Arms
 
развернуть
 
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)
vs.tat@sudrf.ru
показать на карте
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2Тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (ф.)vs.tat@sudrf.ru
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98

 
 

 
 
ДОКУМЕНТЫ СУДА
справка по результатам изучения практики рассмотрения судами РТ гражданских дел по заявлениям прокуроров

С  П  Р  А  В  К  А

 

по результатам изучения практики рассмотрения судами

Республики Татарстан гражданских дел по заявлениям прокуроров

 

С о д е р ж а н и е

  1. Вводная часть;

  2. Правовое регулирование участия в деле прокурора в форме обращения в суд с заявлением;

   3. Статистические данные;

 4. Вопросы соблюдения процессуального законодательства и качества составления прокурорами заявлений при обращении в суд в порядке ч.1 ст.45 ГПК РФ;       

    5. Иные вопросы соблюдения процессуального законодательства при подаче прокурором заявления и рассмотрении дела судом;

   6. Причины отмен и изменений в кассационном порядке решений судов, принятых по заявлениям прокуроров;

   7. Причины принятия судами решений об отказе в удовлетворении заявлений, предъявляемых прокурорами в порядке ч.1 ст.45 ГПК РФ;

  8. Заключение и рекомендации.

 1. Вводная часть

 В соответствии с планом работы Верховного Суда Республики Татарстан на второе полугодие 2010 г. изучена практика рассмотрения судами Республики Татарстан гражданских дел по заявлениям прокуроров за второе полугодии 2009 г. и первое полугодие 2010 г.

Предметом настоящей проверки являлись вопросы участия прокурора в гражданском процессе только в форме обращения в суд в целях защиты прав, свобод и законных интересов других лиц, то есть в форме возбуждения дела путем предъявления заявления и поддержания заявленных требований в процессе судебного разбирательства дела.

 

2. Правовое регулирование участия в деле прокурора в форме обращения в суд с заявлением

 Согласно п.3 ст.35 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации вправе, в частности, обратиться в суд с заявлением, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства.

Полномочия прокурора на участие в деле конкретизированы в ч.1 ст.45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 5 апреля 2009 г. № 43-ФЗ), согласно которой он вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. При этом заявление в защиту прав, свобод, законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Приведенное ограничение не распространяется на заявление прокурора, основанием для которого является обращение к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования.

 Прокурор входит в состав лиц, участвующих в деле (ст.34 ГПК РФ), однако не является представителем и действует от своего имени в интересах другого лица; представителем в суде он может быть только в случае участия в процессе в качестве представителя соответствующего органа или законного представителя (ст.51 ГПК РФ).

В случае подачи заявления прокурор пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов (ч.2 ст.45 ГПК РФ). Следовательно, заявление прокурора, поданное им в суд в порядке ч.1 ст.45 ГПК РФ, не может быть ему возвращено по мотиву отсутствия полномочий на подписание заявления и предъявления его в суд (п.4 ч.1 ст.135 ГПК РФ); по аналогичным причинам заявление прокурора не подлежит оставлению без рассмотрения (абзацы первый и четвертый ст.222 ГПК РФ).

 Обращение прокурора в суд в целях защиты прав и интересов других лиц не исключает необходимости соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, если такой порядок установлен федеральным законом для данной категории споров или предусмотрен договором сторон. Это требование должно быть соблюдено лицом, в защиту интересов которого подано заявление, а если дело представляет публичный интерес, что подразумевает отсутствие субъекта материального правоотношения, то прокурор, не являющийся стороной такого правоотношения, не должен соблюдать внесудебный порядок урегулирования спора.

 Прокурор обязан ссылаться в заявлении на закон, подлежащий применению; в соответствии с ч.3 ст.131 ГПК РФ в заявлении, предъявляемом прокурором в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, должно быть указано, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов.

Названной нормой также установлено, что в случае обращения прокурора в защиту законных интересов гражданина в заявлении должно содержаться обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином либо указание на обращение гражданина к прокурору.

В том случае, если прокурором не соблюдено предписание ч.3 ст.131 ГПК РФ, судья вправе оставить его заявление без движения (ст.136 ГПК РФ). 

Заявление прокурора должно быть основано на проверенных материалах. Участие прокурора в деле, возбужденном на основании его заявления, обязательно, однако в процессе он не связан своей первоначальной позицией или позицией лица, в интересах которого подано заявление. Прокурор должен всегда руководствоваться законом и если в ходе судебного разбирательства придет к выводу о незаконности или необоснованности (в целом или в части) заявленных требований, то должен полностью или частично отказаться от них.

Лицо, в интересах которого дело начато по заявлению прокурора, извещается судом о возникшем процессе и участвует в нем в качестве истца (ч.2 ст.38 ГПК РФ). Выполнение данного требования необходимо, так как решение, вынесенное по заявлению прокурора, обязательно для заинтересованного лица.

 В соответствии с ч.2 ст.45 ГПК РФ отказ прокурора от заявления не лишает истца права требовать рассмотрения дела по существу; при таком отказе производство по делу может быть прекращено лишь при условии отказа от иска и заинтересованного лица, а требование истца, настаивающего на продолжении судебного разбирательства, должно быть разрешено в том же процессе, так как это лицо согласно ч.2 ст.38 ГПК РФ всегда участвует в деле.

Вместе с тем, из положений ч.2 ст.45 и ч.2 ст.39 ГПК РФ следует, что сам прокурор не может требовать рассмотрения дела или отмены определения суда о прекращении производства по делу в связи с отказом истца в материально-правовом смысле от иска, предъявленного в его интересах прокурором, если судом были соблюдены условия принятия отказа от иска.

 Прокурор, подавший заявление, дает объяснения по делу и участвует в прениях первым (ст.ст.174, 190 ГПК РФ). Он обязан доказать те обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих требований и возражений (ст.56 ГПК РФ).

Если истец участвует в судебном заседании, он выступает после прокурора, подавшего заявление. Стороны вправе задавать вопросы прокурору, подавшему заявление и дающему объяснения по делу.

 Из приведенного следует, что прокурор, не являясь субъектом спорного материального правоотношения, не вправе распоряжаться материальным правом, в частности, он не может заключить мировое соглашение. Отказ прокурора от заявления представляет собой распоряжение лишь процессуальным правом. По этим же основаниям прокурор не несет обязанностей по уплате судебных расходов и соблюдению досудебного порядка урегулирования спора, к прокурору нельзя предъявить встречный иск, однако ответчик может предъявить его лицу, в интересах которого возбуждено дело.

Таким образом, при предъявлении заявления прокурор занимает в деле положение истца, но только в процессуальном смысле (процессуального истца).

 Прокурор не наделен правом дачи заключения по делу, которое возбуждено по его заявлению. Таким правом он обладает при участии в деле в иной форме – при вступлении в процесс с целью дачи упомянутого заключения.

  3. Статистические данные

 За второе полугодие 2009 г. в суды республики поступили 8040 материалов по заявлениям прокуроров, а за первое полугодие 2010 г. – 8857 материалов (в обоих случаях – без учета заявлений прокуроров о вынесении судебных приказов, статистические данные относительно которых приводятся отдельно).

