Arms
 
развернуть
 
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)
vs.tat@sudrf.ru
показать на карте
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)vs.tat@sudrf.ru
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98

 
 

 
 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
1 квартал 2011 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

I квартал 2011 года

по  гражданским делам

  Дела, возникающие по спорам о защите прав потребителей

 1. Закон РФ "О защите прав потребителей" не содержит правовых норм, ограничивающих право потребителя установить в экспертном учреждении за свой счет наличие недостатка товара, а также при­чины его возникновения.

Общественная организация в интересах Д-ина обратилась в суд с иском к индивидуальному пред­принимателю М-овой о возврате уплаченной за товар суммы, взыскании неустойки за нарушение срока удовлетворения требования потре­бителя и штрафа, компенсации морального вреда, указав, что в связи с недостатками, выявленными в процессе эксплуатации приобретенной у ответчика швейной машины, Д-ин обратился к продавцу с заявлением о расторжении договора и возврате уплаченных денег, однако его претензии ответчиком были проигнорированы.

Решением мирового судьи иск в части требований о возврате упла­ченной за товар суммы, взыскании неустойки и штрафа, компенса­ции морального вреда удовлетворен, требования о возмещении расходов на оплату экс­пертизы и ус­луг представителя отклонены.

Апелляционным решением суда апелляционной инстанции решение мирового судьи изменено в части определения размера штрафа, в пользу истца с ответчика взыскана денежная сумма в возмещение расходов на оплату услуг представителя.

Президиум Верховного Суда РТ с выводами судебных инстанций в части отказа в возмещении истцу расходов на проведение экспер­тизы не согласился по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, для определения наличия недостатка товара и причин его образования было проведено по заявлению ответчика экспертное исследование, которым установлено наличие недостатка. В то же время причина его возникновения не определена в связи с тем, что истец не дал разрешения на вскрытие исследуемого товара.

В последующем, по итогам другой экспертизы, проведенной по инициативе истца и за его счет, подтверждено наличие выявленного недостатка и установлен его производственный характер.

Отказывая в возмещении расходов истца на оплату экс­пертизы, мировой судья, отметив, что данное исследование обусловлено несогласием истца на вскрытие швейной машины при проведении первой экспертизы, расце­нил эти действия как злоупотребление правом и, сославшись на положения ст.10 Гражданского кодекса РФ, отказал во взыскании судебных расходов.

Суд апелляционной инстанции с приведенными выводами мирового судьи согласился.

Между тем, согласно п.1 ст.10 Гражданского кодекса РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществ­ляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

При этом в п.2 указанной статьи Гражданского кодекса РФ определено, что в случае несоблюдения требований, предусмотренных п.1 этой же статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права.

Как следует из смысла приведенной нормы закона, отказ в защите права воз­можен лишь в отношении материально-правовых требований и не допускается в отношении права, основанного на нормах Гражданского процессуального кодекса РФ.

Положения ст.18 Закона РФ "О защите прав потребителей", обязывающие продавца принять товар ненадлежащего качества у потребителя и при необходимости провести про­верку качества товара, а в случае спора о причинах возникновения недостат­ков товара - провести экспертизу за свой счет, не препятствуют потребителю установить в экспертном учреждении за свой счет наличие недостатка и при­чины его возникновения.

В силу ч.1 ст.98 Гражданского процессуального кодекса РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч.2 ст.96 этого кодекса.

В соответствии с содержанием данного нормоположения все понесенные по делу судебные расходы подлежат возмещению стороне, в пользу которой состоялось решение суда. Какие-либо ограничения по взысканию расходов на оплату экспертизы, обусловленные требованиями их разумности либо вытекающие из повторности проведения экспертизы, независимо от причин назначения такой экспертизы, не предусмотрены.

Более того, экспертное заключение по итогам исследования, проведенного по обращению и за счет истца, положено в основу выводов мирового судьи в решении об удовлетворении иска.

Оставив без надлежащей оценки эти обстоятельства, судебные инстанции допустили неправильное применение норм материального и процессуального права, не позволяющее истцу реализовать свое право на возмещение судебных расходов.

