Arms
 
развернуть
 
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)
vs.tat@sudrf.ru
показать на карте
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)vs.tat@sudrf.ru
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98

 
 

 
 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
4 квартал 2010 года

         ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

     ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

          (IV квартал 2010 года)
 
        - по гражданским делам -
  
Применение норм Гражданского кодекса РФ
 

Отношения, связанные с помещением транспортного средства на стоянку и его последующим хранением, относятся к обязательствам хранения и регулируются нормами гл.47 Гражданского кодекса РФ.

Автономная некоммерческая организация обратилась в суд с иском к Ф-овой (собственнику) и З-ову (водителю) о взыскании расходов за хранение задержанного транспортного средства.

Решением мирового судьи исковые требования к З-ову удовлетворены, в остальной части в иске отказано.

Апелляционным решением районного суда решение мирового судьи отменено, принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены в отношении Ф-овой, в оставшейся части иск отклонен.

Президиум Верховного Суда РТ с апелляционным решением не согласился, указав следующее.

В соответствии с п.3 ст.2 Гражданского кодекса РФ в случаях, предусмотренных законодательством, гражданское законодательство может применяться к административным правоотношениям.

В ч.1 ст.27.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях перечислены меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, к которым относятся задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации (п.7). Однако помещение транспортного средства на стоянку и его хранение в числе мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении не названы, эти действия осуществляются после применения таких мер на основании ч.5 ст.27.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Таким образом, отношения, связанные с помещением транспортного средства на стоянку и его хранением, возникают на основании приведенной нормы закона, но находятся вне сферы действия административного законодательства. В силу ст.906 Гражданского кодекса РФ на них распространяются правила гл.47 данного Кодекса, регулирующей обязательства хранения.

Из материалов дела следует, что в момент дорожно-транспортного происшествия автомобилем, принадлежащим Ф-овой на праве собственности, управлял по доверенности на основании договора аренды З-ов, который, оставив транспортное средство на месте происшествия, скрылся.

По обстоятельствам происшествия инспектором ГИБДД на основании ст.27.13 Кодекса РФ об административных правонарушениях составлен протокол о задержании транспортного средства за совершение правонарушения, предусмотренного ч.4 ст.12.19 указанного Кодекса, и в этот же день автомобиль по акту помещен на хранение в специализированную платную автостоянку.

Разрешая спор, мировой судья исходил из того, что принадлежащий Ф-овой автомобиль задержан и помещен на специальную стоянку по вине З-ова, с которого по правилам гл.47 Гражданского кодекса РФ и подлежат взысканию расходы за хранение.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение мирового судьи и принимая новое решение, указал на то, что согласно ст.209 Гражданского кодекса РФ права владения, пользования и распоряжения имуществом, в данном случае автомобилем, принадлежат только его собственнику – Ф-овой. Кроме того, как отметил суд апелляционной инстанции, доверенность, выданная З-ову, уполномочивала лишь на управление автомобилем, в связи с чем он не мог истребовать его со специальной стоянки, поэтому расходы за хранение транспортного средства подлежат взысканию с собственника – Ф-овой.

Между тем, такие выводы суда апелляционной инстанции противоречат вышеназванным нормам материального права, в частности, ст.906 Гражданского кодекса РФ, в силу которой правила главы 47 Гражданского кодекса РФ применяются к обязательствам хранения, возникшим в силу закона. В соответствии с положениями ст.886 Гражданского кодекса РФ сторонами по договору хранения наравне с хранителем является поклажедатель, который может и не быть собственником имущества.

Таким образом, при правильном установлении значимых для дела обстоятельств судом апелляционной инстанции допущена ошибка в применении норм материального права.

По изложенным мотивам, приняв во внимание, что помещение автомобиля на стоянку и последующее его хранение явились следствием виновных действий водителя – З-ова, Президиум Верховного Суда РТ апелляционное решение отменил, оставив в силе решение мирового судьи.
 
Обеспеченное ипотекой обязательство для члена жилищного накопительного кооператива прекращается исполнением обязанности по полному внесению паевого взноса.

По делу установлено, что в 2007 году К-ов вступил в жилищно-накопительный кооператив, формой участия в деятельности которого определено приобретение квартиры.