Ниже в таблицах приведены показатели, характеризующие результаты рассмотрения этих материалов в отчетные периоды, а также отражающие статистику относительно категорий дел по заявлениям прокуроров.

II полугодие 2009 года

I полугодие 2010 года

Всего (без учета заявлений о вынесении судебных приказов)

8 040

Всего (без учета заявлений о вынесении судебных приказов)

8 857

Удовлетворены

5 739                                      (71,4 %)

Удовлетворены

6 274                                      (70,8 %)

Частично удовлетворены

30                                           (0,37 %)

Частично удовлетворены

8                                             (0,09 %)

Отказано

147                                           (1,8 %)

Отказано

191                                           (1,8 %)

Прекращены

1 353                                      (16,8 %)         

Прекращены

2 189                                      (24,7 %)         

Оставлены без рассмотрения

69                                           (0,85 %)

Оставлены без рассмотрения

34                                             (0,4 %)

Оставлены без движения

40                                           (0,49 %)

Оставлены без движения

23                                             (0,3 %)

Возвращены

640                                           (7,9 %)

Возвращены

85                                             (0,9 %)

Переданы по подсудности

22                                           (0,27 %)

Переданы по подсудности

48                                             (0,5 %)

 

Вынесены заочные решения

5                                             (0,06 %)

 

 

Всего обжаловано в кассационном порядке

98                                             (1,2 %) 

Всего обжаловано в кассационном порядке

90                                           (1,02 %)

Отменены

27                                              (28 %)

Отменены

13                                           (14,4 %)

Оставлены без изменения

71                                              (72 %)

Оставлены без изменения

77                                           (85,6 %)

Судебные приказы о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы

11 133

Судебные приказы о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы

15 141

Иные судебные приказы

597

Иные судебные приказы

766

 

II полугодие 2009 года

I полугодие 2010 года

В интересах граждан и неопределенного круга лиц

589

В интересах граждан и неопределенного круга лиц

739

О нарушении пенсионных и иных социальных прав

129

О нарушении пенсионных и иных социальных прав

89

О нарушении трудовых прав

418

О нарушении трудовых прав

766

О нарушении жилищных прав

36

О нарушении жилищных прав

72

В защиту прав несовершеннолетних

290

В защиту прав

несовершеннолетних

276

О нарушении прав потребителей

3

О нарушении прав потребителей

1

О нарушении законодательства об охране природы

386

О нарушении законодательства об охране природы

436

О нарушении земельного законодательства

148

О нарушении земельного законодательства

78

О нарушении законодательства о пожарной безопасности

148

О нарушении законодательства о пожарной безопасности

48

О признании бездействия незаконным

376

О признании бездействия незаконным

722

Об установлении факта принадлежности правоустанавливающего документа

174

Об установлении факта принадлежности правоустанавливающего

документа

119

В интересах Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований

87

В интересах Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований

81

О признании правовых актов незаконными

34

О признании правовых актов незаконными

6

Прочие

5 222

Прочие        

  5 424

 

 

4. Вопросы соблюдения процессуального законодательства и качества составления прокурорами заявлений при обращении в суд в порядке ч.1 ст.45 ГПК РФ

 

Заявление прокурора по форме и содержанию должно соответствовать как общим требованиям, предъявляемым ст.131 ГПК РФ, так и специальным требованиям, которые установлены данной нормой закона.

Согласно ч.3 ст.131 ГПК РФ в исковом заявлении, предъявляемом прокурором в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, должно быть указано, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов.

В случае обращения прокурора в защиту законных интересов гражданина в заявлении должно содержаться обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином либо указание на обращение гражданина к прокурору.

Следовательно, при поступлении заявления прокурора оно должно проверяться судьей на соответствие не только названным выше положениям, но и остальным требованиям ст.131 ГПК РФ, а также требованиям ст.132 ГПК РФ в отношении прилагаемых к заявлению документов.

В том случае, когда заявление прокурора подано в суд без соблюдения требований, установленных в указанных нормах ГПК РФ, судья должен оставить его без движения, известить об этом прокурора и предоставить ему разумный срок для исправления недостатков. 

Изучение дел показало, что со стороны как прокуроров, так и судей имеют место нарушения приведенных процессуальных норм.

К примеру, прокурором Советского района г. Казани заявления о приостановлении деятельности специальной (коррекционной) общеобразовательной школы-интерната № 4 и специальной (коррекционной) школы-интерната № 11 вследствие нарушения ими правил пожарной безопасности были мотивированы необходимостью защиты государственных и общественных интересов.

Между тем, подобная формулировка, содержавшаяся ранее в ст.41 ГПК РСФСР 1964 г., не соответствовала ч.1 ст.45 ГПК РФ, однако внимания на это обстоятельство суд не обратил.

В дальнейшем производство по делам суд прекратил, оценка чему будет дана ниже.

 По другому делу требования того же прокурора о назначении в отношении Х. принудительных мер медицинского характера в виде лечения от наркомании обоснованы указанием на защиту интересов неопределенного круга лиц и государства, что в части упоминания государства также не сообразуется с ч.1 ст.45 ГПК РФ.

 Имеют место случаи, когда в заявлении прокурора указывается на то, что оно подается в суд в защиту одновременно интересов неопределенного круга лиц, Российской Федерации, субъекта Российской Федерации и муниципального образования. При этом в самом заявлении не указывается, в чем в данном случае заключаются их интересы в отдельности и в чем проявляется их совпадение.

Представляется, что в подобном случае заявление прокурора должно быть оставлено без движения для выполнения требований ч.3 ст.131 ГПК РФ.

 Нередко при обращении прокурора в суд с заявлением в защиту законных интересов гражданина имеет место недостаточное обоснование невозможности самостоятельного обращения гражданина в суд; как правило, в заявлении указываются преклонный возраст гражданина, состояние его здоровья и имущественное положение, а также факт обращения гражданина к прокурору.

В связи с изложенным необходимо отметить, что согласно ч.1 ст.45 и ч.3 ст.131 ГПК РФ прокурор вправе ограничится указанием в заявлении на обращение к нему гражданина только при подаче заявлений по спорам, перечисленным в ч.1 ст.45 ГПК РФ; во всех остальных случаях он обязан обосновать невозможность предъявления иска самим гражданином.

 Советским районным судом г. Казани рассмотрен ряд дел по заявлениям прокурора Советского района г. Казани в интересах отдельных граждан к Кредитному потребительскому кооперативу граждан «КК 1» о взыскании денежных средств (сумм основного долга, процентов и пени по гражданско-правовым договорам о личных сбережениях).

Обосновывая невозможность предъявления исков самими гражданами, прокурор в заявлениях указывал на то, что они являются пенсионерами, в ряде случаев – инвалидами, не могут оплатить услуги адвоката и государственную пошлину и обратились в районную прокуратуру с заявлениями о защите нарушенных прав и законных интересов.

Однако спорные отношения, возникшие между гражданами и КПКГ «КК 1», не относятся к перечисленным в ч.1 ст.45 ГПК РФ, поэтому факт обращения граждан к прокурору не мог иметь определяющего правового значения при разрешении вопроса об обращении в суд прокурора.