С учетом изложенного Президиум Верховного Суда РТ судебные постановления по делу изменил и взыскал с М-овой в пользу Д-ина денежную сумму в возмещение расходов на оплату экспертизы.

 

                                                                                  Споры, возникающие из семейных правоотношений

 2. Согласно п.1 ст.85 Семейного кодекса РФ обучение совершеннолетнего лица в образовательном учреждении не свидетельствует о состоянии его нетрудоспособности и не может служить основанием к возложению на родителей (родителя) обязанности по его содержанию.

Б.А-ев обратился в суд с иском к А.А-еву (отцу) о взыскании алимен­тов до окончания учебы в образовательном учреждении.

Принимая решение об удовлетворении иска, мировой судья исходил из того, что истец является нетрудоспособным, поскольку обучается с исполь­зованием дневной формы обучения и нуждается до окончания учебы в материальной помощи от­ветчика, размер доходов которого позволя­ет выплачивать алименты.

Суд апелляционной инстанции признал указанные выводы мирового су­дьи соответствующими требованиям действующего законодательства.

Президиум Верховного Суда РТ с выводами нижестоящих судебных инстанции не согласился по следующим основаниям.

В силу предписания п.1 ст.85 Семейного кодекса РФ на родителей возложена обязанность по содержанию своих нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи.

Как следует из смысла данной нормы закона, обязанность родителей со­держать совершеннолетних детей установлена только в случае не­трудоспособности таких детей. При этом нетрудоспособность обуславливается с тем или иным заболеванием, повлекшем нарушение здоровья человека со стойким расстройством функций организма и приводящем к полной или значительной утрате трудоспособности, в резуль­тате чего может быть установлена инвалидность.

Между тем, в отношении истца, являющегося на день обращения в суд совершеннолетним, до­пустимыми доказательствами не подтверждено наличие каких-либо заболеваний, препятствующих выполне­нию им трудовой функции.

Таким образом, суды нижестоящих инстанций, произ­ведя ошибочное толкование норм материального права, обучение истца в образовательном учреждении с использованием очной формы обучения на бюджетной основе необоснованно расценили как доказательство его нетрудоспособности и в этой связи пришли к неправильному выводу о праве на получение алиментов.

По приведенным мотивам Президиум Верховного Суда РТ указанные судебные постановления отменил и принял по делу новое решение об отказе в иске.

 3. Раздельное проживание родителей не влияет на жилищные права ребенка.

В.Т-ова, действуя от своего имени и в интересах несовершеннолетних детей, обратилась в суд с иском к супругу Ю.Т-ову, его братьям Г.Т-ову и А.Т-ову, Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии в лице территориального отдела Управления по РТ, о признании права пользования квартирой и устранении препятствий в ее пользовании, признании договоров дарения долей в праве собственности и свидетельств о государственной регистрации права на данное жилое помещение недействительными и вселении.

Иск обоснован тем, что истица вместе с двумя несовершеннолетними детьми от брака с Ю.Т-овым проживала в спорной квартире, находившейся ранее в общей собственности ответчиков Т-овых, однако в настоящее время вся принадлежавшая Ю.Т-ову доля в праве общей долевой собственности на жилое помещение подарена им А.Т-ову. В связи с тем, что ответчики Т-овы препятствуют проживанию в квартире, истица предъявила настоящий иск.

А.Т-ов обратился с встречным иском о выселении В.Т-овой с детьми из квартиры и снятии их с регистрационного учета, указав, что он как единоличный собственник данного жилого помещения намерен в нем проживать.

Решением районного суда в удовлетворении иска В.Т-овой отказано, встречный иск А.Т-ова удовлетворен частично, постановлено снять несовершеннолетних детей В.Т-овой с регистрационного учета в жилом помещении. В остальной части встречный иск отклонен.

Кассационным определением суда кассационной инстанции решение районного суда оставлено без изменения.

Президиум Верховного Суда РТ постановления обеих судебных инстанций отменил, обосновав свою позицию следующим.

В соответствии с п.1 ст.55 и п.1 ст.56 Семейного кодекса РФ расторжение брака родителей или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка, в том числе на его жилищные права. Ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями.