В рамках названных правоотношений кооператив приобрел квартиру и, зарегистрировав за собой на праве собственности, передал ее в пользование К-ову до полной выплаты им паевого взноса. При этом кооператив использовал полученные в банке в кредит денежные средства, в связи с чем в отношении квартиры возникла ипотека.

По графику ежемесячных платежей К-ов уплатил кооперативу денежные средства в счет паевого взноса.

В последующем, поскольку внесенные денежные средства в полном объеме не перечислялись в банк в погашение кредитной задолженности и у кооператива образовалась задолженность, в целях зачисления платежей по паевому взносу непосредственно в счет погашения кредита был заключен с К-овым договор поручительства и открыт текущий банковский счет, с которого в погашение кредита списаны денежные средства.

В общей сложности К-овым за квартиру была уплачена денежная сумма, превышающая стоимость ее приобретения кооперативом.

Ссылаясь на изложенное, К-ов обратился в суд с иском к кооперативу и банку о признании за собой права собственности на квартиру и прекращении ипотеки на данный объект, а также о признании недействительным договора поручитель­ства.

Решением районного суда, оставленным без изменения кассационным определением суда кассационной инстанции, иск в части требований о признании за истцом права собственности на квартиру, а также о признании недействительным договора поручительства удовлетворен, в остальной части иск отклонен.

Судебные инстанции, удовлетворяя иск о признании права собственности на спорную квартиру за истцом, исходили из того, что паевые взносы за жилое помещение им выплачены полно­стью. При этом, в обоснование выводов об отказе в иске о прекращении ипотеки судебные инстанции указали, что, поскольку задолженность по кредитному договору кооперативом полностью не погашена, то ипотека продолжает действовать и после перехода права собственно­сти на спорную квартиру от кооператива к истцу.

Президиум Верховного Суда РТ судебные постановления в части отказа в иске о прекращении ипотеки отменил и вынес новое решение об удовлетворении исковых требований в этой части по следующим основаниям.

Согласно ч.3 ст.48 Федерального закона от 30.12.2004г. № 215-ФЗ "О жилищных накопительных кооперативах" жилое помещение, приобретаемое или строящееся кооперативом, может переда­ваться в залог (ипотеку) только для обеспечения требований по обязательст­ву о возврате кредита либо целевого займа на приобретение или строительст­во этого жилого помещения.

При этом срок исполнения обязательства, обес­печиваемого залогом указанного жилого помещения, не может превышать предусмотренный формой участия в деятельности кооператива срок испол­нения членом кооператива обязательства о внесении паевого взноса в полном размере.

Как следует из содержания приведенной нормы, законодатель установил ограничения не только связанные с ипотекой приобретаемого кооперативом жилого помещения, но и по сроку исполнения обязательства, обеспеченного залогом соответствующего жилого помещения, ограничив его сроком исполнения членом кооператива обязательства о внесении паевого взноса в полном объеме.

Таким образом, для члена жилищного накопительного кооператива обеспеченное ипотекой обязательство прекращается исполнением обязанности по полному внесению паевого взноса.

Аналогичное нормоположение закреплено и в п.1 ст.352 Гражданского кодекса РФ, в силу которого залог прекраща­ется с прекращением обеспеченного залогом обязательства.

Материалами дела установлен и сторонами не оспаривается, что истец полностью выплатил паевой взнос за спорную квартиру.

При таком положении отказ нижестоящими судебными инстанциями в удовлетворении иска в части прекраще­ния ипотеки основан на неправильном применении норм ма­териального права, поскольку полная выплата членом жилищного накопительного кооператива паевого взноса влечет прекращение обязательства об ипотеке.
 
 
Дела, возникающие по спорам о защите прав потребителей
  

Условие кредитного договора о взимании платы за открытие и ведение ссудного счета является недействительным в силу предписания п.1 ст.16 Закона РФ от 07.02.1992г. № 2300-1 "О за­щите прав потребителей" как ущемляющее права потребителей.