Кроме того, граждане сами заключали договоры, в том числе по несколько договоров, с ответчиком; денежные суммы, передаваемые ими кооперативу, являлись значительными (например, 100 000 руб., 150 000 руб., 640 000 руб.); еще большие суммы присуждались гражданам по результатам рассмотрения дел (от 335 000 руб. до 1 200 000 руб.), что позволяет усомниться в неспособности самостоятельного обращения этих граждан в суд.

Представляется, что в такой ситуации судьям следовало оставить заявления прокурора без движения и предложить ему более полно обосновать довод о невозможности предъявления исков самими гражданами, однако этого сделано не было.

 Аналогичные выводы возникают и при ознакомлении с делом по заявлению прокурора Советского района г. Казани в защиту интересов Е. к ООО «Н-С» о возложении обязанности передать оригинал паспорта транспортного средства, взыскании неустойки и компенсации морального вреда.

Невозможность предъявления иска самим Е. прокурор обосновал тем, что указанный гражданин, будучи юридически неграмотным и являясь инвалидом второй группы, ветераном Вооруженных Сил РФ и пенсионером, обратился к прокурору за защитой своих прав, законных интересов.

При этом прокурором не учел, что заявленный спор к перечисленным в ч.1 ст.45 ГПК РФ не относится, соответственно, поступившее в адрес прокурора обращение гражданина в рассматриваемом случае не является основанием для подачи прокурором заявления в защиту интересов этого лица.

В остальной части доводы прокурора также не подтверждают факт невозможности обращения в суд самого Еремина, поскольку, как усматривается из материалов дела, данный гражданин самостоятельно заключил с ответчиком и исполнил договор купли-продажи автомобиля Skoda Octavia Tour стоимостью 465 990 руб.; в качестве потребителя имеет льготы по уплате государственной пошлины в связи с обращением в суд за разрешением заявленного спора; в последующем при рассмотрении дела без помощи прокурора представил развернутое заявление об изменении заявленных прокурором в защиту его интересов требований; подал в суд подробно мотивированную кассационную жалобу, будучи несогласным с принятым по делу заочным решением Советского районного суда г. Казани о частичном удовлетворении заявления прокурора.

  5. Иные вопросы соблюдения процессуального законодательства при подаче прокурором заявления и рассмотрении дела судом

 Отказ в принятии искового заявления регулируется нормами ст.134 ГПК РФ; совершение данного процессуального действия может иметь место только тогда, когда у лица отсутствует право на иск в процессуальном смысле, то есть отсутствует право на обращение в суд с требованием о защите (право на процесс независимо от его исхода).

Поскольку право прокурора на обращение в суд с заявлением не является безусловным, а ограничено требованиями, перечисленными в ч.1 ст.45 ГПК РФ, подача прокурором заявления без учета этих требований означает отсутствие у него права на иск в процессуальном смысле и должна влечь отказ в принятии заявления.

Следовательно, вынесение судьями в подобных ситуациях определений об отказе в принятии заявлений является правильным.

 Вместе с тем, в вопросе об отказе в принятии заявления судьями допускались ошибки, выразившиеся в следующем.

Определением судьи Авиастроительного районного суда г. Казани отказано в принятии заявления и.о. прокурора Татарской транспортной прокуратуры в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц к ОАО «КВ» о возложении обязанности получения лицензии на погрузочно-разгрузочную деятельность применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте. В определении указано на необходимость разрешения возникшего спора в порядке, предусмотренном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Между тем, полномочия прокурора в данном случае ограничены неосновательно, поскольку в соответствии с положениями ст.12 ГК РФ прокурор вправе был поставить перед судом названный вопрос для его рассмотрения и разрешения в порядке гражданского судопроизводства.

 Определением судьи этого же суда отказано в принятии заявления прокурора в интересах неопределенного круга лиц к муниципальному образовательному учреждению «Л» о понуждении оформить лицензию на осуществление образовательной деятельности. В определении указывается на то, что законодательство не относит прокуратуру к органам, осуществляющим контроль и надзор в сфере образования, а также на отсутствие доказательств обращения кого-либо из обучающихся в названном учреждении или их законных представителей к прокурору с просьбой о подаче в суд упомянутого иска.

Однако ст.35 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», регулирующая вопрос участия прокурора в рассмотрении дел судами, не ограничивает соответствующие полномочия прокурора по отраслевому принципу, а возможность обращения прокурора в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц не обусловлена предварительным обращением к нему граждан; в соответствии с ч.1 ст.45 ГПК РФ такое обращение необходимо прокурору только для подачи в суд заявления в защиту прав, свобод и законных интересов отдельного гражданина по спорам, перечень которых приведен в данной норме.

 Имеют место случаи и неосновательного возбуждения судами гражданских дел на основании заявлений прокуроров, в принятии которых следовало отказать.

Нижнекамским городским судом Республики Татарстан рассмотрены и разрешены по существу два дела по заявлениям прокурора о понуждении некоммерческого партнерства «ЖКУ» и ряда управляющих компаний жилищно-коммунального хозяйства к заключению договоров на электроснабжение, которые были предъявлены в интересах неопределенного круга лиц.

Отменяя решения и прекращая производство по этим делам, суд кассационной инстанции указал на то, что фактически прокурором поданы заявления в интересах определенного круга лиц – граждан, проживающих в конкретных многоквартирных домах.

 В другом случае суд кассационной инстанции поддержал определение Елабужского городского суда Республики Татарстан о прекращении производства по делу по заявлению Елабужского городского прокурора в интересах А. и неопределенного круга лиц к ОАО «Е» и муниципальному учреждению «Д» о приведении системы теплоснабжения в соответствие с требованиями законодательства и перерасчете размера платы за поставленную теплоэнергию, поскольку А. является собственником занимаемой квартиры, а не нанимателем жилого помещения в государственном или муниципальном жилищном фонде, сведений о невозможности его самостоятельного обращения в суд прокурором не представлено, а круг лиц, в интересах которого подано заявление, ограничен жильцами конкретного жилого дома.

 Применение судьями положений ст.135 ГПК РФ при возвращении заявлений прокуроров каких-либо трудностей не вызывает.

Так, например, определением судьи Аксубаевского районного суда Республики Татарстан прокурору Аксубаевского района возвращено заявление, предъявленное в защиту прав Л. к ООО «И-Т» о признании факта нахождения в трудовых отношениях и взыскании задолженности по заработной плате; определение мотивировано неподсудностью дела данному суду (п.2 ч.1 ст.135 ГПК РФ) ввиду места нахождения ответчика в г. Казани.

Оставляя это определение без изменения, а представление прокурора без удовлетворения, суд кассационной инстанции указал на то, что подсудность упомянутого дела определяется по общему правилу территориальной подсудности, сформулированному в ст.28 ГПК РФ (иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации), а ссылка прокурора на положения ч.6 ст.29 ГПК РФ несостоятельна, так как предусмотренная этой нормой возможность предъявления иска о восстановлении трудовых прав в суд по месту жительства истца обусловлена нарушением этих прав в результате незаконного уголовного или административного преследования истца, что в данном случае отсутствовало.

 Вместе с тем, в процессе изучения дел и материалов по требованиям прокуроров к организациям и индивидуальным предпринимателям о прекращении деятельности по организации и проведению азартных игр, понуждении к принятию мер пожарной безопасности и в ряде других случаев возник вопрос о месте рассмотрения соответствующих требований, которое способствовало бы наиболее полному и правильному разрешению спора.