4. Согласно ст.166 Гражданского кодекса РФ сделка недействительна по основаниям, установленным данным Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Как следует из разъяснения, содержащегося в п.13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 №14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", в силу положений Семейного кодекса РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном, нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка (п.1 ст.55, п.1 ст.63 Семейного кодекса РФ), в том числе на жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч.4 ст.31 Жилищного кодекса РФ.

Принимая решение в приведенной выше формулировке, суд первой инстанции исходил из того, что договор дарения его сторонами исполнен, Ю.Т-ов освободил квартиру и снялся с регистрационного учета, а A.Т-ов как собственник имеет право распоряжаться своей собственностью. На основании изложенного, указав, что В.Т-ова и ее дети проживают в настоящее время в частном доме у матери истицы, суд первой инстанции пришел к выводу об утрате ими права пользования спорным жилым помещением.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, суд кассационной инстанции согласился с этими выводами, дополнительно указав, что дети Т-овых обеспечены жильем, поскольку В.Т-овой органом местного самоуправления предоставлено другое жилое помещение.

Между тем, такой вывод сделан на основании акта товарищества собственников жилья, представленного непосредственно в суд кассационной инстанции ответчиками, и не являвшегося предметом проверки суда первой инстанции.

Как следует из материалов дела, в спорной квартире, ½ доля в праве общей собственности на которую ранее принадлежала Ю.Т-ову, проживали с рождения и зарегистрированы в настоящее время его несовершеннолетние дети от брака с В.Т-овой. Произведя дарение указанной выше доли в праве собственности А.Т-ову, Ю.Т-ов нарушил права и законные интересы своих несовершеннолетних детей на проживание и пользование этим жилым помещением.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 08.06.2010 №13-П "По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой" п.4 ст.292 Гражданского кодекса РФ в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, признан не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование - по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, - не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка - вопреки установленным законом обязанностям родителей - нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

Таким образом, суды нижестоящих инстанций при разрешении заявленных В.Т-овой требований в интересах несовершеннолетних детей не применили к отношениям сторон нормы закона, подлежащие применению.

С учетом изложенного, принимая во внимание, что установленные нарушения закона повлияли на результаты рассмотрения и без их устранения невозможна защита нарушенных прав, Президиум Верховного Суда РТ, отменив состоявшиеся судебные постановления, направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

                                                                                                  Дела, возникающие из правоотношений по социальному обеспечению

 5. Дополнительное материальное обеспечение, предусмотренное в отношении отдельных категорий граждан в связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 го­дов, не является пенсионной выплатой и не регулируется нормами законода­тельства о пенсионном обеспечении.

М-ина обратилась в суд с иском к пенсионному органу о назначении дополнительного ежемесячного материального обеспе­чения как вдове инвалида Великой Отечественной войны, указав, что в назначении данного обеспечения ответчиком было отказано по мотиву отсутствия справки врачебно-трудовой (медико-социальной) экспертной комиссии о наличии у ее умершего супруга М-ина инвалидности.

Решением районного суда, оставленным без изменения кассационным определением суда кассационной инстанции, в удовлетворении иска отказано.

Президиум Верховного Суда РТ судебные постановления отменил по следующим основаниям.

Принимая решение об отказе в иске, суд первой инстанции, с выводами которого согласился и суд кассационной инстанции, исходил из того, что в соот­ветствии с утвержденным постановлением Министерства труда и социального развития труда РФ №16 и Пенсионного фонда РФ №19па от 27.02.2002 Перечнем документов, необходимых для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответ­ствии с Федеральными законами "О трудовых пенсиях в Российской Феде­рации" и "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Феде­рации", документом, подтверждающим инвалидность вследствие военной травмы, может являться только акт освидетельствования в учреждении медико-социальной эксперти­зы, а такой акт истицей не представлен.

Между тем, в соответствии с п. "в" ст.1 Указа Президента РФ от 30.03.2005 №363 "О мерах по улучшению матери­ального положения некоторых категорий граждан Российской Федерации в связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 го­дов" вдовы умерших инвалидов Великой Отечественной войны с 1 мая 2005 года имеют право на дополнительное ежемесячное материальное обеспече­ние в размере 500 руб.