Ф-ов обратился в суд с иском к банку о признании недействительными отдельных условий кредитного договора, возмещении убытков и взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением городского суда иск частично удовлетворен, пункт кредитного дого­вора об оплате за ведение ссудного счета признан незаконным, с ответчика взысканы в пользу истца сумма тарифа за ведение ссудного счета, проценты за пользование чужими денежными средствами и компенсация морального, а также штраф в доход государства. В удовлетворении ос­тальной части требований отказано.

Кассационным определением суда кассационной инстанции решение городского суда в части удовлетворения иска отмене­но и вынесено новое решение об отклонении исковых требований. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Президиум Верховного Суда РТ с кассационным определением в части отмены решения городского суда не согласился по следующим основаниям.

Как установлено по делу, между сторонами заключен кредитный договор, по условиям которого банк открывает заемщику ссудный счет, за обслуживание которого заемщик уплачивает единовременный платеж в процентном соотношении от суммы кредита не позднее даты выдачи кредита.

В счет выполнения данного условия кредитного договора истцом банку уплачены денежные средства.

Принимая решение о частичном удовлетворении иска, суд первой ин­станции исходил из того, что условие кредитного договора по взиманию пла­ты за ведение ссудного счета является незаконным, поскольку предоставление заемщи­ку кредита в зависимости от единовременной оплаты за обслуживание такого счета нарушает права потребителя.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, пришла к выводу о соответствии требованиям закона всех условий кредитного договора, отметив, что ведение ссудного счета является са­мостоятельной банковской услугой, которая подлежит оплате дополнительно к процентам по долговому обязательству.

Между тем, в силу п.1 ст.819 Гражданского кодекса РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Как предусмотрено п.1 ст.845 Гражданского кодекса РФ, по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

В соответствии с п.1 ст.851 Гражданского кодекса РФ в слу­чаях, предусмотренных договором банковского счета, клиент оплачивает ус­луги банка по совершению операций с денежными средствами, находящими­ся на счете.

Согласно Положению о Правилах ведения бухгалтерского учета в кре­дитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденного Центральным банком РФ 26.03.2007г. за № 302-П, условием предостав­ления и погашения кредита является открытие и ведение банком ссудного счета.

Таким образом, ссудные счета не являются банковскими счетами по смыслу норм Граж­данского кодекса РФ и используются для отражения в балансе банка образо­вания и погашения ссудной задолженности, то есть операций по предостав­лению заемщикам и возврату ими денежных средств (кредитов) в соответст­вии с заключенными кредитными договорами.

При этом оплата расходов банка возможна только за совершение операций по бан­ковскому счету.

Как следует из материалов дела, кредитный договор содержит пункт, преду­сматривающий взимание процентов за открытие и ведение ссудного счета.

На основании п.1 ст.16 Закона РФ от 07.02.1992г. № 2300-1 "О за­щите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребите­ля по сравнению с правилами, установленными законами или иными право­выми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

При таких данных выводы суда кассационной инстанции о том, что действия банка по ведению ссудного счета относятся к банковским услу­гам, основаны на неправиль­ном применении норм материального права.

Ввиду изложенного, учитывая, что судом первой инстанции при разрешении спора полно установлены имеющие значение для дела обстоятельства и правильно применены нормы материального права, Президиум Верховного Суда РТ кассационное определение отменил, оставив без изменения решение суда первой инстанции.
  
Дела, возникающие из правоотношений страхования
  

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмеще­ния вреда только в тех случаях, если докажет причинение вреда не по его вине (п.2 ст.1064 Гражданского кодекса РФ), либо если возникновение вреда имело вследствие умысла потерпевшего (п.1 ст.1083 Гражданского кодекса РФ).

Ч-ев обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании суммы страхового возмещения, указав, что в результате дорожно-транспортного происшествия с уча­стием автомобиля под управле­нием Г-ко, гражданская ответственность которого застрахована ответчиком, причинены повреждения автомобилю, находившемуся под управлением истца – собственника.

Решением районного суда, оставленным без изменения кассационным определением суда кассационной инстанции, в удовлетворении иска отказано. Судебные инстанции исходили из того, что, поскольку участниками дорожно-транспортного происшествия даны противоречивые по­казания относительно механизма столкновения автомобилей и не представлены объективные доказа­тельства в подтверждение своих доводов, то не могут быть установлены обстоятельства рассматриваемого происшествия, в том числе вина кого-либо из водителей в нарушении Правил дорожного движения РФ, явившегося причиной данного события.