Названные заявления нередко предъявляются прокурорами в суды по месту нахождения помещений, в которых осуществляется деятельность ответчиков, потребовавшая реагирования со стороны прокурора.

В том случае, если организация находится или индивидуальный  предприниматель проживает в другом районе, суды на основании п.2 ч.1 ст.135 ГПК РФ возвращают такие заявления по мотиву территориальной неподсудности им гражданских дел, которые могут быть возбуждены по этим заявлениям.

Представляется, что при рассмотрении дела в суде по месту нахождения организации или месту жительства гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, когда упомянутые помещения или другие объекты находятся на территории юрисдикции других судов, следует разъяснять участникам дела право ходатайствовать о его рассмотрении по месту нахождения большинства доказательств, и в случае заявления таких ходатайств – передавать дело на основании п.2 ч.2 ст.33 ГПК РФ на рассмотрение другого суда.

 Оставление заявление без движения имеет целью исправление его недостатков в том случае, если оно подано без соблюдения требований, установленных в статьях 131 и 132 ГПК РФ.

 Прокурорам необходимо учитывать, как указывалось выше, все требования процессуального законодательства, предъявляемые к форме и содержанию заявления, которые делятся на общие, установленные для всех истцов и заявителей, и специальные, отдельно установленные ч.3 ст.131 ГПК РФ для заявлений прокуроров.

Прокурору, в частности, предписывается обосновывать в заявлении в случае обращения в защиту законных интересов гражданина невозможность предъявления иска самим гражданином либо указывать на обращение гражданина к прокурору.

Данные требования вытекают из общего правила о том, что заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. Из этого правила имеется исключение, позволяющее прокурору ограничиться указанием в заявлении на обращение к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по категориям споров, перечень которых является ограниченным и приведен в ч.1 ст.45 ГПК РФ.

В ходе изучения практики рассмотрения дел выяснилось, что судами допускаются ошибки в применении данных норм; ряд соответствующих примеров приведен выше.

 Без движения необходимо было оставить судье Приволжского районного суда г. Казани заявление прокурора Приволжского района г. Казани в защиту прав В. к ООО «УК ЖКХ» о признании незаконным бездействия по содержанию жилого дома и возложении обязанности произвести ремонтные работы в многоквартирном жилом доме.

Определением судьи в принятии этого заявления было отказано по мотиву отсутствия обоснования прокурором невозможности предъявления иска самой В. и соответствующих доказательств.

Суд кассационной инстанции данное определении отменил, указав на то, что допущенное прокурором нарушение требований ч.3 ст.131 ГПК РФ влекло оставление заявления без движения (ст.136 ГПК РФ), а не отказ в его принятии.

 В соответствии со ст.132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагаются, в частности, документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования.

Вместе с тем, оценка достаточности или недостаточности доказательств осуществляется на стадии рассмотрения дела по существу, поэтому требования, содержащиеся в ряде определений судей об оставлении заявлений без движения, о необходимости предоставления исчерпывающих доказательств не могут быть признаны правильными.

 Например, определением судьи Альметьевского городского суда Республики Татарстан было оставлено без движения заявление прокурора к индивидуальному предпринимателю Р. о запрещении деятельности игорного заведения; судьей указано на отсутствие договора аренды занимаемого ответчицей помещения, однако такой документ мог быть получен судом на последующих стадиях рассмотрения дела. 

Судья этого же суда оставила без движения заявление прокурора о прекращении действия права А. на управление транспортными средствами, потребовав в определении представить, помимо прочего, письменное объяснение ответчика, однако с точки зрения ст.ст. 131 и 132 ГПК РФ указанное основание оставления заявления без движения является незаконным.

 Судья Ново-Савиновского районного суда г. Казани в определении об оставлении заявления прокурора в интересах Ш. к ООО «УК УД» о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда без движения фактически дал оценку доказательствам, указав на отсутствие связи между представленными кассовыми чеками на приобретение медицинских препаратов и тем, связаны ли соответствующие расходы с лечением именно той травмы Ш., о получении которой говорится в заявлении.

 Вместе с тем, представляется правильным оставление без движения судьей Приволжского районного суда г. Казани заявления прокурора к А. о прекращении действия права на управление транспортными средствами по мотиву отсутствия медицинского заключения об ухудшении состояния здоровья ответчика, которое препятствует безопасному управлению транспортными средствами.

Суд кассационной инстанции данное определение отменил, однако дальнейшее развитие событий показало правоту судьи районного суда, поскольку из Республиканского наркологического диспансера поступили сведения о том, что А. имеет противопоказаний к управлению транспортными средствами, в связи с чем прокурор от заявления отказался и производство по делу было прекращено.

 При изучении практики оставления судами заявлений прокурора без рассмотрения возникли следующие вопросы.

 Обращения прокурора в суд с заявлениями о прекращении действия прав граждан, страдающих алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией, на управление транспортными средствами имеют целью защитить интересы неопределенного круга лиц.

В соответствии с п.1 ст.28 Федерального закона «О безопасности дорожного движения» одним из оснований прекращения действия права на управление транспортными средствами является ухудшение здоровья водителя, препятствующее безопасному управлению транспортными средствами, подтвержденное медицинским заключением. Согласно постановлению Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 28 апреля 1993 г. № 377 «О реализации Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» больные наркоманией и токсикоманией допускаются к управлению транспортными средствами при наличии стойкой ремиссии, в ряде случаев – при стойкой ремиссии в течение не менее трех лет.

В подтверждение обоснованности названных требований к заявлению прилагаются доказательства употребления ответчиками наркотических средств, в связи с чем суды возбуждают гражданские дела.

 В дальнейшем, однако, нередко возникают следующие ситуации.

Лица, участвующие в деле, в том числе прокурор, дважды не являются в судебные заседания и суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения.

При этом в деле могут содержаться сведения о том, что на время оставления заявления без рассмотрения ответчик с медицинской точки зрения не может быть допущен к управлению транспортными средствами, однако в результате принятия судом названного определения право на управление транспортными средствами у ответчика продолжает оставаться.

В таких случаях со стороны прокурора и суда фактически имеет место пренебрежение интересами неопределенного круга лиц; опасность, связанная с управлением транспортными средствами ответчиками, в отношении которых не подтверждена стойкая ремиссия, остается не устраненной и, таким образом, угроза неопределенному кругу лиц продолжает оставаться.

 Примером такого негативного подхода к рассмотрению данной категории споров является дело по заявлению прокурора Приволжского района г. Казани к Х. о прекращении действия права на управление транспортными средствами; в итоговом определении суда об оставлении заявления без рассмотрения указывается на то, что стороны, извещенные о времени и месте судебных заседаний, не явились в суд по вторичному вызову.

Между тем, в материалах дела отсутствуют сведения, подтверждающие извещение прокурора о судебном заседании, а в деле имеется сообщение Республиканского наркологического диспансера, согласно которому Х. длительное время у нарколога не наблюдался, подтвердить наличие у него стойкой ремиссии не представляется возможным и в настоящее время к управлению транспортными средствами он не годен.