В силу п.4 Правил выплаты дополнительного ежемесячного материального обеспечения некоторым категориям граждан Российской Федерации в связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 30.04.2005 №273, дополнительное ежемесячное материальное обеспечение назначается на основании документов, имеющихся в распоря­жении органов, осуществляющих назначение и выплату соответствующей пенсии.

Этими нормативными правовыми актами в качестве условия реализации права на получение ежемесячного материального обеспечения не предусматривается обязательное представление документов, обозначенных в вышеуказанном Перечне документов, необходимых для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с Федеральными законами "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и "О государст­венном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", утвержденном постановлением Министерства труда и социального развития труда РФ №16 и Пенсионного фонда РФ №19па от 27.02.2002.

Более того, данный Перечень, как определено в п.1, применяется для установления трудовой пенсии по государственному пенси­онному обеспечению, тогда как предусмотренное Указом Президента РФ от 30.03.2005 №363 дополнительное материальное обеспечение пенсионной выплатой не является, соответственно, право на его выплату не регламентируется законода­тельством о пенсионном обеспечении.

В соответствии с положениями приведенных Правил дополнительное ежемесячное материальное обеспечение назначается на основании тех доку­ментов, которые имеются в распоряжении органов, осуществляющих назна­чение и выплату соответствующей пенсии.

Как усматривается из материалов дела, истицей для получения материального обеспечения представлено, в том числе, свидетельство о болезни, содержащий сведения о том, что в связи с участием в военных действиях в 1943 году ее супруг М-ин получил ранение, повлекшее для него нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, значительную утрату трудоспособности, приведшие в итоге к признанию негодным к военной службе.

Таким образом, совокупностью исследованных доказательств, в том числе свидетельством о болезни, подтверждается тот факт, что М-ин являлся инвалидом Великой Отечественной войны, и, следовательно, у исти­цы возникло право на получение дополнительного ежемесячного материаль­ного обеспечения.

Ввиду изложенного, поскольку, установив имею­щие значение для разрешения спора обстоятельства, судебные инстанции допустили ошибки в применении норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход рассмотрения дела, Президиум Верховного Суда РТ судебные постановления отменил и принял новое решение об удовлетворении иска.

                                                                                                                                                 Процессуальные вопросы

 6. На основании ст.98 Гражданского процессуального кодекса РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд может присудить к возмещению с другой стороны фактически понесенные по делу судебные расходы.

Как следует из материалов дела, определением суда удовлетворено заявление З-ева об отсрочке уплаты государственной пошлины при подаче иска к Ш-ину о взыскании суммы неосновательного обогащения.

В дальнейшем, разрешив дело по существу и приняв по нему решение об удовлетворении иска, суд взыскал с ответчика в пользу истца не понесенные последним судебные расходы, а затем такую же сумму государственной пошлины взыскал с истца в доход государства.

Между тем, ст.98 Гражданского процессуального кодекса РФ предусматривает возможность возмещения только понесенных стороной по делу судебных расходов.

Поскольку не имеется документального подтверждения тому, что истец З-ев в рамках рассмотренного дела в связи с обращением в суд понес расходы по уплате государственной пошлины, то суду первой инстанции следовало взыскать государственную пошлину непосредственно с ответчика в доход государства.

Судом кассационной инстанции данное обстоятельство оставлено без внимания.

В этой связи Президиум Верховного Суда РТ судебные постановления в указанной части отменил и принял новое решение о взыскании с ответчика Ш-ина суммы государственной пошлины в доход государства.

                                                                                                                 Дела об административных правонарушениях

 1. Согласно ч.2 ст.1.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение совершившего административное правонарушение лица, распространяется на лицо, совершившее административное правонарушение до вступления такого закона в силу, в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

Постановлением мирового судьи, оставленным без изменения решением судьи районного суда, И-ов привлечен к административной ответственности по ч.4 ст.12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на четыре месяца.

Заместитель Председателя Верховного Суда РТ с данными судебные постановлениями не согласился по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, И-ов, управляя автомобилем, в нарушение требований дорожного знака 3.1 «Въезд запрещен», двигался во встречном направлении по дороге с односторонним движением.