Президиум Верховного Суда РТ судебные постановления обеих инстанций отменил по следующим основаниям.

В соответствии с п.3 ст.1079 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников по­вышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст.1064).

Согласно п.1 ст.1064 Гражданского кодекса РФ вред, причи­ненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме ли­цом, причинившим вред.

В силу п.2 этой же статьи Гражданского кодекса РФ лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по своей вине. Зако­ном может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Как следует из содержания названных норм закона, основанием гра­жданско-правовой ответственности вследствие причинения вреда является вина в его причинении, при этом лицо, причинившее вред, освобождается от возмеще­ния вреда только в случае, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Аналогичные правила возмещения вреда путем выплаты страхового возмещения предусмотрены Федеральным законом от 25.04.2002г. № 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответст­венности владельцев транспортных средств", который регулирует защиту прав потерпевших на возмещение вреда, в том числе, причиненного имуществу, при использовании транспортных средств иными лицами, не связывая действия этих лиц с нарушением Правил дорожного движения РФ.

Таким образом, основанием ответственности за вред, причиненный при использовании транспортного средства, является вина в причинении вреда. При этом материалы дела об административном правонарушении в области дорожного движения являются лишь одним из доказательств, наряду с другими, подтверждающими либо опровергающими наличие вины в причинении вреда.

Суд первой инстанции, с выводом которого согласился и суд кассационной инстанции, определив в качестве имеющего значение по делу обстоятельства виновность участников дорожно-транспортного происшествия в нарушении Правил дорожного движения РФ, не ус­тановил причинителя вреда, не распределил обязанности сторон по доказы­ванию значимых для дела обстоятельств.

Между тем, нормы Гражданского кодекса РФ (гл.59) и Гражданского процессуального кодекса РФ не предусматривают возможности освобождения от ответственности за причинение вреда в связи с недостаточностью доказательств. Освобождение от ответственности за причиненный вред допускается лишь при умысле потерпевшего (п.1 ст.1083 Гражданского кодекса РФ) либо отсутствии вины в причинении вреда.

Учитывая изложенное, приняв во внимание, что нижестоящими судебными инстанциями допущена ошибка в применении норм материального и процес­суального права, а также неполно установлены имеющие значение по делу обстоятельства, Президиум Верховного Суда РТ состоявшиеся судебные постановления отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
    
Дела, возникающие из трудовых правоотношений
 

Согласно ст.113 Трудового кодекса РФ привлечение работников к работе в выходные и нерабочие праздничные дни допускается только при наличии их письменного на то согласия в случае необходимости выполнения заранее непредвиденных работ, от срочного выполнения зависит нормальное функционирование организации в целом или ее отдельных структурных подразделений.

Х-ин обратился в суд с иском к муниципальному учреждению о признании приказа о работе в нерабочие праздничные дни, увольнения незаконными, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что работодатель - ответчик по мотиву прогула расторг с ним трудовой договор за невыход на работу 14 июня 2010 г., проигнорировав при этом ряд значимых обстоятельств, а именно, отсутствие его согласия на работу в данный нерабочий праздничный день, невозможность выхода на работу также по семейным обстоятельствам и своевременное информирование об этом работодателя.

Решением районного суда, оставленным без изменения кассационным определением суда кассационной инстанции, в иске отказано.

Президиум Верховного Суда РТ с судебными постановлениями обеих инстанций не согласился в силу следующего.

Согласно подп."а" п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть, расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены) независимо от его (ее) продолжительности.

В силу ст.113 Трудового кодекса РФ работа в выходные и нерабочие праздничные дни запрещается, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Привлечение работников к работе в выходные и нерабочие праздничные дни производится с их письменного согласия в случае необходимости выполнения заранее непредвиденных работ, от срочного выполнения которых зависит в дальнейшем нормальная работа организации в целом или ее отдельных структурных подразделений, индивидуального предпринимателя.

Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленного Х-иным иска, районный суд, вывод которого поддержал и суд кассационной инстанции, исходил из того, что истец совершил прогул, поскольку отсутствовал на работе 14 июня 2010 г. без уважительных причин, соответственно, его увольнение произведено в соответствии с требованиями действующего трудового законодательства.