Меры к отмене данного определения прокурором не предпринимались, что можно расценить как отсутствие с его стороны профессионального интереса к судьбе заявленного им требования в защиту интересов неопределенного круга лиц либо предположить, что такой результат рассмотрения дела его устраивает.

 Аналогичным образом тем же судьей были оставлены без рассмотрения заявления прокурора о прекращении действия прав управления транспортными средствами, предъявленные ответчикам С., Х. и П., а судьями Кировского районного суда г. Казани были оставлены без рассмотрения такие же заявления в отношении соответственно В., З. и Н.

Во всех перечисленных случаях, за исключением дела в отношении П., суды располагали сведениями из РНД о том, что ответчики с медицинской точки зрения не годны к управлению транспортными средствами.

 В ряде случаев оставлению без рассмотрения подобных заявлений в Московском районном суде г. Казани предшествовало получение судом заключений РНД о том, что в настоящее время ответчики не имеют противопоказаний к управлению транспортными средствами.

Возникновение приведенных выше ситуаций может объясняться недостаточной подготовленностью материала прокурором, так как в нем нередко отсутствует медицинское заключение об ухудшении в связи с заболеванием наркоманией здоровья водителя, препятствующем безопасному управлению транспортными средствами.

 Это, в свою очередь, может быть связано с тем, каким образом прокуроры собирают информацию о водителях, употребляющих наркотические средства, которая в дальнейшем используется для оформления заявлений.

Например, из материалов гражданских дел усматривается, что в ряде случаев (Приволжский район г. Казани) прокурор обращался в суд на основании полученных из ГИБДД и РНД сведений о лицах, имеющих водительские удостоверения, и лицах, состоящих на учете у нарколога, и фактически этим ограничивался, поскольку медицинские заключения к заявлениям не прилагал; в других случаях (Московский район г. Казани) в качестве доказательств обоснованности заявления суду предоставлялись постановление о единичном привлечении лица к административной ответственности за потребление наркотического средства или психотропного вещества без назначения врача и справка РНД о том, что лицо состоит на профилактическом учете.

В дальнейшем с учетом позиции РНД выяснялось отсутствие противопоказаний к управлению ответчиками транспортными средствами. Можно предположить, что именно это  обстоятельство, во многом предопределявшее судьбу заявления при разрешении дела по существу, влекло утрату интереса прокурора к дальнейшему рассмотрению дела и его неявку в суд.

 Во избежание подобных ситуаций судам необходимо более тщательно проверять упомянутые материалы на стадии подачи прокурорами заявлений и при отсутствии в них медицинских заключений об ухудшении здоровья водителя, препятствующем безопасному управлению транспортными средствами, оставлять эти заявления без движения.

 Возникают вопросы к подготовке прокурорами материалов по этой категории дел и при изучении причин прекращения судами производства по ним.

Имеют место случаи, когда в качестве ответчиков прокурорами указывались лица, умершие ко времени сбора материала и подачи заявления в суд.

Так, в марте 2010 г. прокурор Приволжского района г. Казани обратился в суд с заявлением о прекращении действия права на управление транспортными средствами П., которая, однако, в январе 2010 г. была снята с диспансерного наркологического учета в связи со смертью; в феврале 2010 г. прокурор Московского района г. Казани подал аналогичное заявление в отношении М., который умер в июле 2009 г.; в марте 2010 г. прокурор Ново-Савиновского районного суда г. Казани предъявил в суде такие же требования Л., Ю. и К., хотя двое первых умерли соответственно в январе 2010 г. и феврале 2010 г., а К. умер еще в июле 2007 г., то есть более чем за два с половиной года до обращения прокурора в суд.

Во всех перечисленных случаях, кроме дела по заявлению к М., суды прекращали производство по делу на основании абзацев первого и седьмого ст.220 ГПК РФ, согласно которым суд прекращает производство по делу в случае, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство.

Между тем, смерть указанных граждан наступила до обращений прокурора с заявлениями в суд; граждане являлись ответчиками, в связи с чем производство по делам следовало прекращать на том основании, что они не подлежали рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства (абзацы первый и второй ст.220 и п.1 ч.1 ст.134 ГПК РФ).

Аналогичным образом необходимо было поступить и при рассмотрении дела в отношении М., по которому прокурор отказался от заявления в связи со смертью гражданина.

Представляется, что в перечисленных выше случаях у судов имелись достаточные основания для вынесения частных определений, однако соответствующими полномочиями они не воспользовались.

 Заявление о прекращении действия права на управление транспортными средствами было предъявлено в марте 2010 г. к К. прокурором Кировского района г. Казани, однако при рассмотрении дела выяснилось, что заочным решением Кировского районного суда г. Казани, которое вступило в законную силу, действие этого специального права ответчика уже прекращено.

Данное обстоятельство повлекло прекращение производства по тождественному делу.

 Вызывают сомнение законность и обоснованность прекращения Елабужским городским судом Республики Татарстан производства по аналогичному делу по заявлению прокурора к Г.; в качестве основания прекращения производства указан отказ помощника прокурора от заявления, однако из протокола судебного заседания усматривается, что на протяжении всего судебного заседания заявленное требование им поддерживалось. Кроме того, в протоколе судебного заседания указывается на вынесение по делу и оглашение судом решения, а не определения.

 Приволжский районный суд г. Казани вынес определение о прекращении производства по делу в связи с отказом прокурора от требования к С. В письменном заявлении старший помощник прокурора Приволжского района г. Казани указывает на то, что ответчик, по сведениям РНД, не имеет противопоказаний к управлению транспортными средствами. Вместе с тем, таких сведений в деле не содержится, что вызывает сомнения в законности и обоснованности определения.

 Значительное количество дел, производство по которым было прекращено судом в связи с отказом прокурора от заявления, связано с тем, что в ходе рассмотрения дела выяснялось отсутствие оснований для прекращения действия права ответчиков на управление транспортными средствами; при этом такие основания не отпадали в ходе рассмотрения дела, а уже не имели места на время обращения прокуроров с соответствующими требованиями в суд.

Например, в феврале 2010 г. прокурор Приволжского района г. Казани обратился в суд с заявлением в отношении Б., однако, как следует из материалов дела, ответчик еще в 1989 году был снят с диспансерного учета как страдающий алкоголизмом в связи со стойкой ремиссией в течение трех лет и в настоящее время годен к управлению транспортными средствами; в марте и апреле 2010 г. тот же прокурор обратился в суд с заявлениями в отношении Х. и А., хотя первый из названных ответчиков снят с учета в связи со стойкой ремиссией в течение пяти лет, а второй – снят с учета в связи со стойкой ремиссией в течение более четырех лет и оба ответчика не имеют медицинских противопоказаний к управлению транспортными средствами.

 В исследуемые периоды времени в Приволжском районном суде г. Казани выявлено 21 аналогичное дело, по которым отказ прокурора от заявления был фактически обусловлен обстоятельствами, исключавшими возможность его удовлетворения и существовавшими до обращения прокурора в суд.

Возникновение таких ситуаций можно объяснить тем, что к заявлениям прокуроров не прикладываются медицинские заключения, которые подтверждали бы ухудшение здоровья ответчиков, препятствующее безопасному управлению ими транспортными средствами.

