся в муниципальных образовательных учреждений города Казани в 2011 году», для чего направлены средства из бюджета города Казани.

Согласно пункту 1.1 Положения горячее питание предоставляется, в том числе, детям из малообеспеченных (многодетных, неполных) семей, среднедушевой доход которых ниже величины прожиточного минимума, установленного в Республики Татарстан.

Таким образом, ИК МО г. Казани в соответствии с законом реализовал свое полномочие на установление дополнительных мер социальной поддержки для многодетных семей за счёт средств местного бюджета, и, соответственно, вправе самостоятельно определить основания предоставления такой меры.

Как усматривается из материалов дела, обстоятельства превышения в семье Л.Г. Миникаевой среднедушевого дохода относительно величины прожиточного минимума, сторонами не оспаривалось.

При таком положении, выводы судов о необходимости удовлетворения иска, основаны на ошибочном применении и толковании норм материального права, президиум признал данное нарушение существенным, повлиявшим на результаты рассмотрения иска, пришёл к выводу, что устранение данного нарушения возможно только путём отмены судебных постановлений и возможно отступление от принципа правовой определённости.

Постановлением президиума решение суда и кассационное определение отменены, принято новое судебное постановление об отказе в удовлетворении иска.

14. Вынесение судебного приказа мировым судьёй расценивается как предъявление иска в установленном порядке, и, следовательно, течение данного срока прерывается, после отмены судебного приказа срок для обращения в суд начинает исчисляться заново

Постановление президиума Верховного Суда Республики Татарстан
от 08 августа 2012 года по делу № 44-Г-93
(и з в л е ч е н и е)

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Альметьевском районе и городе Альметьевске (далее – Управление) обратилось к Е.В. Павловой с иском о взыскании недоимки по страховым взносам и пени.

В обоснование указано, что ответчица является адвокатом, за период с 01 января 2010 года по 31 декабря 2010 года страховые взносы не уплатила, Управление просило взыскать недоимку 12002,76 рубля и пени 227,85 рубля.

Ответчица иск не признала, заявила о пропуске срока для обращения в суд.

Решением мирового судьи судебного участка № 6 Альметьевского района и города Альметьевска Республики Татарстан от 27 декабря 2011 года, оставленным без изменения апелляционным определением Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 28 февраля 2012 года, в удовлетворении иска отказано в связи с пропуском срока для предъявления требования в суд.

В кассационной жалобе Управление просило об отмене судебных постановлений, указывая, что 08 сентября 2011 года обратилось к мировому судье с заявлением о вынесении судебного приказа о взыскании с ответчицы названной недоимки и пени, 23 сентября 2011 года судебный приказ был вынесен, в связи с поступившими возражениями 10 октября 2011 года мировой судья отменил судебный приказ. Заявитель полагает, что в соответствии с положениями статьи 203 ГК Российской Федерации, в этом случае течение срока прерывается, и шестимесячный срок начинает заново течь с 10 октября 2011 года.

Президиум пришёл к выводу, что судебные постановления подлежат отмене по следующим основаниям.

Суд первой инстанции установил и подтверждается материалами дела, что 14 марта 2011 года ответчице направлено требование об уплате недоимки по страховым взносам в сумме 12002,76 рубля и пени в размере 227,85 рубля.

Срок для исполнения требования установлен до 02 апреля 2011 года, требование не исполнено.

Исковое заявление датировано 11 ноября 2011 года, иск поступил в суд 23 ноября 2011 года.

08 сентября 2011 года Управление обратилось к мировому судье с заявлением о вынесении судебного приказа о взыскании с ответчицы названной недоимки и пени.

23 сентября 2011 года судебный приказ был вынесен, в связи с поступившими возражениями 10 октября 2011 года мировой судья отменил судебный приказ.

Разрешая спор, мировой судья исходил из того, что обращение в суд возможно в течение шести месяцев со дня истечения срока для добровольного исполнения требования налогового органа, данный срок истёк 03 октября 2011 года. Поскольку заявление в суд поступило позднее указанного срока – отказал в удовлетворении иска.

Суд апелляционной инстанции признал указанные выводы соответствующим фактическим обстоятельствам дела и требованиям действующего законодательства.

При разрешении спора суды руководствовались пунктами 1 и 2 статьи 48 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которой в случае неисполнения плательщиком сборов физическим лицом в установленный срок обязанности по уплате сбора и пеней, налоговый орган, направивший требование об уплате сбора и пеней, вправе обратиться в суд с заявлением о взыскании сбора и пеней в течение шести месяцев со дня истечения установленного налоговым органом срока исполнениятребования об уплате сбора и пеней.

Вместе с тем, в силу статьи 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

В пункте 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 N 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» разъяснено, что поскольку судебная защита права кредитора по требованию о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника может быть осуществлена не только в исковом производстве, но и путем выдачи судебного приказа, что является упрощенной процедурой рассмотрения дел данной категории, подача кредитором заявления о выдаче судебного приказа с соблюдением положений, предусмотренных статьями 125.2- 125.5ГПК РСФСР, прерывает течение срока исковой давности.

Как следует из смысла приведённой правовой нормы и её толкования, вынесение судебного приказа мировым судьёй расценивается как предъявление иска в установленном порядке, и, следовательно, течение данного срока прерывается, после отмены судебного приказа срок для обращения в суд начинает исчисляться заново.

Из материалов усматривается, что срок для исполнения требований Управления об уплате сбора и пени установлен для ответчицы до 02 апреля 2011 года, и, следовательно, заявление в суд могло быть подано до 03 октября 2011 года.

В то же время, 08 сентября 2011 года Управление обратилось к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа, 23 сентября 2011 года судебный приказ вынесен, 10 сентября 2011 года судебный приказа мировым судьёй отменён в связи с возражениями ответчицы.

Таким образом, вынесение 23 сентября 2011 года судебного приказа прерывает течение срока давности, после чего он начинает исчисляться заново, повторное обращение Управления с иском, после отмены судебного приказа, состоялось 23 ноября 2011 года, то есть до истечения шестимесячного срока.

Президиум отменил судебные постановления и направил дело на новое рассмотрение мировому судье.


опубликовано 22.11.2012 10:38 (МСК), изменено 05.05.2014 15:48 (МСК)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 









 
 
 
 
 
 
 






 
 
 
 

@   2017  Верховный Суд Республики Татарстан
 
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98