Между тем, как усматривается из материалов дела, с приказом работодателя-ответчика о работе в нерабочие праздничные дни, в том числе 14 июня 2010 г., истец был ознакомлен, однако в определенном ст.113 Трудового кодекса РФ порядке письменного согласия на работу в этот день не давал.

Установлено, что 14 июня 2010 г. непредвиденных или срочных работ сотрудниками отдела, в котором работал истец, не выполнялось, а его невыход на работу был обусловлен также семейными обстоятельствами, носящими уважительный характер, о чем был поставлен в известность начальник отдела.

Таким образом, расторжение по инициативе работодателя трудового договора с Х-иным произведено с нарушением порядка, предусмотренных Трудовым кодексом РФ.

С учетом изложенного, поскольку нижестоящими судами допущены существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход разрешения спора, Президиум Верховного Суда РТ состоявшиеся по делу судебные постановления отменил, в части требований Х-ина о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе вынес новое решение об удовлетворении иска, в остальной части исковых требований дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
  
Дела, возникающие из таможенных правоотношений
 

 Полномочия по снятию ограничения на пользование и распоряжение товаром, не прошедшим таможенное оформление, относятся к компетенции таможенного органа, в регионе деятельности которого первоначально обнаружен товар.

Как следует из материалов дела, в 1998 году С-ов в специализированной организации в г.Москве приобрел в собственность автомобиль, прежним собственником которого согласно полученному в ГАИ г.Москвы паспорту транспортного средства значилась Б-ова, и поставил это транспортное средство на регистрационный учет в территориальном отделе ГИБДД по РТ.

В 2010 году С-ов подал в отдел ГИБДД заявление о снятии автомобиля с регистрационного учета, однако в этом ему было отказано, а документы на автомобиль изъяты по причине нахождения паспорта транспортного средства в федеральной базе розыска специальной продукции ГИБДД по инициативе правоохранительных органов г.Москвы.

Установлено при этом, что первоначальная регистрация транспортного средства за Б-овой аннулирована в 2004 году в связи выявлением факта предоставления указанным лицом при регистрации автомобиля подложных документов о прохождении таможенного оформления.

В связи с данными обстоятельствами С-ов с заявлением о снятии ограничений на пользование и распоряжение автомобилем обратился в Татарстанскую таможню и получил ответ, согласно которому Татарстанская таможня, поскольку таких ограничений на автомобиль не накладывала, принимать испрашиваемое решение не уполномочена.

Ссылаясь на изложенное, С-ов обратился в суд с заявлением об оспаривании действий должностного лица Татарстанской таможни, выразившихся в отказе снятия ограничений в отношении автомобиля и выдаче на него паспорта транспортного средства.

Решением районного суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, заявление С-ова удовлетворено,

Судебные инстанции пришли к выводу о том, что спорный автомобиль перемещался через таможенную границу иными лицами, о допущенных ими нарушениях С-ов не знал и не должен был знать. В силу изложенного, как указали судебные инстанции, права С-ова как собственника автомобиля, в отношении которого он лишен возможности пользоваться и распоряжаться по причине изъятия и аннулирования паспорта транспортного средства, подлежат восстановлению путем возложения на таможенные органы обязанности по снятию ограничения на пользование, распоряжение автомобилем, а также по освобождению его от процедуры таможенного оформления.

Президиум судебные постановления по делу отменил по следующим соображениям.

Федеральный закон от 10.12.1995г. № 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", определяя правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории РФ, установил порядок регистрации транспортных средств. В соответствии с п.3 ст.15 данного Федерального закона допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории РФ, за исключением транспортных средств, участвующих в международном движении или ввозимых на территорию РФ на срок не более шести месяцев, осуществляется в соответствии с законодательством РФ путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

Таким образом, отсутствие документа, удостоверяющего соответствие транспортного средства установленным требованиям безопасности дорожного движения, является обстоятельством, которое препятствует его регистрации, а таким документом является паспорт транспортного средства, в котором, как правило, указаны номерные обозначения узлов и агрегатов транспортного средства.