Поскольку на это заключение прямо указывается в п.1 ст.28 Федерального закона «О безопасности дорожного движения» как на единственное допустимое доказательство такого ухудшения состояния здоровья водителя, при котором прекращается действие его права на управление транспортными средствами, названное заключение в обязательном порядке должно прикладываться к заявлению, в при его отсутствии оно должно быть истребовано у прокурора на стадии предъявления иска путем оставления заявления без движения. 

Необходимо отметить также следующее.

Содержания определений о прекращении производства по делу ввиду отказа прокурора от заявления страдают явной недостаточностью мотивировки. В них указываются требования прокурора (с разной степенью подробности), факт его отказа от заявления (нередко, без указания причин отказа) и немотивированный вывод о том, что данный отказ не противоречит закону, не нарушает права и законные интересы других лиц и может быть принят судом (немотивированный – поскольку в тексте определений отсутствуют суждения суда о том, какие именно обстоятельства привели его к такому выводу).

Ознакомление с текстом подобного определения в отрыве от других материалов дела не позволяет уяснить, по какой причине прокурор отказался от заявления, предъявленного в защиту интересов неопределенного круга лиц, какова дальнейшая судьба этих интересов, что в целом порождает сомнения в законности и обоснованности судебного акта.

 Имеют место случаи и неосновательного прекращения судами производства по делам, возбужденным по заявлениям прокурора.

Например, определением Советского районного суда г. Казани прекращено производство по делу по заявлению прокурора о приостановлении в связи с нарушением правил пожарной безопасности деятельности специальной (коррекционной) общеобразовательной школы-интерната № 4 VI вида г. Казани; суд сослался на то, что требование прокурора подлежит рассмотрению и разрешению в порядке, установленном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Схожая мотивировка приведена в определении того же о прекращении производства по делу по аналогичному заявлению прокурора в отношении специальной (коррекционной) школы-интерната № 11 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, отстающих в развитии, VIII вида.

Законные основания для прекращения производства в указанных случаях, как и в случаях отказа по аналогичным причинам в принятии заявлений, отсутствовали, поскольку прокурор обратился в суд с заявлениями в порядке, установленном ч.1 ст.45 ГПК РФ; наличие (предполагаемое наличие) в действиях ответчиков состава какого-либо административного правонарушения, влекущего применение наказания в виде административного приостановления деятельности, не исключает возможности подачи прокурором заявлений, которые подлежат рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства; возможность разрешения заявленных требований именно в таком порядке предусматривается нормами гражданского законодательства (ст.ст. 12, 1065 ГК РФ).

Из изложенного следует, что суды не вправе давать прокурору рекомендации об использовании в конкретных ситуациях тех или иных форм прокурорского реагирования в отношении выявленных нарушений, поскольку это незаконно ограничивает прокурора в реализации его полномочий.

 6. Причины отмен и изменений в кассационном порядке решений судов, принятых по заявлениям прокуроров

 Изучение практики рассмотрения судами гражданских дел по заявлениям прокуроров показало, что основными причинами отмены и изменений в кассационном порядке решений судов являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, а также нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

 Так, Бавлинский городской суд Республики Татарстан вынес решения о возложении на Исполнительный комитет муниципального образования обязанностей обеспечить Т. и А. жилой площадью вне очереди по установленным социальным нормам.

Отменяя эти решения и отказывая в удовлетворении заявлений прокурора, суд кассационной инстанции указал на неправильное применение норм Федеральных законов «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», так как понуждение ответчика к исполнению названных обязанностей в отношении истиц, которые ранее относились к детям-сиротам, могло иметь место тогда, когда приведенными законами соответствующие государственные полномочия субъекта Российской Федерации были бы возложены на орган местного самоуправления, а в данных случаях ответчик такими полномочиями не наделялся.

 Решением Ютазинского районного суда Республики Татарстан суд удовлетворил заявление прокурора и обязал ООО «А» разработать и согласовать в определенный срок проект размещения автозаправочной станции в придорожной полосе автодороги «Азнакаево – Ютаза – М5».

Суд кассационной инстанции данное решение отменил с принятием нового решения об отказе в удовлетворении заявления, указывая на то, что во время строительства и введения в эксплуатацию автозаправочная станция соответствовала всем требованиям, установленным действующим в то время законодательством; последующее изменение законодательства не предусматривало возможности придания новым нормам обратной силы, а наличие или отсутствие упомянутого проекта (согласованного или несогласованного) само по себе не влечет нарушения чьих-либо прав.

 В кассационном порядке отменено решение Пестречинского районного суда Республики Татарстан об отказе в удовлетворении заявления прокурора о понуждении Исполкома муниципального района принять С. на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении; при разрешении дела районный суд исходил из того, что истец фактически не проживал по месту своей регистрации в жилом доме, который был передан в собственность муниципального образования и списан в связи с аварийностью и износом.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал на то, что факт непроживания истца по месту регистрации не является в данном случае обстоятельством, имеющим значение по делу, поскольку его участие в договоре найма жилого помещения не подвергалось сомнению кем-либо из других участников дела. При новом рассмотрении дела суд заявление прокурора удовлетворил.

 Решением Вахитовского районного суда г. Казани было оставлено без удовлетворения заявление прокурора об оспаривании отдельных положений постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 25 января 2010 г. № 34 «О создании государственного автономного учреждения социального обслуживания «Центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий «Милосердие» Министерства труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан в городском округе «Город Казань». При этом суд указал на наличие правовой коллизии, которая не позволяет Кабинету Министров Республики Татарстан привести в своем постановлении перечень закрепляемого за Центром «Милосердие» особо ценного имущества, из-за отсутствия которого (перечня закрепляемого имущества) прокурор оспорил пункт 3 названного акта как противоречащий федеральному законодательству.

Суд кассационной инстанции это решение отменил и принял новое решение о признании недействующим п.3 постановления Кабинета Министров Республики Татарстан ввиду его противоречия п.9 ст.5 Федерального закона «Об автономных учреждениях», согласно которому решение о создании автономного учреждения путем изменения типа существующего государственного или муниципального учреждения должно содержать, помимо прочего, сведения об имуществе, закрепляемом за автономным учреждением, в том числе перечень объектов недвижимого имущества и особо ценного движимого имущества.

Необходимо отметить также то, что в информационно-правовых системах «Гарант» и «КонсультантПлюс» до настоящего времени текст упомянутого постановления Кабинета Министров Республики Татарстан помещен без каких-либо пометок относительно признания п.3 недействующим, что может означать неисполнение решения суда.

 Имеют место случаи отмены решений ввиду недоказанности установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела.

Например, решением Высокогорского районного суда Республики Татарстан было оставлено без удовлетворения заявление прокурора к А. о прекращении действия права на управление транспортными средствами в связи с последствиями органического заболевания головного мозга; при этом суд указал на то, что прокурор не представил медицинское заключение об ухудшении состояния здоровья ответчика, препятствующем безопасному управлению им транспортными средствами.

Отменяя данное решение и направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции обоснованно сослался на то, что районный суд не мог ограничиться констатацией факта отсутствия ключевого доказательства по делу и в сложившейся ситуации должен был предпринять меры для получения упомянутого заключения. При новом рассмотрении дела ответчик с требованием прокурора согласился, что, по всей видимости, подтверждает обоснованность заявления, и решением суда оно было удовлетворено.