Квалифицируя действия И-ова в качестве административного правонарушения по ч.4 ст.12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, суды обеих инстанций исходили из редакции статьи, действовавшей на момент совершения правонарушения, согласно которой выезд в нарушение Правил дорожного движения РФ на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, предусмотренных ч.3 этой же статьи, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от четырех до шести месяцев.

Между тем, судебными инстанциями не были принято во внимание изменения, содержащиеся в Федеральном законе от 23.07.2010 №175-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях", а именно, в п.6 ст.1, вступившем в силу с 21.11.2010, смягчающие административную ответственность за совершенное правонарушение.

Так, в соответствии с ч.3 ст.12.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях (в редакции названного выше Федерального закона) движение во встречном направлении по дороге с односторонним движением влечет наложение административного штрафа в размере пяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от четырех до шести месяцев.

В силу ч.2 ст.1.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Таким образом, поскольку на момент вынесения постановления мировым судьей действовал закон, улучшающий положение И-ова, а само постановление о назначении наказания не было исполнено, п.6 ст.1 Федерального закона от 23.07.2010 №175-ФЗ имеет обратную силу.

В соответствии с п.2 ч.2 ст.30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях по результатам рассмотрения в порядке надзора жалобы, протеста выносится решение об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста, если допущенные нарушения указанного Кодекса и (или) закона субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях могут быть устранены без возвращения дела на новое рассмотрение и при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение.

С учетом изложенного, заместитель Председателя Верховного Суда РТ состоявшиеся по делу судебные постановления изменил путем переквалификации действий И-ова с ч.4 ст.12.15 на ч.3 ст.12.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях и, принимая во внимание отсутствие отягчающих административную ответственность обстоятельств, назначил ему наказание в виде административного штрафа в размере пяти тысяч рублей.

  по уголовным делам

  1. Несоответствие резолютивной части постановления его описательно-мотивировочной части повлекло отмену судебного решения.

 Постановлением Набережночелнинского городского суда РТ от 10 ноября 2010 года Б. отказано в принятии к рассмотрению ходатайства о снятии судимости по приговору Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 09 июня 2008 года.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 14 января 2011 года   постановление судьи Набережночелнинского городского суда РТ в отношении Б. отменено, материалы уголовного дела направлены  на новое судебное рассмотрение иным судьей по следующим основаниям.

Описательно-мотивировочная часть постановления судьи содержит развернутую формулировку со ссылкой на  закон принятого решения об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного о снятии судимости. Однако данная часть постановления противоречит резолютивной его части, в соответствии с которой Б. отказано в принятии к рассмотрению ходатайства осужденного.

Поскольку судьей фактически было вынесено постановление об отказе в  удовлетворении ходатайства, его следовало рассматривать в судебном заседании с участием прокурора и секретаря, осужденного (если он находится в следственном изоляторе) и ведением протокола судебного заседания.

2.  Решение по гражданскому иску не может быть принято при вынесении судом первой инстанции постановления о применении принудительных мер медицинского характера.

 Постановлением Зеленодольского городского суда РТ от 29 декабря 2010 года Г.Р. освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного частью 5 статьи 264 УК РФ. К нему применена принудительная мера  медицинского характера в виде амбулаторного принудительного  наблюдения и лечения у психиатра. Кроме того, в счет компенсации материального ущерба с Г.Р. и Г.М. в солидарном порядке в пользу А. взыскано 100 000 рублей, компенсации морального вреда - 1 000 000 рублей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 15 февраля 2011 года постановление Зеленодольского городского суда РТ в части разрешения гражданского иска отменено, и уголовное дело в этой части направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства по следующим основаниям.

Разрешение иска в уголовном процессе производится на основании норм гражданского законодательства и в соответствии со статьей 194 ГПК РФ решение суда, которым дело разрешается по существу, принимается именем Российской Федерации. Решение об удовлетворении иска является решением по существу и, исходя из указанного положения закона, решение по гражданскому иску не может быть принято при вынесении судом первой инстанции постановления о применении принудительных мер медицинского характера. Поэтому вопрос о разрешении гражданского иска следовало передать на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Кроме того, вопрос о привлечении к участию в деле гражданского ответчика при производстве по уголовному делу, связанному с применением принудительных мер медицинского характера, не может быть постановлен, поскольку в деле отсутствует обвиняемый.