Указом Президента РФ от 15.06.1998г. № 711 утверждено Положение о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел РФ. В силу подп."з" п.12 этого Положения органы ГИБДД для выполнения возложенных на них обязанностей имеют право не допускать к участию в дорожном движении путем отказа в регистрации и выдаче соответствующих документов автотранспортные средства, не имеющие документов, удостоверяющих их соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения (ПТС).

Согласно п.6 Положения о паспортах транспортных средств и паспортах шасси транспортных средств, утвержденного совместным приказом Министерства внутренних дел РФ, Министерства промышленности и энергетики РФ, Министерства экономического развития и торговли РФ от 23.06.2005г. № 496/192/134, таможенными органами паспорта транспортного средства выдаются только при условии прохождения таможенного оформления.

Установлено, что находящийся у С-ова автомобиль как самим заявителем, так и лицом, ввозившим его на территорию РФ, не представлялся для таможенного оформления.

Судебные инстанции, удовлетворяя заявленные требования, не учли вышеприведенные нормы материального права, регулирующие вопрос допуска транспортного средства для участия в дорожном движении на территории РФ, а также положения ст.402 Таможенного кодекса РФ, в силу которого уполномоченным снять ограничение на пользование и распоряжение товаром, не прошедшим таможенное оформление, является таможня, в регионе деятельности которой первоначально обнаружен товар.

Согласно материалам дела указанное транспортное средство как не прошедшее таможенное оформление обнаружено в 2004 году в г.Москве, где и было первоначально поставлено на учет.

При приведенных обстоятельствах Татарстанская таможня не является органом, который наложил ограничения в отношении транспортного средства С-ова, соответственно, правовых оснований для признания незаконными действий должностного лица Татарстанской таможни, выразившихся и отказе С-ову в снятии ограничений на пользование и распоряжение автомобилем, а также для возложения на Татарстанскую таможню обязанности выдать на автомобиль паспорт транспортного средства не имеется.

Учитывая, что судебными инстанциями по делу допущены ошибки в применении и толковании норм материального права, которые повлияли на исход рассмотрения дела, Президиум Верховного Суда РТ судебные постановления по делу отменил и принял новое решение об отказе в удовлетворении заявления С-ова.
  
Дела об административных правонарушениях
  

В силу п.10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008г. № 475, водитель транспортного средства при его несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Постановлением мирового судьи, оставленным без изменения решением судьи городского суда, Г-ов привлечен к административной ответственности по ч.1 ст.12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год семь месяцев.

Заместитель Председателя Верховного Суда РТ судебные постановления отменил и производство по делу прекратил по следующим основаниям.

Привлекая Г-ова к административной ответственности по ч.2 ст.12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, судьи обеих инстанций посчитали установленным то, что данное лицо, находясь в состоянии алкогольного опьянения, управлял автомобилем.

Согласно п.10 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утв. Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008г. № 475, направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит:

при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;

при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;

при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Выводы судей о состоянии организма Г-ова обоснованы сведениями, содержащимися в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Как следует из материалов дела, Г-ов, не согласившись с результатами проведенного сотрудником ГИБДД освидетельствования, от подписи и объяснений в акте отказался. Понятые, допрошенные в судебном заседании при рассмотрении дела судьей городского суда, подтвердили, что в их присутствии Г-ов с результатом освидетельствования не согласился и просил направить его на медицинское освидетельствование.

В данном случае Г-ов в порядке п.10 Правил подлежал направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, однако этого сделано не было.

Акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения не может быть принят во внимание, поскольку Г-ов с результатами освидетельствования не согласился.

Таким образом, нахождение Г-ова в состоянии опьянения допустимыми доказательствами по делу не подтверждается
 
 - по уголовным делам-
    
Лишение подсудимой возможности давать показания по существу дела в судебном заседании повлекло нарушение ее права на защиту, что является грубым нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену постановления суда.

 

Приговором мирового судьи судебного участка № 2 Советского района г. Казани от 7 июля 2010 года А. осуждена по части 1 статьи 159, части 1 статьи 159, части 2 статьи 69 УК РФ с применением статьи 73 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 месяцев условно с испытательным сроком на 6 месяцев.

В судебном заседании А. свою вину не признала.