 Кассационным определением отменено с направлением дела на новое рассмотрение решение Кировского районного суда г. Казани, которым было оставлено без удовлетворения заявление прокурора о признании деятельности индивидуального предпринимателя С. по организации и проведению азартных игр с использованием сети Интернет незаконной и прекращении такой деятельности.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводом районного суда о бездоказательности заявленных требований, в ходе повторного рассмотрения  дела были установлены обстоятельства, надлежащим образом подтверждающие факты организации и проведения ответчицей запрещенных законом азартных игр, поэтому заочным решением иск был удовлетворен в полном объеме.

 Во избежание подобных и иных ошибок, влекущих отмену или изменение решения, судье при подготовке дела к судебному разбирательству необходимо, прежде всего, определить закон, регулирующий спорное правоотношение, затем на основании норм материального права, подлежащих применению в конкретном деле, определить обстоятельства, которые имеют значение для дела, и только после этого распределять между сторонами бремя доказывания этих обстоятельств, принимая во внимание как общие положения, предусмотренные ч.1 ст.56 ГПК РФ, так и специальные нормы материального права, устанавливающие доказательственные презумпции или определенные правила доказывания в спорных отношениях.

 

7. Причины принятия судами решений об отказе в удовлетворении заявлений, предъявляемых прокурорами в порядке ч.1 ст.45 ГПК РФ

 Изучение дел, по которым судами выносились решения об отказе в удовлетворении заявлений прокуроров, показало, что при обращении в суд прокурорами нередко неправильно оценивались и определялись обстоятельства, имеющие значение для дела, допускались ошибки в применении и толковании норм материального права, подлежащих применению по конкретным делам, не представлялись или представлялись в недостаточной степени доказательства, посредством которых прокурор намеревался обосновать свои требования.

Некоторые примеры, подтверждающие эти выводы, приводятся ниже.

 Так, заочным решением Советского районного суда г. Казани, оставленным судом кассационной инстанции без изменения, прокурору Советского района г. Казани было отказано в удовлетворении заявления, предъявленного в защиту интересов неопределенного круга лиц, о назначении Х. принудительных мер медицинского характера в виде лечения от наркомании.

Заявленное требование прокурор мотивировал тем, что ответчик страдает наркоманией, систематически внутривенно потребляет героин и отказывается от прохождения курса лечения.

Оставляя заявление без удовлетворения, суд правильно руководствовался положениями п.3 ст.54 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», согласно которым больным наркоманией, находящимся под медицинским наблюдением и продолжающим потреблять наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача либо уклоняющимся от лечения, а также лицам, осужденным за совершение преступлений и нуждающимся в лечении от наркомании, по решению суда назначаются принудительные меры медицинского характера, предусмотренные законодательством Российской Федерации. Ответчик Р.Р. Хабибуллин не находился под медицинским наблюдением и не осуждался за совершение преступлений, поэтому ему не могли быть назначены принудительные меры медицинского характера.

 Решением Вахитовского районного суда г. Казани, оставленным судом кассационной инстанции без изменения, прокурору Вахитовского района г. Казани отказано в удовлетворении заявления об освобождении С., М. и другими гражданами земельного участка под гаражами путем сноса названных строений.

Требование прокурора было мотивировано тем, что возведенные ответчиками монолитные гаражи расположены на территории объекта культурного наследия федерального значения «Здание гостиного двора» и представляют собой самовольные строения.

Не соглашаясь с заявлением прокурора, суд первой инстанции указал на то, что первоначальное право собственности на гаражи возникло в 1960 году после их постройки, тогда же у их собственников возникло право владения земельными участками, расположенными под гаражами, а памятник истории и культуры «Гостиный двор» был взят под охрану государства в 1961 году; ответчики, будучи правопреемниками первых собственников гаражей, являются правопреемниками и в отношении права пользования земельными участками.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан, отклоняя доводы кассационного представления прокурора, указала на правильное определение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, и правильное применение им норм Земельного кодекса Российской Федерации и Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры», регулирующих возникшее спорное отношение.

 Набережночелнинский городской суд Республики Татарстан своим решением отказал прокурору г. Набережные Челны Республики Татарстан в удовлетворении заявления об освобождении земельного участка.

Данное требование, предъявленное в интересах муниципального образования к ООО «П», прокурор мотивировал тем, что ответчик приобрел незавершенный строительством сложный объект недвижимости, однако земельный участок, расположенный под этим объектом, ответчику не предоставлялся, в связи с чем он пользуется им незаконно и должен его освободить.

Суд первой инстанции, сославшись на ст.36 Земельного кодекса РФ, правильно указал на то, что ответчик как собственник объекта недвижимости имеет исключительное право на приобретение спорного земельного участка и кто-либо иной претендовать на этот участок не может.

Суд кассационной инстанции полностью согласился с доводами городского суда и оставил его решение без изменения, а кассационное представление прокурора без удовлетворения.

 Набережночелнинский городской суд Республики Татарстан отказал прокурору г. Елабуги в удовлетворении заявления о приостановлении деятельности ЗАО «ТК», предъявленного в защиту интересов неопределенного круга лиц.

При обращении в суд прокурор сослался на то, что ответчиком в ходе эксплуатации линии электропередач на подстанции «Прикамская» г. Елабуги нарушаются требования действующего законодательства: линия электропередач проведена на опорах с деревянными деталями, при этом опоры сгнили, а деревянные детали имеют трещины; отдельные опоры находятся под наклоном, вблизи места осыпания грунта; необходимые надписи на опорах стерты; линии электропередач проходят непосредственно над постройками жилого дома.

Между тем, при рассмотрении дела выяснилось, что все перечисленные нарушения, за исключением последнего, устранены ответчиком добровольно; прокурор поддержал требование о приостановлении эксплуатации линии электропередач только в связи с ее прохождением над указанным домом, то есть выступил в защиту интересов определенного круга лиц, проживающих в доме, однако не привел доказательства невозможности самостоятельного обращения их в суд.

В связи с изложенным суд вынес решение, поддержанное судом кассационной инстанции, об отказе в удовлетворении заявления.  

Прокурор г. Набережные Челны в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с заявлением о приостановлении деятельности ЗАО «Я-М», ссылаясь на то, что ответчик эксплуатирует здание магазина без соответствующего разрешения на ввод в эксплуатацию, чем нарушает требования градостроительного законодательства.

Между тем, в ходе рассмотрения дела прокурором не была доказана опасность причинения вреда в будущем в связи с эксплуатацией ответчиком здания магазина, то есть не были доказаны обстоятельства, при наличии которых закон допускает возможность приостановления или прекращения той или иной деятельности (ст.1065 ГК РФ).

При таком положении Набережночелнинский городской суд Республики Татарстан вынес решение об отказе в удовлетворении заявления, оставленное судом кассационной инстанции без изменения.

 Прокурор Приволжского района г. Казани в защиту интересов Российской Федерации и муниципального образования г. Казани обратился в суд с заявлением о признании незаконным использования земельного участка со стороны ООО «ЧОП Ф» и освобождении земельного участка.

В обоснование заявленных требований прокурор указал на то, что ответчиком без каких-либо правоустанавливающих документов на землю используется под автостоянку земельный участок, находящийся в непосредственной близости от жилого дома.