3. Штраф при сложении с лишением свободы исполняется самостоятельно.

 Приговором Нижнекамского городского суда РТ от 21 января 2011 года  Г., ранее судимый к штрафу, осужден к лишению свободы по части 2 статьи 159 УК РФ к 1 году 6 месяцам. На основании части 5 статьи 69 УК РФ путем частичного присоединения наказания по приговору от 28 июля 2010 года окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 3 месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 15 марта 2011 года приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение, в тот же суд, в ином составе суда по следующим основаниям.

На основании части 2 статьи 71 УК РФ штраф при сложении с лишением свободы исполняется самостоятельно.

Как видно из материалов уголовного дела Г. ранее судим 28 июля 2010 года по части 1 статьи 166, 70, 71 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 10000 рублей.

Вместе с тем, суд, назначая наказание на основании части 5 статьи 69 УК РФ к вновь назначенному наказанию присоединил частично наказание по приговору от 28 июля 2010 года, назначив окончательно наказание в виде 3 лет 3 месяцев лишения свободы. При этом какого-либо суждения по поводу штрафа в размере 10000 рублей по вышеуказанному приговору не привел и не принял решения.

  4. Назначая наказание в виде исправительных работ в местах, определяемых соответствующими органами суд ухудшил положение осужденной.

 Приговором Альметьевского городского суда РТ от 19 ноября 2010 года Л., ранее судимая, осуждена по пункту «в» части 2 статьи 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10 % заработка в доход государства с отбыванием в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказания в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденной.

На основании части 5 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно определено 2 года исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства с отбыванием в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказания в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденной.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 11 января 2011 года приговор суда отменен по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 50 УК РФ исправительные работы назначаются осужденному, не имеющему основного места работы, и отбываются в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказания в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденного.

По настоящему делу суд признал установленным и указал в приговоре, что Л. имеет постоянное место работы. Однако наказание в виде исправительных работ назначил ей в местах, определяемых соответствующими органами.

Данное нарушение уголовного закона является существенным, влекущим безусловную отмену приговора, поскольку положение осужденной было ухудшено.

5.  В соответствии со статьей 400 УПК РФ ходатайство о снятии судимости рассматривается в судебном заседании с обязательным участием лица в отношении которого рассматривается данное ходатайство.

 Постановлением Набережночелнинского городского суда РТ от 13 ноября 2010 года производство по материалу по ходатайству С. о снятии судимости по приговору Набережночелнинского городского суда от 18 ноября 2006 года прекращено.

Кассационным определением от 11 января 2011 года   постановление Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 13 ноября 2010 года в отношении С. отменено, материал направлен на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В соответствии со статьей 400 УПК РФ ходатайство о снятии судимости рассматривается в судебном заседании с обязательным участием лица в отношении которого рассматривается данное ходатайство. В  судебном заседании вправе участвовать прокурор, который извещается о поступившем ходатайстве. По результатам рассмотрения ходатайства судьей выносится постановление об удовлетворении либо об отказе в его удовлетворении.  

Как следует из постановления, судом ходатайство осужденного о снятии судимости рассмотрено и принято решение по существу.

Однако в материале не имеется постановления о назначении судебного заседания, отсутствует и протокол судебного заседания.

Осужденный С. о дне рассмотрения не извещен. Вопрос о его участии не обсуждался.

 6. Суд не установил обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения вопроса об охране жилища осужденного.

 Постановлением Арского районного суда РТ от 15 ноября 2010 года в удовлетворении ходатайства осужденного В. приговором Арского районного суда РТ о принятии мер по охране жилища, расположенного по адресу: ул. Комсомольская, д. 8, кв. 2, г. Арск, РТ, отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 01 марта 2011 постановление Арского районного суда РТ от 15 ноября 2010 года отменено, материал направлен на новое рассмотрение в тот же суд другому судье.

В соответствии с частью 2 статьи 313 УПК РФ при наличии у осужденного имущества или жилища, остающихся без присмотра, суд выносит определение или постановление о принятии мер по их охране.