Постановлением Советского районного суда г. Казани от 6 сентября 2010 года приговор мирового судьи оставлен без изменения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 2 ноября 2010 года постановление суда отменено по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 47 УПК РФ обвиняемый имеет право участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела и давать показания по существу предъявленного обвинения.

Согласно пункту 1 статьи 365 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35-39 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 44 УПК РФ.

В силу положений статьи 381 УПК РФ нарушение в виде лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, которое повлияло или могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, является основанием для отмены судебного решения.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимая А. была лишена судом права дать показания по существу предъявленного обвинения.

Доводы А. в свою защиту судом не были исследованы и им надлежащая оценка не дана.

 

Нарушение требований процессуального закона, в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 362 ГПК РФ является основанием для отмены решение суда.

Приговором   Нижнекамского   городского суда Республики Татарстан от 29 сентября 2010 года М. осуждена к лишению свободы по части 1 статьи 111 УК РФ на 3 года  условно   с   испытательным   сроком   3   года   с возложением определенных обязанностей,

Постановлено взыскать с М. в пользу УФК по РТ ГУ «Фонд обязательного медицинского страхования» 11039 рублей 91 копейку материального ущерба, причиненного ее противоправными действиями.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 23 ноября 2010 года приговор в части гражданского иска отменен по следующим основаниям.  

Из протокола судебного заседания следует, что судебное разбирательство, предусмотренное главой 15 ГПК РФ, по данному иску не проводилось, письменные материалы не исследованы, приведенные в иске обстоятельства на обсуждение не ставились, М. с правами гражданского ответчика по статье 54 УПК РФ не ознакомлена, ее мнение относительно исковых требований не выяснялось.

При таких обстоятельствах решение суда в части гражданского иска принято в нарушение требований процессуального закона, что в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 362 ГПК РФ является основанием для его отмены и направления дела на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Не соблюдение требований части 5 статьи 125 УПК РФ привело к отмене постановления.

Постановлением  судьи  Советского районного суда г. Казани  от 11 октября 2010 года  постановлено  производство по жалобе адвоката Х. о признании действий следователя отдела незаконными и необоснованными прекратить.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 23 ноября  2010года  постановление судьи отменено, и материал направлен на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд.

В соответствии с частью 4 статьи 7 УПК РФ определение суда, постановление судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Эти требования закона по делу не выполнены.  

Как видно из представленных материалов, судья по жалобе адвоката Х. проверил законность и обоснованность постановления старшего следователя об отводе адвоката Х. от защиты подозреваемых П., Г. и представления интересов М. по уголовному делу.

При этом судья не учел, что согласно части 5 статьи 125 УПК РФ, по результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

-о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным и необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

-об оставлении жалобы без удовлетворения.

В нарушение требований статьи 441 УПК РФ судебное разбирательство проводилось без участия законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера.

Постановлением Приволжского районного суда г. Казани от 15 октября 2010 года В. освобожден от уголовной ответственности за совершение общественно-опасного деяния, предусмотренного частью 1 статьи 105 УК РФ и помещен для лечения в психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 14 декабря 2010 года постановление Приволжского районного суда г. Казани от 15 октября 2010 года в отношении В. отменено, уголовное дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе суда по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 437 УПК РФ законный представитель лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, привлекается к участию в уголовном деле на основании постановления следователя либо суда. При отсутствии близкого родственника законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства.

Это требование закона по делу не выполнено.

Как усматривается из материалов дела, никто законным представителем В., в отношении которого после получения судом заключения судебной комплексной психолого-психиатрической комиссии экспертов, велось производство о применении принудительной меры медицинского характера, не признан.

Судебное разбирательство, в нарушение требований статьи 441 УПК РФ, проводилось без участия законного представителя В.

Вексель не может быть отнесен к категории документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях.

Постановлением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 30 июля 2010 года удовлетворено ходатайство старшего следователя СЧ СУ при УВД по г. Набережные Челны Республики Татарстан о получении разрешения на производство выемки в Арбитражном суде Республики Татарстан оригиналов векселей в связи с осуществлением предварительного следствия по уголовному делу.