Однако при рассмотрении дела в суде выяснилось, что доказательства использования в настоящее время названного земельного участка именно ответчиком отсутствуют, поэтому законных оснований для удовлетворения заявления не имелось.

Суд кассационной инстанции оставил решение Приволжского районного суда г. Казани об отказе в удовлетворении заявления без изменения, а кассационное представление прокурора – без удовлетворения.

 Решением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан оставлено без удовлетворения заявление прокурора г. Набережные Челны в интересах неопределенного круга лиц о признании незаконными действий НОУ ВПО «МИЭП» в лице филиала в г. Набережные Челны и возложении на ответчика обязанности прекратить осуществление образовательной деятельности с использованием дистанционных образовательных технологий.

Заявленные прокурором требования мотивированы тем, что ответчик в лице названного филиала осуществляет образовательную деятельность с использованием дистанционных образовательных технологий незаконно, поскольку необходимая в данном случае лицензия у филиала отсутствует и, более того, не имеется согласия органа местного самоуправления на открытие на его территории филиала образовательного учреждения.

Между тем, в ходе рассмотрения дела доводы прокурора об осуществлении ответчиком образовательной деятельности своего подтверждения не нашли.

Решение суда первой инстанции было оспорено прокурором в кассационном порядке, однако оставлено судом кассационной инстанции без изменения.

 Тот же суд своим решением отказал прокурору г. Набережные Челны в удовлетворении заявления в интересах неопределенного круга лиц о признании незаконными действий ООО «А-Т» и возложении на ответчика обязанности освободить помещения мастерских с гаражами ГАОУ СПО «НПК».

Требования прокурора были мотивированы тем, что ответчик использует названные помещения для мойки и технического обслуживания транспортных средств, однако осуществляет такую деятельность с нарушением требований природоохранного и санитарно-эпидемиологического законодательства.

Указанные доводы при рассмотрении дела подтверждения также не нашли; размещение и функционирование комплекса мойки автомобилей в занимаемых ответчиком помещениях выявлено не было, а услуги в виде реализации непродовольственных товаров, оказываемые ответчиком в настоящее время, угрозы здоровью неопределенного круга лиц, как достоверно установлено судом, не представляют.

Прокурор оспорил названное решение, однако суд кассационной инстанции оставил его без изменения.

 В ряде случаев суды приходили к выводу о невозможности удовлетворения требований прокуроров в полном объеме, в связи с чем принимали решения о частичном удовлетворении заявлений.

Так, решением Азнакаевского городского суда Республики Татарстан ответчица С. была ограничена в родительских правах в отношении двоих несовершеннолетних детей, хотя Азнакаевский городской прокурор ставил вопрос о лишении ее родительских прав.

Принимая такое решение, оставленное судом кассационной инстанции без изменения, городской суд исходил из недостаточности оснований для применения в отношении ответчицы меры воздействия в виде лишения родительских прав; суд отметил, что в настоящее время дети проживают отдельно от своей матери (в семьях отцов), а в поведении ответчицы наблюдаются изменения в лучшую сторону, хотя эти изменения и носят нерегулярный характер.

 Решением Авиастроительного районного суда г. Казани также было частично удовлетворено заявление прокурора Авиастроительного района г. Казани в интересах несовершеннолетнего ребенка к К. о лишении родительских прав и взыскании алиментов; суд ограничился взысканием с ответчика алиментов на содержание ребенка и указал на то, что представленные прокурором доказательства не позволяют согласиться с тем, что ответчик уклоняется от выполнения родительских обязанностей.

В кассационном представлении, поданном на это решение, прокурором оспаривались его законность и обоснованность в части отказа в лишении ответчика родительских прав, однако суд кассационной инстанции оставил решение без изменения, а данное представление – без удовлетворения.

 Приведенные примеры свидетельствуют о том, что прокурорам необходимо более тщательно готовить заявления и материалы, предназначенные для подачи в суд, с тем, чтобы не допускать подачу заявлений, основанных на неправильном толковании норм материального права и в дальнейшем оставляемых судом без удовлетворения.

 В ходе судебных разбирательств прокурорам следует активно использовать все допустимые средства доказывания в целях подтверждения занимаемой им правовой позиции, что позволит уменьшить количество дел, по которым судами принимаются решения об отказе в удовлетворении заявленных прокурором требований ввиду недоказанности (неполной доказанности) этих требований.

   8. Заключение и рекомендации

 Изучение материалов и дел позволяет сделать вывод о том, что федеральные суды и мировые судьи Республики Татарстан, в основном, правильно разрешают дела по заявлениям прокуроров.

Вместе с тем, выявленные недостатки позволяют дать судьям следующие рекомендации, соблюдение которых позволит более качественно рассматривать и разрешать эти дела:

 1. на стадии предъявления прокурором заявлений проверять их на соответствие требованиям ч.1 ст.45 и ст.131 ГПК РФ, обращая особое внимание на выполнение прокурором требований ч.3 ст.131 ГПК РФ;

 2. не допускать случаев отказа в принятии заявлений прокурора и прекращения производства по возбужденным соответствующим гражданским делам по мотивам совершения ответчиками административных правонарушений и необходимости в связи с этим рассмотрения и разрешения заявлений прокурора в порядке, установленном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях; 

 3. при обращении прокурора в суд с заявлениями в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц тщательно проверять, действительно ли этот круг лиц является неопределенным;

 4. при обращении прокурора с заявлениями о прекращении действия прав граждан на управление транспортными средствами вследствие ухудшения состояния здоровья граждан, препятствующего безопасному управлению ими транспортными средствами, оставлять заявления прокурора без движения, если к ним не приложены медицинские заключения, подтверждающие факт такого ухудшения состояния здоровья граждан;

 5. не допускать оставления без рассмотрения заявлений прокурора, предъявленных в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, в случаях вторичной неявки в суд сторон или прокурора (абзацы первый, седьмой и восьмой ст.222 ГПК РФ); требовать обязательного участия прокурора в судебных заседаниях по делам, возбужденным на основании его заявлений;

 6. при рассмотрении и разрешении по существу заявлений прокурора тщательно изучать материальные законы, регулирующие спорные отношения, в целях правильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела, и последующего распределения между сторонами бремени доказывания этих обстоятельств.

 

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда Республики Татарстан

 

опубликовано 13.01.2011 16:18 (МСК), изменено 12.09.2014 11:58 (МСК)

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 









 
 
 
 
 
 
 






 
 
 
 

@   2017  Верховный Суд Республики Татарстан
 
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ




Рейтинг@Mail.ru
420015, г. Казань, ул. Пушкина, д. 72/2
тел.: (843) 221-64-42, 221-63-98, 221-64-63 (факс)
Режим работы Верховного
Суда Республики Татарстан
Пн. – Чт.  с 8:00 до 17:00
Пт.  с 8:00 до 16:00
Обед  c 12:00. до 12:45
Режим работы Приёмной (1 этаж каб. 122) 
Пн.– Чт  с 8:30 до 16:00
Пт.  с 8:30 до 15:00
Обед с 12:00 до 12:45
В предпраздничные дни  время приема граждан и выдачи документов сокращается на час.
Телефон информационно-cправочного бюро  (843) 221-64-42, 221-63-98