Выводы суда о том, что В. является не единственным собственником квартиры, не могли служить основанием для отказа в удовлетворении ходатайства осужденного, поскольку по смыслу части 2 статьи 313 УПК РФ меры по охране жилища должны быть приняты при отсутствии родственников, которые проживали вместе с осужденным.

Судом не принято во внимание и то обстоятельство, что другие собственники жилья по указанному адресу не проживают, они лишь формально собственники.

Кроме того, осужденный обратился в суд с ходатайством по охране только его жилья.

Ссылка в постановлении суда на то, что в квартире осужденный проживал с бывшей супругой и сыном основана на имеющейся в материалах уголовного дела бытовой характеристике, выданной заместителем главы муниципального образования г. Арска в 2009 году. При этом судом данное обстоятельство также не проверено.

Согласно приложенной к кассационной жалобе осужденного справке, выданной специалистом по кадрам Республиканского клинического онкологического диспансера жена осужденного зарегистрирована и проживает по ул. Дзержинского, д. 18/19, кв. 54, г. Казани, РТ.

7. Постановление приговора незаконным составом суда в силу пункта 2 части  2 статьи 381 УПК РФ является основанием для отмены судебного решения.

 Приговором Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 9 августа 2010 года В., ранее не судимая, осуждена по ст. 146 ч. 2 УК РФ к штрафу в размере 25000 рублей в доход государства.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Татарстан  от 16 марта 2011 года приговор Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 9 августа 2010 года в отношении осужденной В. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии назначения к слушанию.

Согласно требованию части  1 статьи 31 УПК РФ, уголовное дело о преступлении, предусмотренном частью 2 статьи 146 УК РФ, в совершении которого органом следствия В. предъявлено обвинение, подсудно мировому судье. Поэтому его рассмотрение по существу Набережночелнинским городским судом Республики Татарстан нарушило положения данного процессуального закона.

Постановление приговора незаконным составом суда в силу пункта 2 части  2 статьи 381 УПК РФ является основанием для отмены судебного решения.

 8. Решение кассационной инстанции о прекращении уголовного дела ущемило право потерпевшего на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон

 Приговором Рыбно-Слободского районного суда Республики Татарстан от 27 февраля 2010 года  С., не судимый,  осужден к лишению свободы: по пункту «а» части 2 статьи 115 УК РФ – на 2 года, по пункту «г» части 2 статьи 161 УК РФ – на 3 года, по совокупности преступлений на основании части 3 статьи 69 УК РФ окончательно – на 5 лет с применением статьи 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 4 года,

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 13 апреля 2010 года приговор изменен, действия С. переквалифицированы: с пункта «г» части 2 статьи 161 УК РФ на часть 1 статьи 161 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года, и с пункта «а» части 2 статьи 115 УК РФ на часть 1 статьи 115 УК РФ с прекращением производства по делу в этой части в связи с отсутствием заявления потерпевшего, исключено указание на назначение наказания с применением части 3 статьи 69 УК РФ и на передачу вещественных доказательств законному представителю потерпевшего, в остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда Республики Татарстан  от 09 марта 2011 года кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 13 апреля 2010 года в отношении С. отменено, уголовное дело направлено на новое кассационное рассмотрение в ином составе суда.

В соответствии со статьей 405 УПК РФ пересмотр в порядке надзора оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на законность приговора, определения или постановления суда.

Согласно части 2 статьи 318 УПК РФ в случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или в порядке, установленном частью третьей настоящей статьи.

Как видно из материалов уголовного дела, потерпевший Т.В., с которым С. поссорился и здоровью которого причинил легкий вред, впоследствии умер, в связи с чем его отец, Т.С., подал заявление о привлечении С. к уголовной ответственности за причинение его сыну телесных повреждений

Данное обстоятельство кассационной инстанцией не учтено.

Принятое кассационной инстанцией решение о прекращении уголовного дела ущемило право потерпевшего на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон и эти нарушения повлияли на законность постановления суда.

опубликовано 16.05.2011 11:56 (МСК), изменено 05.05.2014 16:30 (МСК)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 









 
 
 
 
 
 
 






 
 
 
 

@   2017  Верховный Суд Республики Татарстан
 
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98