Постановлением Президиума Верховного Суда РТ от 01 декабря 2010 года постановление Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 30 июля 2010 года отменено, и производство по материалу прекращено по следующим основаниям.

Орган предварительного расследования, обосновывая процессуальную необходимость данного судебного решения, а суд – излагая его правовую мотивацию, сослались на положения части 3 статьи 183 УПК РФ, исходя из того, что перечисленные векселя содержат информацию о вкладах и счетах ООО.

Между тем, в силу части 3 статьи 183 УПК РФ на основании судебного решения принимаемого в порядке, установленном статьей 165 УПК РФ, осуществляется выемка лишь тех предметов и документов, которые содержат государственную или иную охраняемую Федеральным законом тайну, либо информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях.

В соответствии с положениями статьи 815 ГК РФ, вексель является ценной бумагой, удостоверяющей ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока полученные взаймы денежные суммы.

Вексель может быть средством платежа и предметом сделки, а, следовательно, находится в свободном гражданском обороте и источником или объектом охраняемой федеральным законом тайны не является.

Не может быть отнесен вексель, выданный, как в данном случае, юридическим лицом и находящийся в архиве арбитражного суда, и к категории документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях.

Обвинение в суде по делу частного обвинения поддерживалось лицом, чей процессуальный статус не был установлен законным способом, что лишает состоявшийся судебный процесс свойства законности.

Приговором мирового судьи судебного участка № 1 Нурлатского района и г. Нурлат РТ от 4 марта 2010  года  А. осужден по части 1 статьи 130 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 3500 рублей.

Постановлением Нурлатского районного суда РТ от 1 июня 2010 года и кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 9 июля 2010 года приговор мирового судьи в отношении А. оставлен без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда РТ от 15 декабря 2010 года приговор мирового судьи судебного участка № 1 Нурлатского района и г. Нурлат РТ от 4 марта 2010 года, постановление Нурлатского районного суда РТ от 1 июня 2010 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан от 9 июля 2010 года отменены с направлением  дела для рассмотрения  мировому судье судебного участка № 2 Нурлатского района и г. Нурлат РТ со стадии решения вопроса о принятии заявления Ф. к своему производству.

По делам частного обвинения в силу части 7 статьи 318 УПК РФ мировой судья, получив заявление лица, пострадавшего от преступления, выносит постановление о принятии заявления к своему производству. С этого момента лицо, подавшее заявление, является частным обвинителем со всеми правами, предусмотренными статьями 42 и 43 УПК РФ, которые ему должны быть разъяснены.

По настоящему делу судом первой инстанции это требование закона не выполнено, постановление о принятии заявления  Ф. об оскорблении его А. к своему производству судом не выносилось. Следовательно, в суде обвинение поддерживалось лицом, чей процессуальный статус не был установлен законным способом, что лишает состоявшийся судебный процесс свойства законности.

Кроме того, в соответствии с частью 3 статьи 51 УПК РФ суд обязан обеспечить участие защитника, если он не приглашен самим обвиняемым.   В силу требований статьи 52 УПК РФ отказ от защитника заявляется только в письменном виде.

В силу закрепленных в Конституции Российской Федерации гарантий права на судебную защиту, а также принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон суд обязан обеспечить равенство прав участников судебного разбирательства, в том числе при обсуждении позиции обвиняемого относительно возможности рассмотрения дела в отсутствие адвоката.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05 марта 2004 года № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ»,  отказ от защитника может быть принят судом, если будут выяснены причины отказа от защитника, а его участие в судебном заседании фактически обеспечено судом, а принятие отказа от защитника суду надлежит мотивировать в определении (постановлении).

 Из материалов уголовного дела следует, что при рассмотрении судом первой инстанции А. не был обеспечен защитником. Адвокат в судебное заседание приглашен не был. При этом документов, свидетельствующих об отказе от защитника, материалы дела  также не содержат, соответствующее постановление не вынесено. При таких обстоятельствах следует признать, что при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции право А. на защиту было нарушено.

опубликовано 24.01.2011 16:57 (МСК), изменено 10.04.2014 16:20 (МСК)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 









 
 
 
 
 
 
 






 
 
 
 

@   2017  Верховный Суд Республики Татарстан
 
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98